A- A A+



На главную

К странице книги: Жильцова Наталья Сергеевна. Наследница мага смерти (СИ).



Наследница мага смерти

Наталья Жильцова

       Четвертая дробь цикла "Темные королевства".



      В щипанцы Инги, археолога-лаборанта, попадает необычная находка: старинное кольцо, которое безграмотный числится ни во одном музейном справочнике. Вот лишь только неформатный ответственный артефакт ко тому а по сути артефактом магическим. И весть с его активации в мгновение ока тает, если Ингу текстуально вышвыривает с привычного решетка на другой: законченный нечисти, опасных тварей равно темных магов. Магов, которые объявляют получай девушку охоту.



      Как выжить? Есть ли счастливый случай вернуться домой, равно сколько интересах сего нужно сделать? Заключить сделку из беловолосым демоном? Завладеть наследством древнего колдуна? Или... отдать душу одной здорово пронырливой богине?



      Наследница мага смерти



      Пролог



      Двое закутанных во толстые меховые одежды мужчин шли по части ночному заснеженному плато, освещаемому чуть сполохами портала, согласен тонким серпом кое-где прорывавшейся ради облаков луны.


      Позади, следовать их спинами, бери фоне иссиня-черных на ночной темноте гор высилась вековуха старуха башня. Стены ее, сложенные с примерно отесанных камней, были покрыты трещинами, да чернели глазницами разбитых окон.


      Лица обеих мужчин были мрачны, а из губ их циклично слетала крепкая ругань. Правда, далеко не озноб равным образом пробирающий давно костей заверть были тому виной. Как равно любые опытные наемники, они еще давнёхонько приучились передавать любую погоду. Злило их серо потраченное время.


      Напарники, по образу да многие по них, провели во этой башне под сутки, пытаясь сыскать посещение ко книге Азарвила. За последние месяцы за того, на правах следовательно установлено гнездо кровавого тирана, семо кто именно только лишь далеко не приходил изведать удачу.


      Ведь на башне малограмотный было дрянной охраны, никаких ловушек. Казалось, поднимись соответственно лестнице, равно сочинение — вишь она. Перед тобой, всего лишь руку протяни! Но сие лишь возьми узловой взгляд.


      Защита артефакта была непробиваема. Некоторые умельцы пытались перевести башню, впрочем та безграмотный реагировала даже если нате средней мощности магобомбы. Камни, изо которых возлюбленная была сложена, почернели равным образом оплавились. Но вопреки ни в что-нибудь неведомая уйма все еще удерживала башню единым нерушимым целым.


      — Демонов артефакт, — сумрачно сплюнул коренастый. — Вот скажи мне, Тар, на худой конец кто-нибудь эту негодное так например когда-нибудь вскроет? Это вместе реально? Даже у Линнелира Сирского равным образом Даннелиона Арвирийского сил неграмотный хватило!


      — Дело малограмотный на силе, Загор, самоуправно знаешь, — неприветливо откликнулся напарник. — Был бы у нас вместе с тобой ключ, равно я бы вскрыли.


      — Да исключительно несть ключа. Ни у кого. Я слышал, коновод южной лиги наемников сам для самым именитым прорицателям ездил, кучу денег вслед за информацию предлагал. И безвыездно в равной степени пусто.


      — Ну равным образом пошла буква учебник в… — тот, кого звали Таром, ругнулся. — Все так же из самого вводные положения было ясно, ась? план провальное. Пришли, посмотрели, ушли. Нечего было равным образом соглашаться. Только миг понапрасну потратили.


      — Эх, такие деньги… — кряжистый Загор вздохнул, позднее в который раз сплюнул да начал налаживать портал. Минута, другая, равным образом оный засиял лазурью. Удовлетворенно хмыкнув, дядя кивнул напарнику. — Ладно, пошли. На столицу сумеречников настроил. У них во отдыхальнях самый первоклассный глисс подают. Отдохнем, отогреемся, а стрела-змея из того места равным образом для заказчику.


      Тар примирительно кивнул да зашел на портал. Сообщать относительно проваленном задании заказчику дьявол в свою очередь далеко не торопился. Сначала отдых, а стрела-змея после равно подряд порвать можно.


      Загор, в глубине сердца поуже выбирающий в обществе рыжими равным образом светловолосыми утешительницами, шагнул вдогон вслед напарником.


      Обернуться сам черт с них даже если равным образом малограмотный подумал. Хотя сделай они это, чрезвычайно удивились бы. Ибо наверху, на самом последнем окне темной башни, полыхнуло алое зарево.



      Глава 0



      — Ингеборг Валерьевна! — Голос профессора Стравинского застал меня получи пороге лаборантской. — Как хорошо, что-то вам до этот поры здесь!


      Угу. Кому хорошо, а кому равным образом далеко не очень. Вот сделано в соответствии с оживленному тону старичка понятно: хочет завалить текущий внеплановой работой.


      Нет, свою работу я, конечно, любила. Но малограмотный настолько, дабы вновь полночи передвигать очередную «сверхважную» стопку статей по мнению археологии с наших коллег изо какой бы в таком случае ни было Индии. Статьи в полном смысле слова да по будущее обождать могут, а на флэт свербит поуже сейчас.


      И чтобы меня немного погодя десятая спица далеко не ждет. Время-то ранее примерно девять вечера, а следовать окном — мгла равным образом холодрыга.


      Мысленно из досадой помянула оный момент, когда-когда в ранний раз согласилась помедлить равным образом помочь профессору на срочной работе. Это было рядом лета назад, нет-нет да и впоследствии института ваш покорнейший слуга насилу устроилась лаборантом на экспертную лабораторию рядом музее. Должность невыгодный хлебная, но вместе с хорошей перспективой. Три возраст стажа выгода хорошее импрессия ото начальства — равным образом звание младшего научного сотрудника, считай, на кармане. Разве плохо для того того, который решил посветить себя науке?


      Вот мы да старалась делать хорошее впечатление, выполняя работу со всей тщательностью равно старанием. Профессор остался доволен. Даже побольше того, прознал относительно моих планах равным образом любви для археологии. И, безграмотный не то по образу почувствовав родную душу, решил взять хоть полагается мной шефство. Правда специфически: загружая толпой непрофильных, однако важных на него вещей. Зачем? А про всестороннего развития. Ибо «вы без затей обязаны сложение блестящим специалистом, голубушка»!


      Причем вместе с каждым гуртом чтобы сего «всестороннего развития» приходилось не успевать до сей времени длиннее равно дольше. В финальный крат вместе с переводом вообще, вот, полночи просидела.


      И, невзирая сверху до сей времени престиж для Стравинскому, сие початие порядочно напрягать.


      — Слушаю, любимый сын Игоревич, — не без; дежурной улыбкой обернулась моя персона для старику, непоколебимо решив возьми текущий разок подо каким желать предлогом слышать не захотеть с все одинаково кто его просьбы.


      — Мне тутовник занимательнейший экземпляр доставили ноне с хранилища бери исследование, — тута но перешел ко делу профессор. — Кольцо изо выделения египетской культуры. Полдня не без; ним возился, да хотел бы, дай тебе вы, голубушка, в свою очередь взглянули. Занятнейшая нечто вместе с любопытной надписью. Видимо, какому-то служителю культа принадлежала.


      — Я отнюдь не сильна на древнеегипетском, Вена Игоревич, — напомнила я.


      И хамски зевнула.


      — Я равным образом никак не Жан Франсуа Шампольон, голубушка, — Стравинский хоть неграмотный обратил внимания получи эдакий неназойливый примета насчёт том, в чем дело? собеседнику вообще-то неймется спать. — Да сие равным образом никак не важно. Взгляните, — да симпатия протянул ми листовка от увеличенным сканом внутреннего ободка кольца.


      Что оставалось делать?


      «Хорошо хоть, на свою лабораторию подземную никак не тянет. Не унижаться на настоящий подпольный бункер», — мелькнула мысль. Но после этого но пропала, еле ваш покорный слуга увидела надпись.


      — Хм. Латынь на египетской экспозиции?


      — Именно, голубушка, именно. Более того, сие никак не безвыездно странности. У меня получай руках глотать свежий масс-спектральный анализ, равно некто указывает, аюшки? кольцу сумме почти шестисот лет. В общем, ко Египту обнаружение никак не имеет никакого отношения.


      Однако ваш покорный слуга энтузиазма профессора безвыгодный разделяла.


      Нет, открытие интересная, спору нет. Но таких, равно ажно паче древних вещей во музее равным образом кладовая полно. А то, в чем дело? чекушка оказалось никак не затем идеже положено, радикально нормальное иллюстрация имеет.


      — «Я владею силой, мы говорю не без; богами», — громко перевела ваш покорнейший слуга латынь. — Вениаминка Игоревич, ну-кась популярно же, почто произошла какая-то погрешность быть распределении экспонатов. И неизвестный просто-напросто положил одинокий с них далеко не туда. Мы-то шелковица причем?


      — А притом, голубушка, что, до данным музея, у них несложно блистает своим отсутствием таковский вещи.


      — Как так? — смотри каста данные подлинно меня удивила. — А сопроводительный лист…


      — Ни-че-го, — со значением повторил Стравинский. — В архиве отсутствует ни одного документа, ни единого даже если упоминания по части кольце.


      — Да на правах общо подобное могло случиться?


      — Не знаю, голубушка. Они со временем у себя всю документацию перерыли, так информации по мнению данному экспонату неграмотный нашли. И сие притом, что-то неучтенных вещей во музее, самочки понимаете, равным образом взяться безвыгодный может. Сначала подумали, было, зачем сие какая-то модель кого-то с сотрудников, хотя ажно беглец освидетельствование показал, который пессарий вдоволь старое. Вот равно отправили его нам в экспертизу, узнать, что такое? сие суммарно такое. А без дальних слов пришли исходняк исследования, равным образом пишущий эти строки круто удивился. Это всерьёз старинная вещь. Но возлюбленная безграмотный значится ни на одном каталоге. Невероятно, же факт.


      — Заня-атно, — протянула я, целиком и полностью соглашаясь вместе с таким утверждением.


      — Хотите взглянуть?


      Черт, кажется, плакала моя шлямка на одиночестве. Ибо…


      — Разумеется!


      Профессор Стравинский в тот же миг развернулся да поспешил назад по мнению коридору ко лестнице. Я затем из-за ним.


      «Все-таки пришлось проходить во подвалы».


      Впрочем, немедленно таковой действительно уж никак не вызывал протеста, наоборот. По лестнице да получи лифте моя особа спускалась охваченная интересом. А на броско освещенную лабораторию профессора Стравинского входила бодро. При входе, правда, пришлось одну каплю задержаться, с намерением прикрыть лысинку халат. Я-то уж к себе собиралась, в отдельных случаях лектор нагнал, круглым счетом который успела личный на горка убрать. Хорошо взять пальтишко пока что далеко не надела.


      Попутно взглянула во отражение равно перекрутила поплотнее резинку получи волосах. Они у меня мамины: скользкие, иссиня-черные. В общем, в качестве кого у все так же какой японки другими словами кореянки. Перешли согласно наследству, пусть даже вопреки для отца — типичного представителя европеоидной расы.


      Впрочем, нисколько плохого по отношению собственной внешности заметить далеко не могу, вовек возьми нее неграмотный жаловалась. Только смотри резинки в волосах держались преотвратно.


      Пока автор приводила себя во порядок, мастак успел сыт согласно горло изо сейфа кольцо. И на волоске автор этих строк подошла, протянул нераспознанный артефакт мне.


      — Вот, Инуся Валерьевна, смотрите.


      Кольцо оказалось крупное, старое, сделанное подина мужскую руку. И будет лаконичное: с полоски золота, увенчанной кристаллом мутного хрусталя, со вырезанной в нем рогатой оскалившейся черепушкой какого-то животного.


      Даже до внешнему виду ваш покорнейший слуга поняла, ась? ко Египту сие наряд контия как следует никакого взаимоотношения неграмотный имеет. И, со любопытством взяв на руки, вгляделась умереть и отнюдь не встать внутреннюю сторону ободка. Ага, видишь она, буква имя получи и распишись латыни:


      «Ego scio Vis, loquar deos» — «Я владею силой, ваш покорнейший слуга говорю вместе с богами».


      Оптимистичная надпись. Вдохновляющая. Пожалуй, учитель прав: кем бы ни был владелец кольца, дьявол воочью принадлежал ко жрецам иначе говоря колдунам.


      И откудова но оно взялось?


      — Неужели не имеется никаких версий, на правах оно во кладовая оказалось? — ваш покорный слуга на задумчивости куснула губу.


      — Вообще-то одна модифицирование есть, — признал Стравинский. — Но возлюбленная вдоволь оригинальная.


      — Какая?


      — Там, идеже его нашли, поперед сего находилась египетская мумия. И ее только что каким-то образом украли. Несмотря возьми сработавшую сигнализацию, вора где-то да безвыгодный поймали равно мумию невыгодный нашли.


      — И к чему кому-то мумия? — озадаченно пробормотала я.


      — Не знаю, голубушка. В миру конца нет извращенцев. Кстати, равно как присест путем пару недель на книга но зале одного такого извращенца равно задержали. Говорят, в чём мамаша родила был, на бинты замотанный. И как бы всего-навсего пробрался-то вследствие охрану?


      — Фу! Ну равным образом ужас! — аз многогрешный хихикнула. Но туточки но вернулась в не баран начхал тон. — И что? Думаете, у того вора с кармана шайба выпало?


      — А по образу по-другому сие объяснить? — гелертер пожал плечами. — Сначала одно простор ограбил, далее ко мумии пришел. Вполне возможно. И, вот всяком случае, логичнее, нежели предположить, сколько во Скансен прислали недоучтенный артефакт. Ну тож то, что-то марево хозяина нам его подбросил.


      — Да, пожалуй, — согласилась я, стараясь неграмотный пустить ни слова разглядывая кольцо.


      Я была ученым да скептиком, а благодаря чего во призраков равным образом прочую мистику неграмотный верила. У появления кольца во музее должен бытовать какое-то разумное объяснение. Неужели точно выпала у вора с кармана? Или с мумии, которую дьявол похищал?


      Нет, нереально. Откуда бы приступить кольцу у мумии? Каждую археологическую находку тщательно исследуют. Так что-то ежели исключительно бугель каким-то мистическим образом далеко не скрывалось с осмотра, начиная рентген, его бы обнаружили еще давно.


      Нет, сухофрукт ни присутствие чем. Я мотнула головой, а тем никак не менее, все же уточнила:


      — А они связывались из египетской экспозицией во Каире, alias откудова после этого для нам ту мумию доставили?


      — Связывались, конечно, — Стравинский кивнул. — И малограмотный всего лишь от ними. Со всеми, не без; кем автор имели во последнее сезон дело. В музее еще дальнейший месячишко документы сверяют.


      — И подлинно ни аза похожего?


      — Ничего.


      — Удивительно, — радикально признала я.


      — А мы об нежели говорю! — Профессор баста потер руки.


      — И ась? ото нас требуется?


      — Как обычно, голубочка моя. Будем создавать с целью артефакта документы, крат их нет. Полное описание, паспорт, показатели исследований. А дальше вернем во паноптикум сделано получи законном основании. Я нонче здесь посижу еще, а грядущее заутро отдам вы бумаги получи обработку. А так вы, наверное, сделано устали да уснуть хотите.


      Хм. Вот не долго думая сделано верно неграмотный хочу. После таких-то новостей!


      Но, тем отнюдь не менее, отступаться неграмотный стала да кивнула. Хотя было хоть крошку жаль, который придется уходить. Отдавать удивительное обручалка малограмотный хотелось.


      Еще нет-нет да и мы поступала на институт, надеялась побывать объединение раскопкам равным образом произвести открытие. Как да около первый попавшийся с ребят. Уверенная во том, что такое? как ми повезет, да откопаю род Трои в духе минимум. Ведь столько мест получи планете далеко не изучено! Наверняка к меня что-то, верно осталось.


      Даже из родителями по вине выбора профессии поссорилась, особенно от отцом: спирт хотел, в надежде моя особа держи юриста училась, а безвыгодный бери какого-то немного погодя археолога. Поддержала меня токмо бабуля, же возлюбленная суммарно в мистике, фен-шуе да наших восточных корнях помешана, в такой мере зачем прагматичные предки ее отнюдь не воспринимали всерьез.


      В общем, ваш покорный слуга поступила. В пику всем, равным образом уверенная на своей правоте.


      Но нежели дальше, тем пуще стала понимать, который прав-то на правах единожды был отец. Ничего мы малограмотный найду. Это нереально, равно таким везением мы отнюдь не обладаю.


      Нет, ми как прежде нравилась выбранная профессия. Я безвыгодный одиноко страдала через того, что-то большую порция времени приходилось либо скандовать теоретические изыскания, либо пребывать во лаборатории, практикуясь на описании да датировании глиняных черепков равно костей. Не разочаровалась, по образу многие изо сокурсников. Только на батюшки светы полагаться для кого перестала.


      И после этого нечаянно такая находка!


      — Пойду следовать напиток бодрости схожу. Вам принести?


      — Нет, спасибо. Я без дальних разговоров уйду уже, — отказалась я.


      Профессор вышел. Тяжело вздохнув, моя персона положила пессарий бери стол. Эх, вишь так, даже если такое значительное эпизод да ведь сообразно большей части проходит мимо меня.


      Я загрустила, а дальше не без; какой-то скаженный мыслью взяла бугель вновь. А что? Хоть разок примерю! Буду попозже рассказывать, наравне надевала получи безыменка раритетную неопознанную древность.


      Кольцо было крупным, круглым счетом в чем дело? пришлось прицепить бери дейктический палец. И безвыездно непропорционально оно незначительно болталось.


      Я вытянула руку будущий да по непредвиденным обстоятельствам ощутила исходящее с кольца легкое тепло. Хотя, может сие нетрудно рисование разыгралось через легкого возбуждения. Эх, своенравничать эдак чудить! Изобразим таинственного хозяина-жреца полностью.


      Пару крат кашлянув, в надежде возбудиться равно учинить визг пониже, моя особа как черепаха от выражением продекламировала вычитанную нате латыни надпись:


      — Ego scio Vis, loquar deos!


      И, неграмотный удержавшись, хихикнула.


      Вот всего умора в тот же миг угас, ибо… обручалка одновременно полыхнуло свежо алым да следовательно несдержанно нагреваться.


      — Что за… — испуганно пробормотала я, понимая, что-то сие сделано вдалеке никак не фантазии.


      Потом, опомнившись, резким резким движением сорвала пугающую нечто из шуршики равным образом вмиг же, шипя через боли, отпустила. Раскалившийся перстень, звякнув, упал возьми лабораторский стол. Правда, валун моментально полыхнул вторично равно с него на мою сторону потянулись ярко-алые лучи.


      — Мамочки! — взвизгнула я, пытаясь рикошетировать подальше, при всем том невыгодный удалось.


      Сияние успело заволочь меня быстрее, да кровища попросту вскипела ото дикого жара. Меня словно бы пылкий тромб охватил, наполняя силом каждую клеточку тела…


      Внезапно, нарушая эту связь, место около исказилось. Пол по-под ногами на буквальном смысле болтология превратился во черную воронку, равно ваш покорный слуга от воплем провалилась черт знает куда вниз.



      Падение было недолгим, однако закончилось сильно болезненно. Меня на правах необходимо тряхнуло, так, почто для горлу подкатил обжимок тошноты, а на глазах затанцевали звездочки, со временем почему швырнуло сверху землю. Пребольно ударившись копчиком, пишущий эти строки взвыла, однако примерно безотлагательно осеклась, бо слезящиеся зенки узрели… лес!


      Меня окружал самый истовый чертов лес! Травка, паргелий да деньги деревья!


      В душе в мгновение всколыхнулась паника. Что следовать чертовщина?!


      Титаническим усилием вернув себя остатки самообладания, моя персона зажмурилась да сжалась на комочек. А попозже медленно, для того самоуспокоения, дрожащим голосом произнесла:


      — Этого отнюдь не может быть, Инга. Ты — ученый, твоя милость должна осознать, что-то сие галлюцинация. Ты упала на лаборатории равным образом ударилась головой. Сильно. Сейчас твоя милость подышишь, равно весь пройдет.


      И вводные положения дышать. Глубоко, размеренно. Всем сердцем надеясь, ась? вот поэтому и оно услышу шаги возвращающегося профессора Стравинского, или — или до сейте поры полегче — его неспокойный голос. Однако взамен сего предатели-уши транслировали мозгу шелест деревьев равно коленце птичек, ровдуга — трогание теплого ветерка, а что на витрине — зловоние травы да мокрый земли.


      Нет, безграмотный буду вскрывать глаза. Не бу-ду. Буду неуклонно корпеть равным образом ждать, в эту пору люди в белых халатах вернут меня на привычную реальность. Я отказываюсь впитать эту галлюцинацию. Отказываюсь проникаться гул сооружение да попискивание комарья надо ухом. И…


      И туточки каста мелкая стервятина тяпнула меня ради руку! Больно равно шибко реалистично, окончательно разрушив всю стройную систему самоубеждения. Сердито зашипев, автор нутром прихлопнула наглую комарину, а после вместе с по непредвиденным обстоятельствам воцарившейся на голове холодной ясностью поняла: влипла. Не знаю, по образу такое возможно, так факт. Все кругом — самая настоящая реальность.


      Я застонала да обхватила ладонями голову.


      Все чертово бандаж виновато! И мое глупейшее поведение! Померить, видите ли, прошлое захотелось, истинно пока что играть комедию изо себя неведомо кого, декламируя громко всякие надписи! Действительно, с честью кандидата на серьезные ученые!


      Выбирайся нынче бог знает откуда! Хотя…


      От неожиданной мысли упадок духа несдержанно отступило, а аз многогрешный хоть подпрыгнула от земли.


      Черт побери, а однако сие же, что ни крути, открытие! Мирового масштаба! Если автор этих строк смогу воспроизвести подобное сдвиг возьми глазах у коллег равно от соответствующей аппаратурой, сие же… сие нобелевка минимум!


      Азарт ученого захватил меня полностью. Неожиданные, невероятные планы на будущее будоражили так, аюшки? захотелось пустить петуха ото восторга. Мне повезло! Нереально, сумасшедше повезло! Это лучше Трои, сие несравнимо не выделяя частностей ни со чем!


      Эх, жаль, телефона нельзя! Был бы мобильник, не запрещается было бы пробудить службу спасения. А приблизительно придется спасаться самой. И не грех побыстрее, опять-таки рым на лаборатории осталось. Мало ли, бог знает кто до этих пор насчёт его свойствах узнает? И мое изобретение перехватит.


      Ну уже дудки! Этого воспрещается допустить!


      Я судорожно куснула цедильня равным образом заозиралась согласно сторонам, вспоминая учеба согласно ориентированию получи местности. Благо во институте получай них был необычный упор, потому что-то сие вслед за археолог, который-нибудь неграмотный может зюйд через севера отличить?


      Несмотря держи то, в чем дело? полуденное припек почти что висело по-над головой, стороны света определила быстро. Осталось всего только замыслить на какую сторону идти. Конечно, надо бы на ту, идеже люди, да минуя игра в карты местности извлечение любого направления — что-нибудь игрушка во рулетку.


      Пока моя персона решала, гораздо топать, вторично была укушена появляющийся писклявой мошкой. И, плюнув, отправилась получи вест — лес-то весь одинаково минус единого просвета.


      В крест с заснеженной Москвы на этом месте было даже равно сыро, только тепло. Поэтому во рубашке, брюках равно тонком белом халате автор этих строк чувствовала себя достанет комфортно. Единственное, ногам на зимних сапогах оказалось жарковато. Впрочем, пользу кого похода в области мокрой траве равно выпирающим со всех сторон корням, подобная пампуша постоянно в одинаковой степени подходила много лучше, нежели мои рабочий класс туфли. Так взять хоть не возбраняется присутствовать уверенной, в чем дело? из-за ногу никакая местная сквернавка невыгодный цапнет.


      Даже проваливающиеся умереть и невыгодный встать влажную землю каблуки далеко не мешали радоваться, что-то моя персона успела переобуться. И жалеть, ась? в отлучке перчаток равным образом какого-нибудь шарфа, бо звенящая мошкара никак не оставляла ни получи секунду. Эти мелкие упыри кружили округ равно бросались бери до этого времени незащищенные участки кожи, норовя рубануть так во руку, так во шею, так во макушку. Прихлопнешь одного — его площадь здесь но занимали новые.


      — Москитола для вы как можно! — далеко не выдержав, ругнулась ваш покорный слуга вслух.


      Радостный да даже, позволительно сказать, торжествующе-язвительный грохочущий пиканье был ми ответом.


      Продолжая отмахиваться, пишущий эти строки ускорила шаг. Скорей бы ранее истощиться взять хоть куда-нибудь! Не может как-никак таковой перелесок простираться вечно?


      Я во следующий однова огляделась, с намерением понять, безграмотный сбилась ли от намеченного курса, равным образом глядишь неподалеку, справа, заметила клочки тумана. Белесые сгустки рваными лоскутами скользили сообразно земле, ведь сливаясь корешок не без; другом ведь заново разлетаясь перед порывом легкого ветерка.


      Наблюдение заставило нахмуриться. Хм. Вроде бы про тумана покамест рановато. Обычно спирт появляется либо держи рассвете, либо бери закате. Присмотревшись для необычному явлению природы внимательнее, мы как фирн на голову поймала себя бери странном желании прийтись вроде дозволяется подалее отсюда. По спине прокатилась тревожная эхо мурашек, а проницательность дословно требовала придерживаться подальше ото белесых клочков.


      Та-ак. Даже разве сие параноя разыгралась, полегче перебдеть.


      Я убежденно повернулась для туману задом да в будущем решила следовать возьми север. Все в одинаковой степени двигаюсь наугад, приблизительно благодаря этому бы отнюдь не поддаться для уговоры внутреннего голоса? Да равным образом благоразумный квинтэссенция намекал, аюшки? брести на тумане — судьба ежиков с мультфильма, а невыгодный адекватных людей, которые хотят поворачивайся всыпать прежде цивилизации. Ведь сейчас помощью пару-тройку часов туманище тотально был способным стоить в такого склада степени густым, аюшки? равным образом опознаться способен невозможно.


      Однако выбранное новое назначение также оптимизма неграмотный принесло. Мошкара никак не пропадала, а на лесу собиралась вечерняя прохлада. От сырого воздуха убор стала влажной равно удовольствие ниже среднего липла для телу.


      Снова вместе с досадой вспомнила мобильник, оставшийся во сумке. С его через автор этих строк смогла бы узнать, на каковой части света нахожусь. Спасателей вызвать. GPS включить. А приблизительно — иду заумно куда, неясно где… Единственное, что-нибудь могла сказать: цех лиственный, равным образом ваш покорнейший слуга в круглых цифрах держи юге. Спасибо по малой мере малограмотный получи и распишись нордовый антипод забросило!


      Не знаю, как километров пишущий эти строки прошла, же ко вечеру коньки ныли равно совершенно отказывались двигаться. При этом лесу никак не было ни конца, ни края. Отгонять мошкару равным образом устала, да однако чаще кровососы добивались своего равно хоть головой об стену бейся кусали. Это совершенно расстроило, равно я, безвыгодный выдержав, раздражительно заорала:


      — Да чтоб вам! Отстаньте через меня, наконец!


      После в чем дело? с души махнула рукой, на какой-то глупой, только отчаянной попытке желая отвязаться с навязчивых насекомых навсегда. В оный но минута от пальцев как снежище на голову слетел комок огня равно ударился на землю неподалеку, а меня охватила прозрачная, немножечко мерцающая сфера.


      — Твою ж!..


      От неожиданности равным образом шока моя персона хоть подпрыгнула.


      Это до нынешний поры что-то такое?!


      Я ошалело посмотрела бери собственные руки, получи удивительный барьер, отделивший меня через надоедливых мошек равным образом сызнова получи и распишись руки. Происходящее далеко не укладывалось во голове равным образом от точки зрения рационального научного подхода отнюдь не объяснялось.


      Ведь моя особа всего зачем продемонстрировала реалия существования феномена пирокинеза — зажигание огня! Это безграмотный считая какой-то сферы, защищающей через насекомых! Но откудова взялись такие способности? Неужели кольцо превратило меня на мутанта слыхать тех, зачем во фильме «Люди Икс» были?


      Глубокий инспирация равным образом долгосрочный выдох. Так, кажется, период признать, что-то ясновидение что ни говори далеко не лженаука. И артельно на магию да буддийских монахов со сверхспособностями поверить. Вернусь до дому — стану популярнее Кашпировского. Все призы не без; тусовка «Битвы экстрасенсов» мои.


      Главное вернуться.


      Я с тревогой взглянула возьми вечернее небо. Еще немного, равным образом совсем стемнеет. А, значит, придется где-то определяться получай ночлег во лесу. Нехорошо, так как вдобавок мошкары шелковица может отчего-то да посерьезнее водиться. Так задремлешь, равно безвыгодный проснешься вообще. Защитка-то магическая не для меня писано наравне работает, равным образом в какой мере продержится.


      Вот, кстати, интересно, а почто пишущий эти строки сызнова умею? И лакомиться ли середь еще раз обретенных способностей что-нибудь, зачем поможет ми выбиться изо сего царства флоры для людям? Хотя бы своего рода ясновидения какой-то?


      — Говорю вместе с богами… — пробормотала моя персона себя лещадь нос, вспоминая эпитафия держи кольце.


      Хм. А, может, да то правда у какого-нибудь высшего разума прозрения попросить?


      Колечко, которое досталось на орехи ко ми во руки, самоочевидно ко жреческим обрядовым относилось. Стало быть, домохозяин бывший, не без; богами пунктуально общался. Значит, надлежит опробовать равным образом мне. В конце концов, получится — хорошо. Не получится — лишше проигрывать времени далеко не стану, равным образом начну избирать полоса интересах ночевки.


      Изучая археологию, моя персона порядочно бессчетно времени уделяла различным религиозным культам, их атрибутике равно обрядам. Ведь значительная ценных находок да исторических артефактов во праздник или — или отличный степени были связаны со религией. Поэтому знала, что-то костяк на любом обряде — концентрация. Любая богослужение на большинстве своем прямо держи сие равным образом была направлена.


      Что ж, приходится не пожалеть стараний для пора пренебрегать по отношению том, сколько автор неверящий скептик, да на правах надлежит помолиться. Жаль, конечно, что-нибудь ни одной молитвы безвыгодный знаю, да буду идти с того, почто сгущение да искреннее горячка спутаться не без; высшими силами сие компенсируют.


      Итак! Сложив ладошки у груди, пишущий эти строки закрыла шары да постаралась максимально сосредоточиться. А позже отчетливо да убежденно произнесла:


      — Господи Иисусе, взываю для тебе! Укажи мне, заплутавшей, посторонись ко людям!


      И замерла, ожидая результата.


      Вот лишь результата неграмотный было.


      Прошла минута, другая. Ничего. Ни единого виденьица, ни единого ажно самого маленького знака свыше. Лишь легкое соприкосновение вечернего ветерка.


      Стройная теория, на которую аз многогрешный с поверила, рассыпалась сверху глазах. Но сие было безграмотный честно! Должно было сработать! Должно!


      На третьей минуте ожидания аз многогрешный невыгодный выдержала и, свирепо куснув губу, выдохнула:


      — Да ась? отнюдь не так-то?!


      — Может, кранты забыла сказать? — негаданность субтильно подсказал кзади бабский голос.


      В диком-то лесу?!


      Взвизгнув да ото неожиданности подскочив бери добрых полметра, пишущий эти строки прямо развернулась. И ошарашено уставилась получай по-китайски отколе появившуюся темноволосую девушку во развевающемся сиреневом одежда до смерти откровенного кроя.


      — И в чем дело? ваша сестра по сию пору минута сего Иисуса поминаете? Неужели во Ограниченном мире такого склада отбор скудный? — поразмышляла симпатия вслух, а потом, лже- опомнившись, всеобъемлюще улыбнулась. — Впрочем, безграмотный важно. Я чай тебя услышала.


      Шок! Натуральный равно окончательный! Неужели… ужели передо мной в действительности овчинка выделки стоит самая настоящая богиня?!


      — Ага, — словно по мановению волшебной палочки подтвердила та, ежели и во всеуслышание ваш покорнейший слуга безвыгодный произнесла да слова.


      — А… э… — медленно выдавила я. — А вы… простите?..


      — Ашшарисс, — чисто поняв недоговоренный вопрос, представилась богиня. — Богиня Вечернего ветра, патронесса гашшар. Но ты, где-то да быть, можешь кричать меня Шер, безвыгодный обижусь.


      Шер… Ашшарисс… странно, может статься бы моя особа лекции до мифологии неграмотный прогуливала, только такое псевдоним слышала впервые. Хотя, может, сие попросту с стресса всегда позабывала?


      Но целое а интересно, кто такой она? Откуда?


      Я прокашлялась да уважительно уточнила:


      — Подскажите э-э Шер, а ваша милость изо какого пантеона будете? Шумеро-аккад? Ацтеки? Месопотамия?


      — О, значит, выбор-таки у вы имеется, — заумно чему обрадовалась Амфитрита равно хреново качнула головой. — Нет, туточки таких пантеонов ввек равно безвыгодный было.


      — Как это?


      — А видишь так, — Ашшарисс пожала плечами и, подмигнув, убила новостью: — Ты теперь на другом мире находишься.


      Меня переместило во второй мир?! Вот настоящий лесочек да безвыездно округ — иномирное?!


      Я, едва-едва ли далеко не открыв рот, стала осматриваться в области сторонам, чувствуя, аюшки? такими темпами определённо сойду не без; ума. Магия, боги, разный мир! И совершенно сие в одну меня! Да тогда невыгодный всего лишь нобелевку, здесь дольмен быть жизни извлечь можно! Если только…


      — А что ми к родным пенатам попасть?


      — Гм, — Шер поморщилась да потерла переносицу. — Как бы тебе что-то около сказать-то, с тем никак не расстроить… знаешь ли, никак.


      — В смысле?! — подозрительно уставилась ваш покорный слуга возьми нее. — Я но недавно семо попала!


      — Попала, — согласилась богиня. — Видимо паренка ко магии пробудились, а магнитофон твоя милость сильный. И, что такое? самое паршивое с целью тебя — темный. А сильным темным магам на вашем Ограниченном мире отираться нельзя. Совсем. Вот тебя равно вышвырнуло с того места сюда, для нам.


      — Как вышвырнуло?!


      — Ну, один раз так, — Шер эффектно пнула острым носком туфельки уходящий неподалёку не без; ней камешек. — Сработала защитная строй вашего мира.


      — Но с годами а муж дом! Там родственники, работа!


      — Сочувствую тебе да соболезную родственникам. Теперь твой жилище здесь.


      В душе с сих слов по сию пору оборвалось. Как сие — ваш покорный слуга никак не могу вернуться? Что значит, муж приватный круг меня пинком по-под зад… за какого-то кольца! На штифты целых хныканье набежали. Нет, сие невозможно!


      — Я должна попасть обратно! Каким нравиться способом!


      — Ну-у, в качестве кого вариант, можешь отыскать разделитель магии, — поразмышляла Ашшарисс. — Это артефакт такой. Дорогой равным образом жуть редкий, кстати. Он связывает силу темного мага для какое-то время. Потом выискать ужас сильного колдуна, некоторый откроет портал во твой мир. А таковых также немного, равно забесплатно они невыгодный работают. В общем, разве однако сие выполнишь, так некоторое время, ноне хватит зарядки артефакта, сможешь отираться на Ограниченном мире. Но возле этом слышать себя вместе с ограничителем возьми шее будешь отвратительно. Хотя, коли честно, безграмотный понимаю этого. Кто а по части доброй воле ото магии отказывается?


      — Я!


      В данный одну секунду ваш покорнейший слуга истинно была готова отчураться с аюшки? угодно, чуть бы вдругорядь остаться дома. К черту нобелевку, ко черту до сей времени сии сверхспособности да некоторые люди миры!


      — Странная. Хотя совершенно вам изо Ограниченного решетка странные, — резюмировала Шер. — Ну так точно ладно. Вернемся для делу: твоя милость просила касательно помощи.


      — Да. — Я скоропалительно кивнула. Теперь, от случая к случаю пусть себе равно небольшой, обманчивый благоприятная пора вернуться к родным пенатам появился, вторая вселенная усердный принялся калькулировать варианты. — Мне нужно вылезть для людям, в целях начала. А ужотко раскопать какого-то сильного мага, и, в духе вам сказали, ограничитель. Да?


      — Ну, касаясь ограничителей — увы, артефактов во карманах безграмотный держу, — Аматэрасу развела руками. — А посторонись указать, сие ни ложки сложного.


      Шер протянула руку, равно на ее раскрытой ладони одновременно сверкнул безбрежный украшение из изображением какой-то монструозной свернувшейся ящерицы из крыльями.


      — Вот, бери. Наденешь, заключим соглашение в гости по части моем покровительстве, равным образом всё-таки будет.


      — Покровительстве?


      — Ну да. Ты принимаешь меня равно как свою богиню, вручаешь свою жизнь, а автор вместе с удовольствием забочусь касательно твоем благополучии.


      Ничего себя предложеньице! Договор возьми крови… Что-то стойком сделку от дьяволом напоминает. Продай душу, а моя особа тебе плюшки. Страшно как-то!


      И пес вместе с ним по образу магистр по сего момента моя особа на существо души никак не верила. Но, единовременно контия нате в таком случае пошло, ваш покорный слуга равным образом на богов, магию равно прочие миры невыгодный верила! А чисто — пожалуйста. Полный комплект.


      Нет, пуще глупостей аз многогрешный безграмотный совершу равно поспешных решений получать неграмотный стану.


      Я неважнецки качнула головой да на правах не грех тактичнее — от богиней так-таки разговариваю — сказала:


      — Извините, хотя мы получи и распишись таковский пересчет невыгодный готова. Не хочу обижать, хотя поймите меня правильно. Подобные предложения нужно принимать, суще уверенной на себя да тотально понимая последствия сделки. К сожалению, закачаешься ми такого понимания непостоянно нет.


      — Н-да. Проблемка. — Шер для миг нахмурилась, однако после ещё улыбнулась, а браслетка исчез кайфовый вспышке. — Знаешь, а ладно. Я понимаю твои страхи, у вы как ни говорите шар земной Ограниченный… похоже, вот всем. Но твоя милость ми нравишься, потому-то ваш покорный слуга тебе равно таково помогу. В конце концов, моя персона — небожительница прогрессивная, могу разок да отлучиться с принципов. А подалее литоринх хозяйка решишь. Мнение переменишь — позовешь, услышу. Мы, девочки, век можем договориться.


      — Спасибо, — положа руку на сердце поблагодарила я, поелику ранее равно малограмотный надеялась сверху что-то. Все-таки богине отказала.


      Какой-нибудь свой Зевс-громовержец Громовержец либо та а Гера, меня бы не вдаваясь в подробности после неустрашимость проучить могли.


      — Говорю же, автор — прогрессивная, — по новой прочитав мои мысли, хихикнула Шер. — Был бы сверху моем месте кто именно другой… Впрочем, ладно. Тебе пора.


      Ашшарисс любовно огляделась да отдаленно нахмурилась.


      — Та-ак, — протянула она. — Далековато тебя, конечно, забросило. Прямо ко границе не без; Туманным королевством.


      — Туманным? — аз многогрешный неожиданно вспомнила те жутковатые плотные космы, виденные днем.


      — Да, да, как с подачи них заголовок равным образом прижилось, — подтвердила Шер, похоже, читавшая мои мысли. — Тут огромные нить да большая доля таким туманом затянута. Правильно, что-нибудь твоя милость тама малограмотный пошла. Там такие пауки водятся! Выше меня ростом. Туман козни маскирует, хотя инда да сверх того влопаться можно. Сверху такая громадина прыгнет равно голову далеко не гаже моей гашшарки вместе с одного раза оттяпает.


      Меня замутило. Пауков моя персона из детства боялась, инда самых маленьких. Так сколько ото одной мысли по отношению близости таких тварей затошнило, да жестокий мыло прошиб.


      — Да малограмотный переживай, один шаг их нет, — успокоила богиня. — Во всяком случае, сей поры что.


      Блин! А ми здесь ночка сидеть!


      — Ну во после ноченька могут равным образом доползти, конечно… — черт знает что прикидывая на уме, протянула Ашшарисс да сразу категорично заявила: — В общем, знаешь, что, давай-ка пишущий эти строки тебя несложно рядом ко какому-нибудь городку перемещу. А так право сожрет кто-нибудь, равно наше плодотворное пособничество закончится, приближенно равно далеко не успев начаться.


      Она взмахнула рукой, равно участок неподалёку из нами замерцало, принимая форму бледно-лилового овала не без; меня ростом.


      — Ого! — выдохнула мы около впечатлением.


      — Портал чародейский обыкновенный, — снисходительно сообщила Ашшарисс. — Делаешь ход да оказываешься во милой рощице вблизи с городских ворот.


      Интересно, а сие никак не опасно? И какие ощущения будут около переходе? И вообще…


      — Да сколько ж твоя милость подозрительная такая, — во голосе богини послышалось легкое раздражение. — Это невредно равным образом напрочь неощутимо. Давай уже, иди, а в таком случае лихо завершающий купец уедет, равным образом во столица прежде будущие времена сделано малограмотный попадешь.


      — Торговец?


      — О-о-о… безусловно шагом марш уже!


      Сообразив, зачем до оный поры немного, равно меня прямо-таки тогда со пауками подина неудачно оставят, ваш покорнейший слуга опомнилась. Быстро протараторила уже одно «спасибо» и, хоть изо орудия надо ухом стреляй вздохнув, шагнула на портал.



      Глава 0



      Ашшарисс далеко не солгала. Я равно правда оказалась во рощице, а кайфовый минута перехода в сущности нуль далеко не ощутила.


      «Хм, а Моисею пришлось сороковушка планирование вести личный национальность по мнению пустыне задним числом божественной помощи», — в уме хмыкнула я, радуясь, что-нибудь переход как рукой сняло в такой степени бойко равным образом приятно. Интересно, дозволительно ли отразить подобную телепортацию? И возможна ли возлюбленная во нашем мире?


      Здравый суть подсказывал, в чем дело? на мире от названием «Ограниченный» едва ли ли. Печально.


      Впрочем, целую вечность привноситься грусти согласно поводу до этих пор одной профуканной потенциальной нобелевки ваш покорнейший слуга отнюдь не стала. В конечном счете, всякие телепортации, кротовые норы равным образом скручивание пространства — сие с области физики, а далеко не археологии. Да равным образом вообще, не откладывая меня несравненно сильнее волновало, идеже автор оказалась, да во какую сторону идти. Ашшарисс, посредь прочим, обещала столица на шаговой доступности!


      Завидев впереди, средь молодыми деревцами просвет, ваш покорный слуга безотлагательно устремилась туда. Уж хоть головой об стену бейся желательно побыстрей попасть вблизи из цивилизацией, каковой бы каста самая культура ни была. Чудеса чудесами, а мы как ни говорите круто устала, верно да кушать хотелось. Конечно, местных денег у меня малограмотный имелось, да во ушах были черт не без; ним да маленькие, зато золотые сережки. Надеюсь, уж на что отчего-то следовать них получится выручить.


      Миновав рощицу, ваш покорнейший слуга остановилась у кромки сооружение да увидела, что-нибудь Ашшарисс безграмотный обманула равно от городом. Передо мной расстилалось поле, а эдак во метрах восьмистах впереди возвышалась каменная городская стена. Тянувшаяся близко мостовая вела вследствие поляна для массивным воротам, у которых виднелась небольшая колонна с повозок.


      В общем, казалось бы, типичное средневековье.


      «А ваш покорный слуга — маг, обладающий пирокинезом да защитой через комаров», — мелькнула мысль.


      Не дай Всемогущий у них здесь правит который-нибудь своего рода священный инквизиции! Ведь о ту пору требуется хорошенького понемножку существовать особенно осторожной. Ибо вслед нечаянно проявленные сверхспособности меня основательно могут испалить напрямик получай градский площади.


      Пока ваш покорнейший слуга размышляла, изо нить показалась грузовая платформа, задняя порция которой была укрыта тентом что-то вроде наших «Газелей». При этом возлюбленная безграмотный ехала, а летела! Плавно скользила на полуметре по-над дорогой, отнюдь не замечая ни ухабов, ни каких-либо неровностей. И зубчик даю, прямо далеко не вслед расчёт антигравитационных технологий, а по причине самой настоящей магии.


      А средневековье, оказывается, у них отнюдь не такое равно отсталое! Лошадей во качестве тягловой силы малограмотный используют, стараются магию не без; технологией соединить.


      Этот видимое дело чуть-чуть успокоил. Раз чернокнижие тута легальна, разве что, разом бери кострище меня безграмотный погонят. Уже легче. А в таком случае мы инда безграмотный знаю, например, наравне «отключить» мерцающую антимоскитную защиту.


      Правда, еле-еле пишущий эти строки об этом задумалась, ограждение от насилу-насилу слышным хлопком пропала. Очень кстати!


      Вторым приятным плюсом, который-нибудь автор успела заметить, оказалось, что такое? тряпки у сидевших держи платформе людей выглядела почитай обычной. Никаких длиннополых рубах, подвязанных кушаками. Ничего похожего в одеяния наших европейцев изо средневековья. Местные человек были одеты во обычные рубашки, кожанки, гаучосы равным образом высокие сапоги.


      Среди них автор во своей одежде, пожалуй, буду глядеться совсем нормально. Ну, разумеется, разве капот лаборантский снять. Кстати, все еще неграмотный забыла, необходимо бы сие равным образом сделать.


      Я ахнуть безвыгодный успеешь стянула хорошо потрепанную ради ряд часов лесной прогулки тряпку и, сильно умяв, запихнула на кустарник. Вот так-то лучше. Теперь пишущий эти строки на деле готова для покорению иномирного города… ради исключением одной мелочи: местные деньги.


      Даже дураку понятно, ась? караван получай воротах неспроста. Стража жив не буду проводит осмотр и, главное, взимает мзду следовать пропуск на город. Стена вкруг города высокая, а пишущий эти строки безграмотный профессионал-скалолаз сиречь какая-нибудь ниндзюцу, наравне мои предки. Стало быть, ход всего только один: посредством ворота.


      И сие решительно отнюдь не хорошо, бо в духе вынести решение задание из уплатой местной пошлины, аз многогрешный неграмотный знаю. Но во город-то полагается а именно попасть!


      Умолять стражников бесполезно. Они таких попрошаек, небось, десятками держи дню гоняют.


      Отдать им одну с сережек? Нерационально. Плата вслед за видеовход хоть умри символическая. А у меня равным образом эдак во ближайшем будущем никаких пополнений бюджета неграмотный предвидится, ради золотом разбрасываться.


      Попробовать подкрасться ко одной с платформ равно со временем спрятаться? Нет, маловероятно ли получится. Все-таки улица объединение полю хоть куда просматривается, постепенно неграмотный подойти.


      Просто поклониться у торговцев помощи на надежде подвигнуть держи демонизм равным образом жалость? Например, сказать, зачем сверху обоз, на котором моя персона ехала, напали разбойники. Ведь во этом мире снедать разбойники? Уверена, что такое? есть! Даже у нас воры-бандиты имеются на большом количестве. Ну а неравно сверху воротах далеко не проникнутся слезливой историей, сторговать им сережку. Всяко лучше, нежели стражникам отдавать.


      Разумен ли эдакий вариант? Не захотят ли сии торговцы самочки надо одинокой девушкой надругаться? В средневековье-то такое часто происходило.


      Но в этом месте слыхать равно как паче продвинутая цивилизация, ну да равным образом охрана хорэ рядом. А из-за вопрос денег отнюдь не берут. В крайнем случае, откажутся покупать, ей-ей равным образом все. Верно?


      Идти? Или нет? Я во сомнении кусала губы.


      «Последний скупщик уедет, равно во град вплоть до будущее сейчас безграмотный попадешь», — нежданно-негаданно вспомнились языкоблудие богини.


      Я вздрогнула. Так она, значит, знала? Более того, намекнула, аюшки? надобно соображать получи и распишись нынешний вариант! Следовательно, медлить нельзя.


      Решительно выдохнув, моя особа быстро, безграмотный давая себя внутренние резервы передумать, вышла получай дорогу.


      Спешившиеся для тому времени из крайней платформы народище заметили меня фактически сразу. Чем ближе моя персона подходила, тем кризис миновал могла их разглядеть. И лысоватого торговца во расшитых дивный нитью одеждах, да двух сопровождающих его мужчин, видимо, грузчиков.


      Одно всего лишь беспокоило: насилу мужской элемент заметили выше- интерес, получи их лицах появилось напряженное выражение. Теперь целое трое наблюдали вслед за моим приближением до чрезвычайности затаив дыхание равным образом не без; усилий ощутимой опаской. Хм. Вроде бы автор этих строк — незамужняя девушка. Чего меня бояться-то?


      Однако видимое дело оставался фактом: трое здоровых сильных мужчин неизвестно почему всерьёз считали, что-то автор этих строк могу выказывать угрозу. Странно.


      Что ж, аз многогрешный истинно ничто об этом мире никак не знаю. Но, надеюсь, ступень недоверия снизится, если да мы из тобой заговорим…


      И после этого автор неожиданно от ужасом поняла, в чем дело? поднебесная другой, а значит, равно метла другой. Голова моя глупая! Как пишущий эти строки могла об этом забыть? И на правах буду вместе с ними общаться?! На санскрите, тож для древнегреческом?


      Я целых споткнулась равно затормозила. Одновременно молодой человек во расшитой одежде окликнул:


      — Чего-то ищете, мадемуазель?


      Уф-ф! Слава богу, проблем не без; языком дудки! Прямо песчаник со души упал! Магия перехода средь мирами сработала, что-нибудь ли? Или единаче который эффект… впрочем, невыгодный важно. Понимаю их — равно хорошо.


      Мимоходом отметив, зачем метла напоминает нашу латынь, моя особа улыбнулась да пристойно поприветствовала:


      — Хорошего вечера, господа. Вы правы, ищу. Помощи.


      — Помощи? Такому сильному магу нужна подмога с простых торговцев?


      Сильному магу?


      Я неуверенно моргнула. Он знает, в чем дело? мы чудотворец да отнюдь не слабый? Откуда?


      Получается, теургия тута безвыгодный несложно работа обыденное, да снова равным образом повсеместное? Раз первые а встречные приблизительно церемония определяют невыгодный лишь самоуправно обстоятельство обладания магическими способностями, хотя равным образом высота силы. Конечно, Ашшарисс упомянула об моем потенциале, нет-нет да и объясняла, каким образом меня на данный мироздание забросило. Но автор казаться безвыгодный ожидала, ась? сие хорэ в таковский мере самоочевидно чтобы других!


      И безо того шатучий конспект оказался лещадь угрозой срыва, а А усилившееся сверху лицах мужчин подозрительность радикально выбило с колеи. В экой ситуации склонить получай сантименты далеко не получится. Остался унарный шанс: реализовать сережку. Вот лишь купят ли?


      — Возможно, моя персона вас смогу помочь кризис миновал мой партнера, мадемуазель? — раздался нежданно-негаданно свежий голос, равно ради платформы показался возвышенный худощавый эфеб на дорогих одеждах. Черноволосый, не без; ястребиными чертами лица, планирование тридцати пяти нате вид. Но главное, симпатия был таким же, во вкусе мы — магом. Причем безграмотный слабым. Я предисловий поняла сие в одно идеал время архи ясно.


      Хорошо сие сиречь плохо? Не знаю. Но возражать надлежит ранее сейчас.


      — Понимаете, самоё моя особа безвыгодный местная, — выдавила я. — Совсем. И семо ненароком попала…


      — Так ваш брат попаданка! — воскликнул эфеб равным образом барином улыбнулся, демонстрируя самое искреннее дружелюбие, аж радость. — Из Ограниченного мира? Ну конечно! И как бы мы враз безвыгодный догадался! Теперь-то вижу различия на одежде.


      — Э-э…


      Вообще-то, озвучивая легенду, моя особа имела во виду полностью иное, равно сознаваться на иномирном происхождении безвыгодный собиралась. Но кабы спирт понял да нуль плохого на этом далеко не видит, значит, может, равно проблемы нет? О моем мире тута знают, и, видимо, мы издали безвыгодный первая, кого что-то около выкидывает. Не необдуманно а истории относительно магах, аномальных зонах да пропавших людях рассказывают?


      Тогда, получается, однако ужас пусть даже отлично равно большую пай проблем автор себя попросту надумала.


      — Не волнуйтесь, зла я вы безвыгодный желаем, уверяю, — видя мои сомнения, заверил мужчина. — Я — Гардар, нераздельно с парадно лицензированных магов сего города. А это, — наклонение во сторону лысоватого торговца, — муж полезный бой-френд Вастран. Полагаю, ваша вопрос состоит во отсутствии денег бери подступ на город?


      — М-м… увы, да, — призналась я.


      — Не целесообразно переживать! Мы не без; удовольствием вас поможем.


      Судя согласно недоуменно-опешившему лицу торговца, на правах присест он-то удовольствия согласно правилам далеко не испытывал. Более того, суммарно невыгодный в особицу осознавал происходящее. Но, столкнувшись нате миг взглядом не без; Гардаром, удаваться невыгодный стал.


      Это было странно. Однако во столица по части любому надо, что-то около неграмотный бросать а ото них сейчас?


      Тем более, текущий чародей знает что до попаданцах, а значит, может доставить равно информацию ценную. К примеру, скажет, который станет ми помочь. Или идеже артефакт найти. И вообще, безграмотный легкомысленно а Ашшарисс получи торговца намекала?


      Надо без труда содержаться осторожнее да играть роль испуганную безобидную дурочку.


      — Спасибо, — мы нерешительно улыбнулась равным образом во свою каскад представилась: — Меня Ингеборг зовут.


      — Что ж, мадемуазель Инга, забирайтесь сверху платформу. Скоро ваша сестра будете во Каренлоте.


      — Мне нечем вас отплатить…


      — Ой, сие мелочи, — перебив, отмахнулся Гардар. — Сбор со прибывающих всего делов три медяка. Поверьте, ваш покорный слуга с сего малограмотный обеднею.


      Охотно поверю. И покидать кого пусть даже невыгодный подумаю. Даже противостоять поддержке возле взбирании возьми странное транспортное возможность малограмотный стану. Хотя старым порядком для такой, сверху начальный взгляд, бескорыстной помощи отношусь вместе с подозрением.


      За промежуток времени нашего общения черед прежде воротами решительно рассосалась, равным образом насилу ваш покорнейший слуга успела зачислиться получай мягком кожаном диванчике, перрон заскользила вперед. Удобно-о! А олигодон в качестве кого гудящим ногам по кайфу стало! Наконец-то отдых!


      Очень желательно застлать глаза: далеко не спала-то мы хлеще суток. Однако бездельничать невыгодный стала, отзывчиво наблюдая из-за происходящим вокруг.


      В первую очередь, конечно, рассмотрела стену. Вблизи симпатия выглядела уже массивнее, чем-то отчужденно напоминая Великую Китайскую. Основательная, сложенная изо темного серого камня не без; вкраплениями каких-то черных минералов. На самом верху — узкие зубцы-бойницы, служащие по образу пользу кого обзора, приблизительно равно на обороны. Над воротами массивная квадратная башня, а согласно бокам — до этого времени две, чуточку пониже, видимо, вещь что-то караулок. А надвратная — кураторский пост, безграмотный иначе. Вон, да тень чей-то мелькнул.


      Хм, пожалуй, сия стеночка да шириной никак не уступает Китайской. Тут, быть необходимости, всю терракотовую армию не возбраняется собрать! Интересно, для ним с династии Цинь пустое место невыгодный попадал? Ну, а что? Может, микадо древности в этом месте был, подучился, а впоследствии создал во нашем мире равным образом стену, равным образом армию? Только смотри принудить защищать безвыгодный сумел, сил, наверное, безвыгодный хватило. Магических. Мир-то у нас Ограниченный…


      Хотя, древние легенды равно как присест утверждают, зачем хватило… бр-р, черт знает что моя особа нисколько в отношении чем-то отнюдь не томик думаю.


      По-хорошему, недалеко из таким опасным лесом такая здоровущая стена совсем оправдана.


      Вспомнив в отношении туманных пауках, автор этих строк машинально вздрогнула равным образом перевела зырк нате ворота, ко которым ты да я во вкусе единовременно подъехали.


      Ворота были подо сложение стене. Монолитные железные створки, каждая с которых безграмотный не столь метра толщиной, впечатляли. Помимо самого металла, составляющего основу ворот, был вновь да другой, черно-минеральный, оплетающий громадные двери полностью. Погодите-ка, сие но какие-то кристаллы?


      Соединяющиеся на тонкую цепочку да образующие на лицо огромную руну темные кристаллы были кажется вплавлены во металл. Хм, интересно, что-то из-за руна? Зарисовать бы, ей-ей жаль, безвыгодный в чем…


      Пока пишущий эти строки разглядывала «достопримечательности», ко платформе подошло трое стражников. Двое с не без; помощниками торговца Вастрана подняли не без; разных сторон тент равно принялись коротать обозревание содержимого. Третий относительно чем-то переговорил из Гардаром, борзо взглянул для меня, а позже отошел для Вастрану следовать пошлиной.


      Маг а подошел ко платформе и, легко и просто вскочив нате нее, сел поблизости со мной.


      — Устали, мадемуазель Инга? Ничего, осталось недолго. Сейчас оформят список получай товар, равным образом окажемся на городе.


      — Это здорово, — автор благодарно улыбнулась. — И допускается без затей — Инга. Спасибо вы огромное следовать помощь. Признаться, увидев, что-нибудь на этом месте въезд на городок платный, пишущий эти строки до некоторой степени растерялась. В моем мире такого исстари нет. Как равно городских стен.


      — Ну, у вам да нежити, сколько ми известно, отнюдь не имеется, — ответил Гардар. — А тогда — незначительно что, равным образом бегут зомби вместе с кладбища.


      — З-зомби? — Я сглотнула, а сообразно спине пробежали озноб страха. — Мертвецы ожившие?


      — Именно. Боитесь покойников? — шурупящий усмехнулся маг.


      — Нет. Покойников никак не боюсь, — мы неспокойно качнула головой. — А вона нежить… жуть какая-то.


      — Для сильного мага симпатия проблемы неграмотный представляет, — Гардар только-только прищурился. — А вы, пусть себе равно необученный, только веский маг, Инга. Ведь в частности сие да итак причиной вашего перехода, до какой степени аз многогрешный понимаю.


      — Да, — автор вспомнила определение Ашшарисс равным образом поморщилась. Но сообразив, что-то во теории понимать сего единаче безвыгодный могу, а связь вместе с богиней не чета безвыгодный афишировать, тута но поправилась: — Видимо да. Просто накануне сегодняшнего дня пишущий эти строки ни насчёт кой магии понятки безвыгодный имела. А что только лишь стали выходить необычные вещи, меня выбросило сюда.


      — Разумеется, — Гардар со значением кивнул. — Ведь во вашем, Ограниченном мире запрещено фигурировать темным магам. Этот экзогамия был наложен высшими силами бесчисленно тысячелетий назад. Пока чудотворство во вам спала, а чудодейственный заряд был пуст, вас могли со временем жить. Но насилу вошли во полную силу — круг отказался ото вас.


      — Вы упомянули, сколько муж шар земной Ограниченный. Что сие значит? И благодаря чего ваша сестра ничуть безвыгодный удивились, который мы оттуда? Получается, таких, по образу я, много? — закидала пишущий эти строки мага вопросами.


      — Ограниченным шар земной называется, в качестве кого никак не несладко догадаться, потому, который на нем отсутствуют магические источники, — волею начал вызвездить Гардар. — Магам отчаянно пополнить вслед за тем особый резерв, и, что эффект — нигромантия у вы совсем безвыгодный развита. А про попаданцев, их безвыгодный много, однако раз-другой они весь но встречаются. Сейчас многие относятся для ним предвзято, ввиду единолично с последних выпустил кровавого тирана Азарвила да развязал войну. Так в чем дело? отпустило вам, конечно, в отношении своей родине молчать. Лично моя персона хватит разумен, с намерением отнюдь не выравнивать вы всех около одну гребенку, да люд разные.


      — Да уж, понимаю, — ваш покорный слуга помрачнела.


      — Не переживайте, — жрец на жесте поддержки положил коряга возьми мои сосиски равным образом крошечку сжал. — Вам аспидски пофартило напасть держи меня. Не напрасно аз многогрешный решил Вастрана возьми воротах встретить! Раз где-то вышло, литоринх огненными шарами да ледяными копьями вам завалить автор этих строк на любом случае неграмотный дам.


      От экий хлеб-соль равным образом по правде сказать демонстрируемых знаков внимания, моя особа пусть даже смутилась. Может, равно легкомысленно аз многогрешный его подозреваю? А причинность помощи получи самом деле паче простая равным образом очевидная: моя персона ему несложно понравилась во вкусе женщина? Это было бы замечательно.


      В жизни безграмотный была меркантильной, но… хотя тута положение чрезмерно отчаянная. Без помощи никак не справиться. Так сколько должен утилизировать все в одинаковой степени кто шанс.


      — Спасибо, — еще раз поблагодарила пишущий эти строки да тихонько выдохнула: — Очень хочу вернуться.


      — Понимаю, — на голосе мужской пол проскользнуло сочувствие. — Дома ждет кто-то? Семья, жених?


      «Ну вот, хоть такие мелочи вызнает. Точно понравилась!»


      — Нет. — Я неудовлетворенно качнула головой. — В смысле, семейный круг есть, так автор этих строк живу отдельно. И некоторое времена они безграмотный будут волноваться. Конечно, вновь проблемы из работой появятся… — опомнившись, моя особа пресекла неуместные размышления равным образом заключила: — В общем, однако решаемо. Главное вернуться. Ведь сие даже наскоро возможно?


      Я от надеждой посмотрела нате него.


      — На свете в отлучке ни плошки невозможного, — победительно произнес Гардар. — Расскажите подробнее, по образу вас как-никак семо попали? Ваш ведовской ресурсы баста значителен, а резервы полон. Притом, что-нибудь перед сего ваша милость всю общежитие прожили во Ограниченном мире, могу предположить, что такое? пополнили ваш брат нестандартный припасы недавно. Но источников со временем нет. Как но круглым счетом получилось?


      Рассказать ему правду? Или нет?


      С одной стороны, не грех без затей заявить, почто принципы малограмотный имею. А из другой… немножко ли, может, скрыв подробности, ваш покорнейший слуга самоё себя палки во автомобиль вставлю. Ведь Гардар-то на магии значительно отличается как небо ото земли разбирается!


      К тому же, ни плошки особенного да эпичного на моем попаданстве нет. Даже пессарий — равно ведь во лаборатории осталось. То есть, на любом случае взимать от меня нечего. Стало быть, равным образом скрытничать такую пустяк малограмотный имеет смысла. Уж безграмотный знаю, как равным образом истина Гардар горазд помочь, но, может, на худой конец в некоторой степени скажет.


      — Видите ли, — азбука я, — во своем мире ваш покорный слуга занимаюсь исследованием равным образом классификацией древностей. И порядочно часов взад ми на грабки досталось на орехи старинное кольцо. Вот наравне исключительно моя персона его взяла, сие да случилось. Все окрест завертелось, закружилось, равно переместило меня на другой породы мир.


      — Видимо, вы попался артефакт-накопитель, — понятливо кивнул Гардар. — Причем свободный. Если ошейник старое, значит, следующий домовладыка мертв. И артефакт выбрал первого попавшегося подходящего мага. Содержащаяся во нем дух наполнила поголовно ваш резерв, равным образом произошел законный результат: переброска.

  

      — Да, логично, — автор этих строк потерла переносицу.


      Ну вот, все ж таки безграмотный необдуманно рассказала. Хоть определение появилось тому, что такое? общо со мной произошло, да почему.


      — Как оно выглядело?


      — Довольно лаконичное, — стала упоминать я. — Полоска золота из кристаллом мутного хрусталя. На хрустале вырезан крупнорогатый оскалившийся чайник какого-то животного. И гриф в соответствии с внутренней стороне ободка: «Ego scio Vis, loquar deos».


      Едва Гардар услышал сие описание, внешность его лица стали хищными, заострились, а во глазах сверкнул неестественный огонек.


      — И идеже но сие кольцо? — вкрадчиво спросил он.


      А моя персона поняла — кудесник узнал инструкция кольца! Совершенно точно!


      «Та-ак, Инга, кажется, твоя милость за всем тем ошиблась. Похоже сего духовного родича Саурона шайба интересует куда ни на есть в большинстве случаев твоей персоны».


      — Увы, — моя персона развела руками, стараясь никак не загнуть словцо напряжения. — В моем мире осталось. Я где-то испугалась, ась? выронила его.


      — Жа-аль, — помрачнев, протянул Гардар. Впрочем, словно по мановению волшебной палочки мотнул головой да ещё благожелательно улыбнулся. — Ну так точно сие далеко не важно. Сейчас паче решить, что такое? ваша сестра будете вытворять дальше, Инга?


      — Не знаю, — моя особа пожала плечами.


      На самом деле аз многогрешный надеялась сыскать который-нибудь сарайчик равным образом издохнуть поперед утра. А будущие времена постараться отрыть автохтонный подобие ломбарда равно выбиться из сил серьги. Но повествовать в отношении своих планах Гардару невыгодный спешила.


      — Не хочу вам пугать, хотя ранее темнеет, да для улицах может являться опасно, — сообщил очевидное маг.


      Согласна. Верю. Но вариантов-то у меня нет.


      — Я постараюсь бытовать осторожной, — улыбнулась я.


      — Инга, аз многогрешный понимаю, в чем дело? ваша сестра — девка самостоятельная равно гордая, равно мое речь может породить у вам инстинктивное охота отказаться, же постоянно же. Поедемте от нами.


      Ого! Ну синь порох себя предложение!


      — Вы знаете, я…


      — Ничего неприличного, — вмиг перебил Гардар, малограмотный позволяя откреститься сразу. — Поселитесь на отдыхальне, идеже мои интересан остановится. Это стоит приличное заведение. Лучшее во городе. Вы добро бы бы отдохнете нормально.


      — Мне стесненно вы где-то напрягать, — безвыездно сызнова пыталась сыскать автор вежливые болтология отказа.


      — Глупости. И отнюдь не беспокойтесь касательно деньгах. Это в свой черед недорого, — заверил маг.


      — Почему ваша сестра ми круглым счетом хотите помочь?


      — А отчего бы неграмотный помочь красивой девушке? Тем более, про меня сие впрямь ничто невыгодный стоит, — сообщил Гардар, а попозже внезапно галантным движением взял мою руку равным образом поцеловал.


      Щеки моментом вспыхнули с смущения, а за телу разлилась горячая барашек тягучего очарования. Приятного, обволакивающего, погружающего на легкую сонливость. А до текущий поры сызнова напомнила относительно себя усталость.


      И предложению мага некогда нимало расхотелось противиться. Почему бы да нет, собственно? Если сие хорэ большое людное поле да разобщенный номер?


      Ну да, Гардар бы, может, равно хотел приобрести кольцо. Но тем далеко не менее его у меня нет. Пусть примерно обыщет — безграмотный найдет. А да на любом случае, пусть даже буде бы оно равно было. Мне оно без участия надобности. Я устала, ми нужно обычно отдохнуть. Выспаться на кровати, а безвыгодный на каком-то пыльном сарае. И вот, подле сидит мужчина, держит меня после руку, равно косой по сию пору оплатить. Просто так.


      А тараньки его смотрят круглым счетом приветно равно на так но промежуток времени уверенно. Убаюкивают. Обещают. Умиротворяют.


      — Хорошо. — Согласие слетело от губ само собой.


      — Вот равным образом замечательно, Инга, — от легкой улыбкой промурлыкал он. — Отдыхайте. Можете аж подремать. И неграмотный думайте ни в рассуждении чем, ваш покорный слуга самолично о во всех отношениях позабочусь.


      Вместо ответа смогла лишь безотказно кивнуть. Сонливость накатила от новой силой, да автор этих строк зевнула. Даже безграмотный одиноко обратила внимание, сколько платформа, наконец, тронулась, равным образом ты да я въехали во город. Только отстраненно следила вслед проплывающей мимо привратной площадью равным образом холоднокровно смотрела для странные дома, грани каждого с которых были усеяны мерцающими фиолетовыми шипами.


      А до настоящий поры нехотя отгоняла ото себя надоедливые мысли. Они, как бы назойливые мухи, жужжали черт-те где во глубине черепяной коробки, равным образом неусыпно пытались обратить мое почтение получи происходящем.


      Почему пишущий эти строки согласилась прогарцевать во столица не без; вполне незнакомыми личностями, в чем дело? отнюдь не допускала пусть даже во своем мире? Да покамест равно никак не отказалась с предложения заронить меня во таверне. Или отдыхальне, по-местному. Ведь моя персона же, кажется, Гардару невыгодный адски доверяла?


      Но ватное понимание отмахивалось через них, желая лишь одного — поскорее пасть равным образом уснуть. Голова так равно профессия склонялась нате услужливо подставленное плечо мага. Если бы никак не гул оживленной улицы, автор бы, наверное, правильно уснула. Видимо, такова была запоздалая рефлекс для шок.


      Когда черт знает что неожиданное иначе ошеломляющее, или — или неприятное происходит, аз многогрешный сперва развиваю бурную деятельность, в некоторой степени делаю, анализирую. А потом, в некоторых случаях немножечко успокаиваюсь, прокариота эдак равным образом норовит погрузить меня на спасительный сон.


      Очередной вскрик раздался совершенно рядом, да пишущий эти строки непроизвольно вскинулась.


      — Не волнуйтесь, Инга, — после этого а отреагировал Гардар. — Скоро поуже доберемся по отдыхальни, а после этого сможете естественно поспать.


      — Да, да, спасибо, — пробормотала я, объединение инерции однако а оглядевшись.


      И сразу взгляд, скользивший в области однообразной толпе людей, зацепился из-за пару… нет, невыгодный ангелов, же кого-то им подобных. Высокие, чудо как красивые молодой человек да подросток от длинными белоснежными волосами шли в области тротуару, относительно чем-то флегматически среди из себя переговариваясь. Правильные лица, возвышенно сложенные фигуры… они получи самом деле напоминали ангелов. Все крест — чуть во отсутствующих крыльях равно нимбах по-над головой.


      Я неумышленно вздохнула, для аюшки? безотлагательно последовал вздорный отзыв Гардара:


      — Нравятся? Забудьте, Инга. Такие, вроде они, для таких, как бы мы, внимания безвыгодный обращают.


      — Такие как бы они? — малость оживившись, уточнила я.


      — Дэйнатары.


      — Дэйнатары? Кто это?


      — Они ну-у… что бы вы объяснить. Есть мы, люди, а поглощать они. Сверхлюди. Раса, созданная богами. Красивые равно сильные — да. Но во в таком случае а миг надменные, бесчувственные да уверенные на собственной исключительности, — Гардар скривился. — В общем, малограмотный есть расчет от ними связываться.


      Сверхлюди… мы проводила взглядом прошедшую пару блондинов равным образом поджала губы. Вот она, реальность. В книгах во всем попаданцам полагаются бонусы равным образом избранность, а ми стоило попасть во противоположный мир, с целью до этих пор значительнее зачуять собственную неполноценность!


      «Впрочем… равно плевать».


      Мимолетный забота угас, а тягость накатила вновь, вместе с до этих пор большей силой.


      Единственное, почто меня безотлагательно интересовало — сие кровать. Даже вожделение взглядывать объединение сторонам отпало. Помнится, ми сулили отдыхальню…


      Долго выжидать обещанного далеко не пришлось. Преодолев вновь сам сообразно себе квартал, пишущий сии строки остановились у трехэтажного здания из великоватый вывеской: Отдыхальня равно ресторация «Элит-престиж». И пусть даже до внешнему виду стало быть ясно, Гардар отнюдь не обманул — сие неприкрыто было далеко не третьесортное заведение. Двери с красного дерева украшали витые, массивные, из позолотой ручки, а у входа стоял вахтер на расшитом камзоле.


      Гардар спрыгнул вместе с платформы первым равным образом галантно подал ми руку. От помощи отшатнуться никак не стала, затем что ото усталости поуже едва-едва переставляла лапти равным образом на серьезе боялась оступиться.


      В отдыхальню входили за вслед за торговцем. Внутри размещение тотально соответствовало своему высокому званию. Стены да широкая эскалатор были отделаны деревом дорогих пород, матово-белый половая принадлежность сверкал полировкой. Мраморные но колонны были украшены оригинальными цветочными композициями, выполненными с множества светящихся маленьких шариков.


      За длинной стойкой регистрации стоял возвышенный юноша нет слов фраке. Чуть во глубине, из-за тяжелыми темно-бордовыми портьерами находился мешковатый трапезная ресторана. Там виднелись столы не без; белоснежными скатертями, люди… а чисто ни единого звука изо зала далеко не доносилось. Вообще.


      Правда, данный любопытный диво дивное казался бы куда интересней да загадочней, когда бы меня безграмотный манила постель. А эдак пишущий эти строки едва отстраненно отметила очередное магическое явление. Кстати, беда удобное, понеже гомон с ресторана невыгодный мешал остальным посетителям. Ну равным образом моему сну обременять далеко не будет.


      Гардар равным образом Вастран борзо согласен вместе с местным управляющим в отношении комнатах равным образом ужине. Мужчина из-за стойкой стройно позвонил на колокольчик, равным образом изо ресторанного зала вышла барышня во строгом миди равно подносом на руках. Она выслушала ордер равным образом заново исчезла после шторами.


      — Пойдемте, Инга, — подхватывая меня по-под локоть, предложил Гардар равно повел для лестнице держи следующий этаж.


      Поднявшись по части ступеням автор сих строк оказались во длинном коридоре со множеством дверей. Миновав порядочно изо них, Гардар открыл передо мной одну изо комнат.


      — Прошу, Инга, ваши апартаменты.


      Я благодарно кивнула, прошла во комнату равно попала во истинный штучка люкс. Пусть да невыгодный бог больших размеров, так однако же. Мебель — широкая ложе не без; балдахином, термошкаф не без; большим зеркалом получи дверце да верстак не без; парой кресел — точно бы была доставлена с Лувра. Красивая, резная, из многоценный парчовой обивкой. На полу — мохнатый ковер. Даже вот жалость в таковой грязными сапогами наступить. И подле не без; входом небольшая дверца, видимо, на уборную.


      — Отдыхайте, — Гардар отступил наоборот на коридор. — Ужин бегло доставят.


      — А родник с номера? — ваш покорнейший слуга удивленно посмотрела получи дверь, во которой пусть даже скважины никак не было.


      — Здесь чернокнижный замок, — доброжелательно сообщил Гардар. — Прикладываете руку для ручке равно приказываете «закрыть». И без участия вашего разрешения шишка на ровном месте дверка далеко не откроет.


      — Удобно, — согласилась мы равно тута а решила попробовать.


      Едва сдержав зевок, как ни попало сосредоточилась и, прикрыв дверь, отдала требуемый приказ. После что дернула портун вновь, только та пусть даже безграмотный шелохнулась, точно бы в соответствии с всему периметру приклеенная.


      Теперь ваш покорнейший слуга попробовала задний приказ. Дверь послушливо отлепилась через косяка, позволяя ещё рассмотреть катакомба да Гардара.


      — Свет также голосом управляется, — сообщил чаровник да ухватил меня из-за кисть. — Оставлю вас, Инга. Доброй ночи.


      Мужчина вторично поцеловал мою руку, который раз заставив смутиться.


      — Доброй ночи, — попрощалась я.


      Гардар улыбнулся и, развернувшись, направился ко одной изо дверей напротив. Я но бойко прикрыла свою равным образом заново зевнула. Кровать манила неимоверно. Так что, чуть-чуть разувшись, мы мгновенно прошлепала ко ней равным образом упала для мягкую перину.


      Блаже-е-енство!


      Глаза самочки на лицо закрылись, равно ваш покорный слуга почувствовала, аюшки? уплываю на приятное забытье…


      Из которого почитай махом вырвал непредвидённый громовый шлепанье на дверь.


      — Кто покамест там, — сипло пробормотала автор этих строк и, вместе с трудом поднимаясь, буркнула: — Открыть!


      Сразу но со временем сего на комнату впорхнула девушка-официантка не без; заставленной тарелками тележкой. Даже безвыгодный поднимая колпаки, которыми они были закрыты, автор этих строк учуяла потрясающие духи равным образом сглотнула голодную слюну. Даже видение маленько отступил!


      — Ужин, — сообщила дева очевидное. И, профессионально улыбаясь, основные положения показывать для закрытые колпаками тарелки да перечислять: — Мясо мраморного адмара на винном соусе со специями. Овощи, запеченные по-королевски. Креветки в шпажках на изумрудно-ягодном кляре. Пирог ежевично-брусничный. Вино красное, легкое, полусладкое. Хлебные плетенки. Если желаете, могу приходить фруктов.


      — Нет, спасибо, ми достаточно, — отказалась я, безграмотный отводя взгляда с еды.


      — В таком случае, с вашего позволения откланяться. Приятного аппетита, — пожелала деушка да вышла, прикрыв дверь.


      А я, сделано никак не обращая внимания ни для что, схватила вилку, ножик, равно введение пожирать мясо. Нежное, не без; пряной кислинкой через соуса, оно точь в точь таяло нет слов рту. Потом идем овощь да креветки около вино, фактически легкое, хоть сколько-нибудь прочнее компота. Пирог доедала сделано вместе с трудом, исключительно изо принципа. Не уходить а такую вкуснотищу!


      На фоне сытости откидка вторично усилилась. Я не без; обожанием посмотрела держи кровать, хотя автохтон тутовник но намекнул, почто благодать хорэ неполным, неравно вначале неграмотный объехать уборную.


      В какой поуже разок зевнув, мы поплелась для заветной дверце.


      Что приятно, чистилище горница во этом мире оказалась полностью привычной. В плитке, вместе с нормальной раковиной да унитазом. Использовав финальный объединение прямому назначению, моя особа подошла для раковине да открыла воду.


      Все-таки хорошо, зачем на этом месте отнюдь не средневековье. Комфорт равно нормальную канализацию паршивый магией безвыгодный заменишь.


      Стоило порассудить по отношению сверхъестественном, вспомнилось кольцо, вследствие которому моя особа оказалась на этом мире. Все, предварительно мельчайших деталей. Даже красноватое свечение, охватившее шуршалки позднее произнесения мной надписи из ободка, да жар. Кажется, аз многогрешный ажно ощутила его вновь…


      На доли секунды показалось, что такое? основа жизни на ладонях чуть-чуть засветилась. Но стоило моргнуть, равным образом соблазн исчезло.


      «Наверное, поуже на глазах мельтешит не без; усталости», — решила пишущий эти строки да аллегро умылась. И беспричинно вместе с отверстие в качестве кого завеса спала. Нет, мы чувствовала, что-то устала, а постоянно но отнюдь не в таковой степени сильно, воеже осесть да отключиться! В голове прояснилось, да почти не сей же час нахлынула тревога.


      Все шло чересчур гладко! И на хрен мы по отношению ко всему согласилась из незнакомцами бог весть куда ехать? О нежели аз многогрешный думала вообще?!


      «О сне».


      Вспомнив, в чем дело? до этих пор пару минут взад была готова душу отдать ради кровать, аз многогрешный тихонько застонала. Невероятно! Такое ощущение, почто моя персона напилась снотворного равно отупела! А неотложно каким-то непонятно как смогла приспеть на себя.


      Я перевела лицезрение нате собственные руки. Хм. Если игра во ладонях отнюдь не почудилось, в таком случае сие что-нибудь а получается? Неужели настоящий чудодей Гардар меня околдовал, а моя особа каким-то образом смогла отвязаться с его чар? Вот во всяком случае Кашпировский местного разлива!


      Но дьяволом ему сие было делать? Помогать, уплачивать настоящий шик-блеск равным образом вечеря из разносолами, откровенно ценой отнюдь не во три упомянутых медяка.


      Богиня-то, например, так например приёмом сказала, почто хочет мою душу. А видишь Гардар околесица безграмотный просил, да сие странно. Да, спирт утверждал, что такое? ваш покорный слуга ему-де понравилась. Но суще реалисткой автор понимала, аюшки? чрезвычайно сие несравненно звучит. В жизни ото такого во вкусе Гардар, сильного темного мага со положением на обществе не возбраняется предстоять что такое? угодно, лишь только далеко не любви не без; первого взгляда. И то, что-нибудь аз многогрешный на маза этакий любви вновь порядком минут вспять возьми полном серьезе верила, вдвойне доказывает его магическое последействие получи и распишись меня.


      Что а делать? Бежать стойком сейчас?


      Вспомнилось вдруг, вроде изменилось образина Гардара, при случае автор этих строк рассказывала что до кольце. Та-ак. А вона это, пожалуй, теплее. Магу нужен артефакт. Но автор как-никак призналась ему, который обручалка осталось на моем мире. Какой ум в дальнейшем сего Гардару возобновлять варганить со мной?


      Если только… коли исключительно возлюбленный отнюдь не имеет внутренние резервы так-таки попасть во мои мир!


      Когда Шер говорила в рассуждении единственном варианте вернуться домой, пишущий эти строки уцепилась вслед него мгновенно. Но сейчас, вспоминая ее слова, осознала, сколько своими руками для того меня возлюбленный нереален. Ошейник-блокиратор — редкий чародейский артефакт, некоторый пока что поди отыщи. А властный маг, талантливый вскрыть портал… возьми мага нужны деньги. Много денег. И идеже их взять?


      Зато ежели решить сделку вместе с Гардаром, так весь проблемы решаются разом. Он снаряжает меня во муж мир, моя персона достаю да отдаю ему кольцо. В результате, пишущий сии строки и оный и другой получим свое.


      Да, пожалуй, сие самый успешный вариант. И никаких необдуманных спонтанных побегов делать безграмотный нужно. Наоборот, дозволяется удобно выспаться, а завтрашний день ни свет ни заря получи и распишись свежую голову потереться вместе с Гардаром. По-партнерски.


      Утвердившись во этом решении, моя персона порядком хмыкнула да вышла изо ванной. Но отнюдь не успела равным образом туман шагов сделать, равно как услышала рокот равным образом голоса.


      Раздавались они через несколько приоткрытой двери, ведущей на коридор. Когда уходила официантка, пишущий эти строки была до тех пор увлечена едой, зачем забыла ее закрыть. И нынче механически прислушалась ко происходящему. А кой-как во разговоре проскочило фамилия «Гардар», развернулась равным образом из любопытством выглянула во щелку.


      Ого! К нему, оказывается, поздние гости! Да в духе много!


      Я не без; удивлением смотрела, наравне на комнату мага одиночный вслед другим заходят индивидуальность цифра на однообразной одежде да не без; мечами бери поясах. Причем лицо у них был так например равным образом серьезный, хотя безграмотный заготовленный для бою. А, значит, Гардар пригласил их сам. Интересненько. И к чему же?


      Едва следовать мужчинами закрылась дверь, по жути захотелось приблизиться да подслушать, в отношении нежели они будут говорить. Но — увы. Местное заклинание-блокиратор замка неграмотный пропускало звук. Так аюшки? аж коли бы автор этих строк равно решилась, постоянно в равной степени бы нуль безграмотный услышала.


      Хотя… попробовать-то моя персона могу?


      Подошла. Приложила слух для двери — тишина. Что равно требовалось доказать. Эх! Пропади пропадом сия магическая завеса!


      От досады мы несильно стукнула по мнению двери кулаком. В отказ по части пальцам врасплох пробежало легкое покалывание, а потом, по отношению чудо, по поводу двери послышались голоса!


      Мысленно ликующе похлопала во ладоши равно вновь прижалась для деревянному полотну.


      — Не понимаю, Гардар, на фигища твоя милость остался после этого ночевать? Да до этих пор равным образом наемников семо позвал. У тебя а помещение на городе, — вопрошал Вастран.


      — Чтобы оказываться уверенным, что-нибудь Ингеборга никуда далеко не денется, — не без; легким раздражением ответил маг.


      — Далась тебе сия нищенка. Что твоя милость от ней хочешь делать?


      Маг хмыкнул а затем огорошил ответом:


      — Жениться, Васт. Я хочу получи и распишись ней жениться.


      «Жениться? На мне?! — автор этих строк зажала хлебало рукой, ради никак не соорудить свое при ком каким-нибудь возгласом изумления. — Так сие ваш покорнейший слуга что, бесполезно думала что до нем пло…»


      — Несмотря нате то, ась? буква иномирная яловка необучена, несознательно возлюбленная однако до данный поры сопротивляется привороту. Лишь сонные волшба бери нее легли более-менее плотно.


      Это я-то корова?! Какое счастье, что-то моя персона ведь заране зажала себя рот!


      — Но на фигища возлюбленная тебе?


      — Кольцо Азарвила, Вастран. После обряда получи и распишись крови, Ингуша довольно в большинстве случаев ко ми привязана. Да да равно как мужу довольно доверять. Она доставит ми кольцо. А впоследствии ее смерти автор стану полноправным наследником равно смогу приобрести книгу. Представляешь, как много денег да мы от тобой для этом заработаем? Так который вы, все, — Гардар теперь, похоже, обращался для прибывшим мужчинам, — беречь девчонку, бросить взгляд во оба. Жизнью вслед нее отвечаете.


      Я надрывно вздохнула. Мамочки! Во сколько моя персона влипла?! Обманулась налаженным бытом вокруг, посчитала, который попала ко цивилизованным людям да совершенно потеряла осторожность! А тогда с цивилизации токмо сортиры! Люди — натуральные средневековые дикари. И сие из сим маньяком автор этих строк условливаться что касается чем-то хотела?


      Бежать надо! Бежать! Немедленно!


      За дверью послышались приближающиеся шаги. Резко отпрянув, автор развернулась да со всех ног помчалась для лестнице.


      Увы, далеко не успела — меня заметили.


      — Инга! Стой! — полетел на спину визг Гардара.


      Ага. Вот напрямик счас взяла равно остановилась.


      — Держите ее!


      Осознание толпы наемников после задом подхлестнуло кнутом. Перепрыгивая путем ступеньки, автор этих строк слетела по течению за лестнице. И, понимая, что-то держи темной улице меня на неуд счета догонят равно повяжут, вильнула во зал-ресторан.


      Но да с сего места выхода неграмотный было. Я затравленным взглядом оглядела полупорожний трапезная отдыхальни равным образом внезапно внутри посетителей на дальнем углу заметила белоснежную шевелюру. Дэйнатар, вдобавок вооруженный, никак не обращая ни нате кого внимания, ел.


      В голове моментально промелькнуло все, аюшки? ваш покорный слуга успела об них узнать. Сверхлюди. Значит, наравне воитель возлюбленный посильнее обычных, правда до этих пор равным образом сверхспособностями мамой клянусь какими-нибудь обладает. Вот он, муж лишь шанс!


      Не раздумывая больше, аз многогрешный рванула ко нему и, на волоске оказавшись рядом, грустно выдохнула:


      — Помогите! Меня ни после ась? стукнуть хотят!


      Мужчина поднял голову, да ваш покорный слуга безотчётно вздрогнула: вторая благоверный его лица, поперед сего скрытая во тени, оказалась изуродована жуткими шрамами. Этот дэйнатар выглядел малограмотный ангелом, а натуральным демоном.


      Впрочем, моя особа в ту же минуту сверху любую поддержка была согласна, на худой конец с самого дьявола. Поэтому взмолилась:


      — Очень прошу!


      Меня одарили равнодушным взглядом. Второй суждение достался входящим на холл да осматривающимся бойцам. После а дэйнатар сколько-нибудь поморщился равным образом процедил:


      — Благотворительностью никак не занимаюсь.


      Наемники, тем временем, нас заметили равно стали приближаться. А автор этих строк поняла, аюшки? сие конец. Как ни печально, описывая образ дэйнатаров, Гардар далеко не солгал. Сидящий передо мной гордец подлинно пушкой не прошибешь самоуверенно-снисходительный равным образом надутый тип.


      — Эй, никак не нужно убегать, детка, — приближаясь, крикнул единственный изо мужчин.


      И после этого во голове мелькнула безумная, единственная рецепт спасения.


      — Проваливайте! — потребовала я, на правах дозволено уверенней. — Иначе станете трупами!


      — Вот как? — солдаты судьбы колюче ухмыльнулись. — И кто такой а нас убьет? Ты?


      — Нет. — Я беспробудно вздохнула да не зная страха указала для дэйнатара. — Он.


      — Он? — сомнительно вытаращились в него мужики.


      — Я? — у дэйнатара ото изумления даже если бровь приподнялась.


      — Да! — Подтвердила моя персона да выпалила: — Я всего ась? его наняла, да днесь навязнуть в зубах меня позволительно всего-навсего помощью его труп!


      Блондин посмотрел получи меня со таким видом, чисто неграмотный был в силах поделиться собственным ушам да эдакий откровенной наглости. Потом неспешно встал, а шары его для ужасу моему затянуло чистым ртутным серебром леденящей ярости.


      — Послушай, ты…


      Договорить мужчине малограмотный дали. Мгновенно посерьезневшие собаки войны вдруг обнажили меч равным образом рванулись вперед, получай блондина.


      Взвизгнув, пишущий эти строки отпрыгнула подальше, через силу успев увидеть, в духе дэйнатар выхватил меч равным образом как бы размазался на пространстве. Однако вдумываться касательно способностях равным образом скорости сего индивида времени невыгодный было. Главное: сей поры они заняты дружок другом, моя особа смогу рисковать сбежать!


      Со всех ног мы бросилась для выходу, на ночную темноту, а в дальнейшем помчалась впереди по части погано освещенной улице. Бежала, по образу могла, до самого сбитого дыхания равно боли во правом боку. А, заметив впереди приостановившуюся у развилки грузовую платформу от какими-то мешками, рванула ко ней да небрежно забралась внутрь.


      Только по прошествии того, равно как помост двинулась дальше, а моя персона смогла отдышаться, поняла, как безумен был сей план, да в духе несусветно ми повезло. От страха да слабости меня слово в слово трясло.


      Боже, да ну? сие чертово бугель в подобный мере важное? Гардар фактически был подшофе в который угодно, только что бы приобрести меня. И его вышибалы не принимая во внимание разбора бросились даже если для настоящего воина, только лишь бы меня отбить!


      На минутка из чего явствует стыдно — однако силы неравны, равно вероятнее лишь сего дэйнатара убьют. Но далее ваш покорный слуга мотнула головой, отбрасывая жалость. В конце концов, меня дьявол в свой черед далеко не пожалел, а я… пишущий эти строки без труда хочу спастись. И вообще, коли некто такого склада сверхчеловек, в таком случае литоринх бежать сможет как-нибудь. Надеюсь.


      Остановившись бери этой мысли, моя персона сжалась промеж мешков, закрыла штифты равным образом постаралась удержать озноб равным образом яро стучащее сердце. Надо попытать счастья отдохнуть, в эту пору принимать возможность. Неизвестно, зачем хорош дальше.



      Глава 0



      Агон третьего крыла карателей дэйнатар Арданэллир Атрандир в коренной раз из-за архи долгое сезон пребывал на состоянии, близком ко бешенству. Присущее ему, на правах равно любому чистокровному дэйнатару, успокоенность позже событий последних дней дало трещину.


      А опять-таки очередная служба — обнаружить равно покончить беглого мага на розыске — казалось бы, далеко не представляла дерьмовый сложности! Этого мага, Даннелиона Арвирийского Мрачного, Арданэллир обнаружил достаточно быстро. Но потом… после безвыездно непристойно наперекосяк.


      Стычка от Даннелионом назло ожиданиям закончилась на Арданэллира неудачей. Мало того, что-нибудь жрец да его девчонка — светлая магичка, смогли сбежать. Так единаче равным образом самопроизвольно агон умудрился по-идиотски подставиться почти магическое отклик равно оказался точь в точь погребенным почти завалами обрушившейся отдыхальни.


      Чтобы выбраться, пришлось пусть даже жаловаться ко помощи Калионга! И касательно том, какими словами сопровождал данный течение набожный покровитель, отличается как небо через земли избыточный крата далеко не вспоминать. Просто потому, что такое? большая деление с них была безграмотный прямо грубой, хотя равно правдивой. Арданэллир равным образом на самом деле на оный миг чувствовал себя недальновидным да неуклюжим идиотом.


      Потом был никак не не в экий степени плохой диалог вместе с дальним равным образом нелюбимым родственничком — принцем Линнелиром Сирским. Этот полуночник-полукровка аж никак не стал преть возвращения Арданэллира во Туманное королевство. Откуда-то вызнав всё-таки подробности боя, венчанный чародей заявился неуклонно во приграничную отдыхальню, идеже агон пытался повергнуть себя на порядок. И, неясный живоглот его пожри, язвил, равно как мог, любопытствуя, невыгодный час ли Арданэллиру нате пенсию.


      Правда, потом короткого мордобоя Линнелир всё-таки а признал, почто был неправ. Даже сообщил причину, в соответствии с которой агон безграмотный дым спросить не без; Даннелионом. Но сообщение что до неучтенном древнем артефакте да своя рука в месяцы отнюдь не успокоила. Факт-то оставался фактом: Арданэллир провалил дело. Впервые на жизни!


      После такого ажно на столицу отзываться никак не хотелось. Несколько дней агон оттягивал минута разговора от королем, находя себя необязательные формальные обстоятельства на приграничье. Осмотр гарнизонов, инспекция боеготовности…


      Глухая умоисступление на нем прогрессивно утихала. Но эпизодически Арданэллир по существу созрел предстать до королевскими очами равным образом признать свое во-первых поражение, появилась эта… Подумать только! Какая-то человеческая девчонка посмела растоптать его бери виду у кучи народа! Сравнить его, агона третьего королевского крыла карателей, со каким-то паршивым охранником равно закачаешься всеуслышание изречь касательно найме! Да этой нищенке после всю общежитие столько денег безграмотный накопить!


      — Найду! — прорычал Арданэллир, вылетая с отдыхальни сверху ночную улицу из окровавленным мечом во руке. — Из-под поместья достану!



      Платформа эластично скользила за дороге, ваш покорнейший слуга а сидела середь мешков равно притворялась ветошью. Задремать что-то около равным образом неграмотный получилось, однако аж без затей покой всегда в равной степени шел сверху пользу. Да да вообще, успею снова отдохнуть. Главное в ту же минуту предстать во вкусе не запрещается ужотко с злосчастной ресторации равно ненормального дипломированного мага.


      Около четверти часа ни плошки отнюдь не происходило, равно мы ажно позволила себя облегченно вздохнуть: сбежала! Но стоило ми расслабиться, как бы площадка по-под всполошенный клик возницы стремительно затормозила. Рывок, другой, равным образом ты да я встали в духе вкопанные.


      Я остро замерла равно аж веять старалась реже. Может сие без труда обычное дорожное происшествие? Ну, маловато ли кто именно перед железный конь бросился?


      Однако на нижеуказанный минута надежды разбились, бо в платформу вскочил дэйнатар.


      «Мамочки! — молнией мелькнула паническая мысль. И вслед за этим вторая: — Нашел!»


      В лунном свете высокая, мощная очертания сильный пол выглядела устрашающе. Сверкающие ртутной яростью глаза, развевающиеся получи ветру снежные волосня равным образом мрачное, со шрамами лицо, опять-таки напомнили ми демона с преисподней. Я нечаянно почувствовала себя букашкой почти сапогом. Еще каплю равно ото меня оставят мокрое место!


      В какой-то отчаянной попытке избежать моя персона перевернулась нате четвереньки, пытаясь удалиться в глубину повозки равно окунуться поглубже посредь мешков. Но безграмотный успела равным образом нате кубик сдвинуться, по образу меня схватили из-за воротник равно что котенка ради шкирку вздернули, поднимая. После ась? в один миг выпрыгнули со мной со платформы держи улицу.


      О сопротивлении отнюдь не могло присутствовать да речи. Я хоть взвизгнуть безграмотный смогла через обуявшего ужаса. А на последующий мгновение осознала себя прижатой для стене соседнего дома.


      Стоящий назло около впритык дэйнатар прищурился равно вкрадчиво спросил:


      — Значит, твоя милость меня наняла?


      Я кожей чувствовала исходящие ото него теплота равным образом злость. Господи, ну-кася благодаря этому ми малограмотный могло на худой конец единовременно заведенным порядком повезти? Почему данный претенциозный образец меня нашел?! И в качестве кого об эту пору вместе с ним расплачиваться? Не натурой же! Хотя буде некто меня теперь неуклонно тута прибьет, да свойство отнюдь не поможет…


      О-ох! Соберись, Инга. Соберись. Мы обана — разумные лю… представители разумных рас! Мы обязаны договориться!


      — Послушай, ми действительно жаль, однако у меня далеко не было выбора, — в качестве кого позволено тактичнее вводные положения я. — Извини, ась? втянула кайфовый по сию пору это. Я точно рада, почто твоя милость дым непогибнуть да бежать от…


      — Сбежать?! — прорычал мужчина, нависая желательно мной. — Да наравне твоя милость вместе посмела такое предположить? Мало того, аюшки? твоя милость оскорбила меня ложью равно выставила каким-то паршивым наемником накануне целой сплошным потоком народа, приближенно нынче равным образом это?! Дэйнатары малограмотный сбегают! Никогда!


      — Ну… э… извини… — перепугавшись таковский тирады, выдавила автор равным образом надрывно сглотнула. — Я безвыгодный местная. Я отнюдь не хотела тебя оскорбить, несложно пыталась прогнать равно бежать с Гардара да его людей. Честное слово, далеко не вру!


      — Не врешь? Хм, а тем невыгодный менее равно согласен невыгодный врешь. — Полыхающей ртутной ярости во глазах дэйнатара по непредвиденным обстоятельствам поубавилось. — Значит, безвыгодный местная, говоришь? И заинтересовала одного с сильнейших магов на округе. Заня-атно. Ладно, считай, что-нибудь получай срок избежала смерти. По крайней мере, сей поры никак не расскажешь, для чего до тех пор понадобилась Гардару, почто его дикие гуси безвыгодный раздумывая решили самоубиться об меня.


      Самоубиться?! Всплеск удивления инда боязнь оттеснил.


      — То вкушать твоя милость их всех убил? — косо вытаращилась ваш покорный слуга сверху блондина.


      — Женщина, твоя милость серьезно? — от недоумением посмотрел нате меня тот. — Ты бери самом деле давно этих пор во этом сомневаешься?


      — Но их после было персона десять, — пролепетала я.


      — Двенадцать, — невольно поправил дэйнатар, во все глаза вглядываясь на меня, можно представить исследуя какую-то неведомую зверюшку. — Неужели твоя милость безграмотный видела, для кому обратилась следовать помощью? Уж форму-то во почто бы ведь ни стало опознала.


      — Там… на зале темновато было, — промямлила я. — Я наугад побежала…


      На лице блондина проскользнула странная улыбка, особенно жуткая оттого, сколько коснулась только левой стороны губ. Правая а сторона лица, изуродованная шрамами, что-то около да осталась неподвижной.


      — Наугад, значит? — протянул дэйнатар. — Но не долго думая моя персона рядом, да мы, вроде, никуда безграмотный торопимся. Можешь проанализировать внимательнее.


      Послушно кивнула, смотрю. Изображаю медитация равным образом понимание.


      Темно-серая строгая, а неграмотный сковывающая движений очертание не без; какими-то металлическими тонкими пластинчатыми вставками. Материал плотный, отдаленно отливает серебром около свете Луны, одначе во тени становится дымчатым. На уровне груди, до левой стороне пусть будет так малость вертикальных угольно-черных плашек вместе с насечками. Брюки заправлены во высокие полсапожки изо мягкой кожи. Ну да бархот со оружием — мечом, ножами равным образом какими-то местными аналогами сюрикенов. Кстати, рукоять у меча, невзирая в кажущуюся простоту, до смерти дорогая равно старинная. Ручная работа, похоже. Даже навскидку этому оружию побольше ста лет…


      Так, отнюдь не в отношении фолиант думаешь, Инга! Соберись! Думай насчёт том, кому такая вид может принадлежать? Наемникам? Нет, текущий субъект оскорбился, в некоторых случаях мы сравнила его со наемниками. Убийцам? Да ну, вряд ли ли аж на таком гадком мире убийцам позволено совершать моцион прямо-таки так. Страже? Нет, стражников моя персона видела бери воротах, равно выглядели они абсолютно по-другому. Но кто такой дьявол о ту пору такой? Служащий каких-нибудь элитных королевских войск? Вроде, у них туточки монархия…


      — Ну? — никак не выдержав, поторопил блондин.


      Я горько вздохнула равным образом печально уточнила:


      — А подсказку можно?


      — Заня-атно, — возмещение ответа снова протянул он. — И во каком а диком уголке нашей планеты неграмотный знают относительно карателях дэйнатар?


      Пришлось потупиться, равным образом вполголоса признаться:


      — Насчет вашей планеты ни плошки говорить безвыгодный могу. Я на правах бы весь далеко не отсюда. Совсем.


      Мгновение молчания, а попозже недоверчивое:


      — Попаданка, сколько ли?


      — Да, — со вздохом кивнула я.


      — И быть этом властный глухой маг?


      — Да. Судя по части всему.


      — И по образу давным-давно изо Ограниченного решетка переместилась? — уточнил дэйнатар.


      — Несколько часов назад, — ответила я.


      И тогда но столкнулась от впившимся во меня колючим взглядом.


      — Всего сколько-нибудь часов? Значит, сие содеялось под боком через города? — алчно прищурившись, произнес он. — Где конкретно? Я ни малейшего эха отнюдь не чувствовал. И при случае твоя милость успела пополнить чародейный резерв?


      — Э-э-м, — промычала я, растерявшись через такого количества неудобных вопросов следовать нераздельно раз.


      Однако зачислить решение, достаточно ли говорить этому типу что до разговоре со богиней да ее помощи, невыгодный успела. Со стороны дороги раздался аллегро приближающийся шелест, а слово в слово после пару секунд неподалёку от нами остановилось небольшое транспортное средство. Чем-то оно напоминало наши машины, всего-навсего сильнее вытянутое да парящее надо землей. Вместо колес исконный «Мерседес» имел всего только небольшие дуги, по-под которыми кое-что светилось. Явно магическое равно удерживающее его на воздухе.


      Пока аз многогрешный из интересом рассматривала игра природы иномирной техномагии, свет погасло. Машина опустилась держи мостовую, несокрушимо встав нате те самые дуги. А в дальнейшем двери открылись, равным образом внимание моментально вытеснила паника.


      Из аппаратура вышел Гардар.


      Он был зол, да симпатия был безграмотный один. Следом из-за колдуном появились трое очередных наемников. Черт! Это нетрудно финал невезения!


      Я бегом взглянула получи дэйнатара. Тот прибывших также заметил равным образом теперь, не присаживаясь вполоборота, следил после их приближением. Спокойно, без всякого желания покрошить на капусту. Ну да, теперь-то держи него ни одна собака безвыгодный нападает. Так из а бы следовать меня впрягаться?


      Сейчас легко отойдет во сторону, а я… а меня…


      Меня заколотило ото страха. Господи, равным образом помолиться-то некому! Ну почему, вследствие чего ваш покорный слуга предписание Ашшарисс безвыгодный приняла? Может, взять симпатия помогла бы!


      На подошедшего колдуна ваш покорный слуга смотрела в качестве кого грызун получи и распишись удава. Ноги предлогом чужими, ватными стали, да измор ещё раз навалилась. С паче чаяния четкой ясностью моя особа поняла: все. В сей однова малограмотный сбежать.


      Понимал сие равно Гардар. Мельком посмотрев сверху меня, дьявол едва с высоты своего положения улыбнулся равным образом перевел лицезрение для дэйнатара. После почему от легким почтительным поклоном поприветствовал:


      — Мое почтение, агон Арданэллир.


      Дэйнатар во отказ инда неграмотный кивнул. Лишь бесцветно спросил:


      — Чего тебе, Гардар?


      — О, моя особа ни на коей мере безграмотный хочу лишать вашего времени, — откликнулся колдун. — Лишь хотел своими руками убедиться, аюшки? посреди нами малограмотный склифосовский недопонимания равным образом уверить вы во своей лояльности. Мне всего лишь что-нибудь сообщили насчёт неприятном, гм, инциденте на ресторации. И я, разумеется, понимаю, почто ваш брат имеет основания оскорбиться нате это, гм, нападение. Но уверяю, сие стряслось ненамеренно. Вся первопричина лежит всего-навсего сверху идиотах-наемниках, которые никак не разобрались на ситуации. Разумеется, приобрести вам вслед за наемника — сие лишь только их глупость. Убив их, вас были нацело во своем праве. И аз многогрешный собственнолично приношу близкие извинения ради подобное дикое оскорбление. А солгавшую женщину ваш покорный слуга заберу и, разумеется, зараз но согласно возвращении до дому немедля подвергну наказанию…


      — В этом не имеется необходимости, — дэйнатар улыбнулся одной в обход губ равным образом внезапно добавил: — Поскольку возлюбленная сказала правду.


      На небольшую толику мгновений следовательно тихо. Я отнюдь не верила своим ушам. Да равным образом Гардар, похоже, тоже. Он вместе с шумом прочистил пасть равно хрипло, от запинкой произнес:


      — Аг-гон, ми показалось, что… нижайше прошу прощения, только да не сделаете каратели дэйнатар… они могут?..


      — Мы до сей времени можем рядом желании, — студено оборвал посланника блондин. — И буде нам предложат хорошую цену.


      — Цену? — Полыхнувший ненавистью мнение Гардара словно по мановению волшебного жезла метнулся ко мне. — Ах ты, дрянь! — Зашипел спирт так, аюшки? у меня мокрое дело на жилах застыла. — Да я…


      — Ты убираешься отселе немедленно, — оборвал дэйнатар. — И делаешь все, воеже лишше безграмотный попадаться ми возьми глаза.


      На лице Гардара хоть желваки заходили, все браниться некто никак не осмелился. Резко развернулся равно помчался ко машине вместе с подобный скоростью, сколько кое-как своих наемников безвыгодный сбил. Раздались плески дверей, равно машина, рванув из места, скрылась на ночной темноте.


      И лишь только нынче ваш покорнейший слуга в полном смысле слова осознала, зачем теперь произошло. Гардар уехал! Дэйнатар чего-то после меня заступился! По-настоящему!


      — Почему? — поднимая зеницы получи и распишись мужчину, лишь равным образом смогла справиться я.


      Тот еще раз усмехнулся своей жутковатой улыбкой равно сообщил:


      — Мне следственно интересно.


      — Интересно? Так на вашем мире попаданцы, в какой мере моя особа поняла, отнюдь не редкость.


      — Верно. Но их безвыгодный хотят все непропорционально какой ценой оторвать сильные маги, — мотивированно отметил блондин.


      — Но с каких щей твоя милость решил, что-нибудь они лгут, а ваш покорнейший слуга говорю правду?


      — Я дэйнатар. Мы вечно можем отличить правду через лжи, — бесцветно сообщил он. — К тому же, ответ Гардара потом моих слов касательно цене защиты говорила самочки следовать себя. Ты воистину являешься ключом для чему-то очень важному, сообразно его мнению. А сие хватит изловчившийся колдун. Его представление в рассуждении магических равно околомагических вещах есть расчет допускать закачаешься внимание. Итак, на нежели причина? Почему люди, которые балдеж подготовлены, да знают, как бы маловато у них шансов в выживание, всё-таки так же набросились получи и распишись меня?


      Н-да, во логике мужику малограмотный откажешь. Но стоит только ли ему отвечать? Вон, одному еще рассказала все, понадеявшись нате помощь. В результате меня чуть-чуть неграмотный убили. А если бы оный характер поступит в такой мере же?


      — Я ранее говорил, что такое? малограмотный занимаюсь благотворительностью, — когда-когда молчанка затянулось, колотун напомнил дэйнатар. — Моя пособничество имеет смысл дорого. Очень дорого. Так сколько подбор у тебя невелик. Ты можешь раструбить то, сколько точно меня заинтересует, равно награду унаследовать защиту ото Гардара. Либо аз многогрешный легко разворачиваюсь равно ухожу. А со колдуном равно прочими возможными проблемами разбирайся сама.


      И внушать данный седоволосый инкуб умеет. Ведь одна автор подлинно туточки малограмотный выживу. Но… черт, зачем а делать?


      — Кто твоя милость все такой? — решила прояснить пишущий эти строки добро бы бы это. — Судя в области отношению Гардара равным образом его людей я, конечно, догадываюсь, аюшки? твоя милость — лицо известная, да всё-таки же?


      Нет, равно гляди что некто такое каменное формулировка лица состроил? Я благоразумный вопрос, в ряду прочим, задала! Откуда мне, попаданке, вкушать об иномирных знаменитостях? Может, дрянной особой администрация у него да полноте! Может текущий субъект — не мудрствуя лукаво власти местного ЧОПа…


      — Агон третьего крыла карателей дэйнатар Арданэллир Атрандир, племянничек Заариила Туманного, правителя Туманного королевства, — отчеканил блондин.


      Племянник короля?! Хм. Ладно, каюсь, про ЧОПа была далеко не права. Власть у него да истинно имеется, равно немаленькая. Повезло но наткнуться! Теперь понятно, зачем дэйнатар эдак взбеленился, от случая к случаю моя особа его со простым наемником сравнила.


      — А зачем такое «агон»? И который такие каратели?


      — Женщина, твоя милость меня всю найт исповедовать собралась?


      — Не всю. Я до этих пор прикорнуть надеюсь, — нервозно слетело не без; губ само собой. Пришлось туточки а понуриться да прибросить жалобно: — Но узнать-то пускай бы бы центр моя персона должна! И вообще… меня Инуся зовут.


      — Хорошо… Инга. Отвечу, — помедлив, согласился Арданэллир. Но сказано сие было таким ледяным тоном, в чем дело? пусть даже идол бы понял: хлеще расспросов никак не потерпят. — Каратели дэйнатар — сие боевые отряды, которые подчиняются по собственному почину королю. Лучшие с лучших воинов, наделенные правом рассуждать равно наказывать с имени Заариила Туманного. Любое наше резолюция — извести либо благодетельствовать — в равной степени решению короля.


      — Ого! — далеко не удержалась моя персона через удивленного возгласа.


      Ничего себя карт-бланш! Похоже, сим карателям распорядитель начисто доверяет, крат предоставил мочь умерщвлять ото собственного имени кого угодно.


      — Всего таких отрядов — крыльев — четыре, — продолжал, тем временем, Арданэллир. — Я, на правах никак не бедственно догадаться, даю голову на отсечение следовать третье.


      — Значит, агон — сие нечто небось нашего генерала, — заключила я.


      — Именно.


      — Однако-о. Далеко но тебя через королевского дворца забросило…


      — Я, по-видимому бы, нате безвыездно злободневно важные вопросы ответил, — перебивая, процедил блондин. — А в настоящее время хочу услышать, сколько расскажешь ты.


      — Ладно. — Я кивнула. Потом, набираясь храбрости, в глубине вздохнула равным образом выпалила: — Но раньше поклянись, сколько в сущности безвыгодный станешь меня казнить равно отнюдь не будешь приглашать кончиться ради тебя замуж!


      И второстепенный присест вслед за приём сподобилась испить чистейшее ужас получи лице дэйнатара.


      — Замуж? — Переспросил некто от таким видом, можно подумать невыгодный поверил своим ушам. — Жен… Инга, правда твоя милость как например представляешь, до какой степени ажно само основание подобного абсурдно? Дэйнатары прагматично в жизнь не никак не связывают близкие жизни со жизнями людей. Тем паче дэйнатары мои статуса. Никогда!


      — Вот да хорошо, — обрадовалась я. — Значит, тебе нисколько безграмотный игра стоит свеч передать такое обещание, верно?


      — Более чем! — иллюминаторы Арданэллира сверкнули, равно дьявол пиццикато произнес: — Я, Арданэллир Атрандир убей меня гром кровью равным образом покровителем Калионгом, сколько никак не стану бить тебя, Инга, равно вовеки малограмотный предложу выступить из-за себя замуж, — рядом последних словах у него целых мигалки дернулся, как самоё парадокс по части подобном вызывала насилу-насилу ли невыгодный блевотный рефлекс. — Мои плетение словес — истина. Fiat erit.


      «Будет так», — автоматом перевела аз многогрешный не без; латыни последние слова. И тогда но охнула, рано или поздно в обществе нами вспыхнула небольшая дымчато-голубая искра.


      — Удовлетворена? — бесцветно уточнил дэйнатар.


      — Да… кажется. — Я невольно кивнула, по сию пору вновь находясь около впечатлением через магических спецэффектов казалось бы обычной клятвы.


      — Тогда автор слушаю.


      Я сильно вздохнула равным образом кратко поведала об кольце, с подачи которого оказалась на этом мире. Правда, об встрече из Шер, во вкусе да на разговоре со Гардаром, умолчала. Не знаю, почему, однако ми казалось сие правильным. Что-то в утробе непреклонно твердило — докладывать в рассуждении знакомстве со богиней нельзя. Вместо сего сказала, в чем дело? портал перебросил меня на рощу, рядом ото города. А что? Ведь поистине перебросил! Какая разница, чей? В главном-то пишущий эти строки безграмотный солгала.


      Дэйнатар, правда, чуть-чуть нахмурился да задумчиво пробормотал:


      — Все-таки странно, который автор этих строк ничто малограмотный почувствовал.


      Но далее разглагольствовать держи эту тему автор этих строк ему никак не позволила, памяти продолжив личный рассказ, как равным образом малограмотный заметила реплики мужчины:


      — Гардар меня каким-то образом зачаровал да на гостиницу… отдыхальню привез. Только дальше ми посчастливилось наступить во себя равно сообразить, что-нибудь нечто далеко не так. Я решила разузнать, на какого хрена понадобилась магу. Ну да подслушала его щебетанье со торговцем, на котором выяснилось, в чем дело? чтобы сего кольца Гардар хочет получи ми повенчаться из кем равным образом убить, затем чтобы случаться полноправным наследником артефакта. Я перепугалась равно попыталась сбежать. Ну а подалее твоя милость знаешь.


      — Значит, твоя милость являешься владелицей какого-то мощного артефакта. Осталось всего только узнать, какого конкретно, — задумчиво проговорил Арданэллир. — Опиши его.


      — Золотое кольцо, украшенное мордой какого-то животного, — признаваться на правах вместе с Гардаром да очерчивать до мелочей артефакт ваш покорнейший слуга далеко не стала.


      Конечно, дэйнатар обещал, аюшки? никак не склифосовский меня убивать, но, во вкусе говорится, речение равно отступать ухватить можно. А на их магии пишущий эти строки все еще неграмотный в ёбаный степени недурственно разбиралась, с намерением сполна подлечь каким-то спецэффектам со временем испарения слов. В общем, передавать до этого времени подробности беловолосому демону целиком и полностью неграмотный хотелось.


      Я замолчала. Арданэллир задумчиво смотрел бери меня, кажется в некоторой степени решая. И на ожидании его решения автор этих строк целых веяние затаила, не без; каждой секундой нервничая всё-таки сильнее. А, может, наудачу пишущий эти строки неграмотный описала чекушка подробнее? А против всякого чаяния деяния покажется ему безвыгодный стоящей внимания? А если…


      — Что ж, ладно, — произнес Арданэллир. — Считай, в чем дело? твоя милость меня заинтересовала. Сделка на силе, Гардара твоя милость хлеще отнюдь не увидишь. Утром аз многогрешный возвращаюсь на Туманное королевство. Ты идешь со мной. Мы выясняем, какую пользу ты, наравне маг, можешь отправить Короне. После сего будем во расчете.


      Только днесь автор надрывно втянула носом воздух. Обхватила себя руками, стараясь сдержать пробившую нервную дрожь, да на полутонах выдавила:


      — Спасибо.


      А дальше паче чаяния зевнула.


      Господи, как много мы еще в ногах? Сутки? И сколько стоит вновь придется провести?


      Устало посмотрела сверху дэйнатара. Тот поймал мои мнение и, видимо оценив мое состояние, смилостивился:


      — Ладно, всё-таки остальное выясним завтра. Сейчас тебе нужен отдых.


      После зачем жестом приказал проистекать после ним и, развернувшись, направился ко ближайшему перекрестку. Я, естественно, постаралась никак не отставать.


      Миновав пару поворотов, я оказались у дверей какой-то отдыхальни. Выглядело предприятие неизмеримо проще, нежели достопамятный «Элит-Престиж». Никакой позолоты получи ручках, самая обычная дверь, верно равным образом в глубине мрамором да неграмотный пахло. Видимо, Арданэллир никак не выбирал, без затей зашел во первую встречную. Но на собственном опыте ми было плевать. Лишь бы безграмотный трогал никто.


      Когда пишущий сии строки от Арданэллиром подошли ко стойке регистрации, стоявший после ней малец вытаращился в дэйнатара так, ровно пред ним возник самолично Всевышний. Даже рука, на которой зеленый куверта держал ручку, крохотку дрогнула.


      — Нам нужен номер-дубль, — умиротворенно да неграмотный обращая внимания получи реакцию регистратора, проговорил Арданэллир равно положил получи стойку мало-мальски монет.


      Деньги вернули парня во реальность. Тот души сгреб монеты, взглянул бери меня и, похабно улыбнувшись, начал вписывать переписывание во регистрационную книгу.


      А вишь вот ми проснулось охота убивать. Мысли парня были прозрачны наравне хрусталь: дьявол посчитал меня девушкой облегченных моральных принципов! И это, чертяка побери, было чрезвычайно обидно!


      Ногти попросту заныли через желания уничтожить мерзкую ухмылочку со лица сего идиота.


      — Вторая портун в правую сторону ото лестницы, — проговорил ублаготворенный парень. — Желаю приятственно протянуть момент во нашем заведении, агон. Если что, сервис наших, — возлюбленный выделил сие слово, — девушек эдак а во вашем распоряжении. Уверен, наша сестра подберем что-нибудь от безвыгодный больше экзотичной внешностью.


      Я поперхнулась негодующим вздохом. А при случае Арданэллир по непредвиденным обстоятельствам притянул меня вслед за талию да повел ко лестнице, равно совершенно почувствовала, зачем готова взъяриться с гнева.


      Мало ми того, почто безраздельно посчитал Князь мира уведомление кем! Экзотикой легкодоступной! Гейшей местного пошиба! Так да сей светловолосый сучок вновь да далеко не отрицает, ась? меня снял?!


      Теперь охота поранить чью-нибудь физиономию проецировалось для дэйнатара. Я чеканила нарезка в соответствии с ступенькам равным образом представляла как бы вторая пятьдесят процентов лица мужской элемент начинает что приходится к чему той, сколько обезображена.


      «Был бы законченный Фэн-шуй!» — со злорадством подумала я.


      Хотя… некто да приближенно жизнью наказан. Наверняка непрерывный пациент на таких заведениях. Кто из таким страшным заключая дремать захочет, кабы безвыгодный из-за деньги?


      «А спирт тогда тебя с Гардара спас», — внезапно промелькнуло бери задворках сознания, равным образом проснулась совесть. Что я, на самом деле, бери мужика взъелась? Ведь, если бы подумать, пользу кого маскировки такая должность равным образом на самом деле идеальна. Никаких других объяснений да невыгодный нужно. И, кабы медянка соответственно справедливости, пусть даже страшные шрамы никак не делали дэйнатара неприятно-отталкивающим типом. Тот а чувак со своей сальной ухмылкой, невзирая бери внешнюю нормальность, вызывал несравнимо большее отвращение.


      Кстати, ежели не без; левой стороны взирать равным образом шрамов далеко не видеть, что-то около Арданэллир вместе красавцем выглядит. Правда, холодным, холеным равно бездушным, в качестве кого да весь их чертова надменная «ангельская» раса.


      В общем, наплевать в всех. Главное, без дальних слов ваш покорный слуга смогу улечься равно поспать. А счетчик туземный может варить целое почто захочет, дьявол меня никак не знает автор его тоже.


      Однако если пишущий сии строки вошли во отведенный нам номер, через дэйнатара автор целое но отстранилась вместе с облегченным вздохом. Слава богу, так например келья оказалась пусть себе равным образом небольшой, зато из двумя кроватями. Кроме них равным образом стола посредине после этого в большинстве случаев околесица невыгодный было, хотя исключая кровати ми ни ложки да безвыгодный требовалось.


      — Тебе было эдак неприятно, который автор этих строк обнимал тебя? — Внезапно прозвучал слабый вопрос.


      Вот до сей времени новости! Смотрите-ка, а свой мистер гонор равно самовлюбленность, кажется, мою вражда учуял, да сие пришлось ему малограмотный за нраву.


      Я обернулась и, посмотрев в дэйнатара, не май месяц сообщила:


      — Мне был оскорбителен подтекст, из которым твоя милость сие делал.


      — Даже так?


      И спирт снова удивляется?! Это вовсе вывело меня с себя.


      — Послушай, Арданэллир. Не знаю, равно как шелковица у вы со этикетом, однако во своем мире пишущий эти строки с до смерти интеллигентной семьи, — отчеканила автор со злостью. — И связи для себе, по образу для какой-то… девке гулящей, никак не приемлю. Сейчас аз многогрешный отнюдь не расцарапала вы обоим ставни не мудрствуя лукаво потому, что-то осознавала — такая небыль необходима пользу кого маскировки. Но сие никак не значит, почто автор была через нее во восторге. Я бы предпочла что-то желать другое!


      Сообщив это, ваш покорный слуга срыву развернулась для кровати. И, вяще далеко не обращая нате дэйнатара внимания, разулась равным образом легла. Но на волоске закрыла глаза, что услышала неожиданное:


      — Хорошо. Я учту эту информацию.


      Ого! Неужели у сего черствого индивида все же присутствует решпект для людям?


      — Спасибо, — ранее тише поблагодарила моя особа равным образом подтянула ко себя тонкое одеяло.


      Все. Спать. Надо спать.


      Однако поперек ожиданиям, издергавшиеся раздраженность никак не позволяли организму ровно отключиться. В голове вертелись обрывки воспоминаний сегодняшнего дня. Кольцо, портал, богиня, психопат колдун… Столько стрессов ваш покорнейший слуга после всю предыдущую век невыгодный получала! А приём сверху платформе не без; Арданэллиром за мои побега? Жуть ведь!


      Память услужливо воспроизвела поверхность дэйнатара вместе с полыхающим взглядом на свете луны. Я целых вздрогнула. И ведь, главное, что но памяти спирт меня нашел, притом, сколько хоть далеко не знал, на какую сторону моя особа побежала! Тоже, который ли, предсказание какое-то применил?


      Любопытство шевельнулось. Чуть приоткрыв равным образом скосив глаза, мы увидела, что-нибудь Арданэллир, уж на что равно лег, да до сей времени отнюдь не спит. И далеко не удержалась через вопроса:


      — А на правах твоя милость меня нашел?


      — Выследил. — Коротко ответил тот.


      — Вот так, просто?


      — Я знаменитейший следопыт на королевствах. Я кого желать обнаружить могу, пусть даже мага вместе с маскировочными чарами высшего уровня вслед тысячи километров через себя, — наплевательски пояснил дэйнатар.


      Надо же! И говорит так, словно бы сие обычная констатация факта. Я совсем открыла штифты и, перевернувшись нате бок, путево уточнила:


      — Магия? Супернюх?


      — Нет.


      Сухой отказ безвыгодный удовлетворил, вследствие чего моя особа продолжила допытываться:


      — А зачем тогда?


      — Меня ведет дух Калионга.


      — М-м, понятно. А кто именно экой Калионг?


      — Слушай… Инга, — Арданэллир нелюдимо взглянул получи и распишись меня. — Я могу стоить вне сна неделю. Ты способна возьми подобное?


      — Не…


      — Тогда спи!


      Н-да, бог знает кто самоочевидно невыгодный во настроении общаться. Ну равным образом ладно, дальше спрошу. Тем более, впрямь исстари миг спать. Еще неизвестно, что-нибудь ждет завтра. Или даже если после пару часов. Может, Гардар все ж таки вдругорядь пришлет своих отмороженных наемников. Из тех, которым неважно, почто Арданэллир — пологий боец. Ворвутся сюда, а автор здесь сплю...


      От этой мысли во происхождение ударил адреналин. Спать приёмом расхотелось, равным образом моя персона заворочалась нате кровати. Потом малограмотный выдержала да позвала:


      — Арданэллир.


      — Что еще? — безнадежно отозвался тот.


      — А если бы человеки Гардара опять двадцать пять нападут?


      — Я их убью.


      — А разве жрец внутри них равным образом будет?


      — Я да его убью.


      — Но твоя милость говорил, симпатия мощнейший на округе…


      — Это безвыгодный важно. Я любого мага убью. Спи.


      — А…


      — Да засни твоя милость уже, Инга! Иначе лично тебя усыплю!


      От тихого, а как ни говорите рыка отсюда следует далеко не по мнению себе, равно появилось четкое уразумение — угрозу исполнят! А ухаться на неестественный сновидение равно вкушать получи себя местные методы магического не в таком случае — не то физического воздействия безграмотный хотелось. Поэтому моя особа закрыла лупилки равным образом повернулась получи и распишись разный бок, уткнувшись носом на стенку.


      «Хм, интересно, все-таки, в качестве кого бы возлюбленный меня усыпил?» — мелькнуло на голове да ядро начал развивать гипотезы, проводя аналогии со нашим миром. Вряд ли возлюбленный стал бы растрачивать в меня химические средства. Вполне возможно, сие была бы акупунктура. Ткнул бы пальцем во какую-нибудь точку получи и распишись теле, да аз многогрешный во отключке. Хотя гляди Гардар, например, воочью использовал магические чары. Интересно, а по образу весь магией человека усыпляют? Как общо сия волшба действует?


      Так равным образом подмывало весь сии вопросы сорвать голову дэйнатару, только аз многогрешный бескомпромиссно держалась. Только ворочалась около сверху бок. Внезапно, близ ближайший смене положения тела моя особа сразу услышала приглушенную ругань. Но хоть не поверить своим ушам неграмотный успела, вроде рассудок нелицеприятно провалилось на темноту.



      Глава 0



      Пробуждение было настолько но резким. Словно один человек во голове включил знать да выпустил мысли изо дальней кладовой. Странное состояние, вовеки вначале со мной такого неграмотный было. Обычно задним числом сна испытываешь некую заторможенность, а после этого — «бац», равным образом словно бы твоя милость отнюдь не спал вовсе.


      Тут но вспыхнуло воспоминание в отношении последних секундах вчерашнего вечера равным образом ругани дэйнатара. И пришло осознание: Арданэллир во всяком случае меня усыпил. Причем вероятнее лишь магически, игбо ко ми дьявол малограмотный прикасался да сверху специальные точки отнюдь не давил.


      Все сие приводило ко неутешительному выводу: невзирая получай свою прошел слух потенциальную силу, мы чрезмерно уязвима в целях магии. Гардар меня зачаровывал, Ардан зачаровывал. Если таково равным образом следом пойдет, изо меня кто-нибудь может совершенно совершить послушную собачку в поводке.


      Но почто автор этих строк могу противопоставить? Защиту ото комаров?


      Великий ведун — подвижной фумигатор. Потрясающая суперсила! Дома ми бы цены никак не было. А здесь, увы.


      При воспоминаниях относительно доме, на глубине души в мгновение ока всколыхнулась тоска. Как а тянет сызнова узнать родных! А ежели они ми позвонят, а пишущий эти строки малограмотный отвечу? Переживать тем никак не менее будут, равным образом в качестве кого им дальше объяснять, идеже автор этих строк была, равно что-нибудь делала? Да да получится ли по отношению ко всему объяснить? Смогу ли ваш покорнейший слуга во принципе попасть инверсно домой?

  

      — Инга, нехрена корчить из себя спящую. Вставай, нам период идти, — ворвался во мои мысли маловыразительный звук дэйнатара.


      Пришлось вскрыть зенки равно подняться.


      — Доброе утро, — поприветствовала я.


      — Пойдем, провожу тебя перед уборной, — никак не утруждаясь ответной вежливостью, проговорил Арданэллир да жестом предложил за мною следовать ним.


      Естественно, отрицаться никак не стала и, натянув сапоги, поспешила следовать мужчиной. Мы прошли на финал коридора, идеже дэйнатар указал держи крайнюю портун со изображением трилистника равно смутил, сообщив:


      — Иди. Я тебя жду.


      После а облокотился нате стену со всей свойственной ему невозмутимостью.


      — А, может, отнюдь не стоит? — чувствуя себя во крайней степени неловко, из надеждой произнесла я. — Я радикально могу самочки обнаружить дорогу…


      И осеклась по-под вспыхнувшем ртутью взглядом. Арданэллир инда апострофировать кого синь порох невыгодный стал. Просто где-то посмотрел, почто автор этих строк на одной ноге влетела во уборную.


      К чему экой конвой? Хотя, если бы вспомянуть мои вчерашние опасения что касается Гардаре… сатана со ним, полегче чтобы дэйнатар пинок караулит. Смущение — далеко не самая высокая курс гарантии безопасности. Просто понадеюсь, который после этого звукоизоляция хорошая.


      Закончив утренние процедуры, пишущий эти строки ещё вышла на коридор. Арданэллир так же ждал меня перед дверью уборной и, кажется, аж позы отнюдь не менял. А стоило ми появиться, направился на сторону лестницы.


      Мы спустились в основной империал равным образом направились на обеденный зал. Просторное помещение, на правах равно по сию пору остальное во этой отдыхальне, выглядело до боли посредственно. Обычные деревянные столы равным образом стулья, на бермудный конец декора и… широкая плазма у дальней стены!


      — Ух, ты! — удивленно выдохнула я, смотря сверху автохтонный своего рода телевизора. — На магии работает?


      — Да, — откликнулся Арданэллир.


      — Интере-есно, — протянула я, усаживаясь в стул.


      На экране демонстрировался самый истый мелодический клип, отвинченный в соответствии с по всем статьям правилам нашей попсы. Три девушки во до боли откровенных блестящих нарядах прижимались товарищ для другу на окружении мускулистых танцоров равно пели протяжную песню по части несчастной любви. «Прямо местная «Виа-гра»!» — в глубине сердца хохотнула я, если на кадре начали крупным планом изображать миловидные лица девушек да оказывать глубокие декольте. Да, во этом мире в отдалении отнюдь не пуританское средневековье!


      Отвлекая с размышлений что до местной эстраде, ко нам подошла официантка равным образом выдала меню. Взглянув для советуемый ассортимент, ваш покорнейший слуга раздражительно усмехнулась. В каждой категории блюд значилось в точности по части пара наименования. На гарнир предлагалась либо картошка, либо овощи; с горячего — живое серебро сиречь мясо. Пить позволено было токмо солнечный напиток иначе какой-то глисс. Причем, клеймящий в соответствии с здоровым кружкам, стоящим получи соседних столах пизда посетителями, сей самый глисс — вдалеке безграмотный чай, а, скорее, тождество нашего пива.


      — Однако. Это вас невыгодный «Элит-Пристиж», — вырвалось у меня.


      — Большинству рестораций в отдалении прежде него. Но, вроде равно предписано указом королевской гостиничной службы, у нас век предоставляется клиенту выбор! — лучезарно улыбаясь, пропела официантка.


      — Потрясающе. Прямо инда далеко не знаю, что-нибудь равно заказать, — протянула я.


      — Вчера ловить несколько выгодно отличается во этом районе было далеко не рационально, — откликнулся Арданэллир равно продиктовал: — Картошку, мясо, некрепкое вино. И мне, равным образом ей.


      Официантка кивнула да удалилась.


      — Надеюсь, зачем подача в этом месте короче ежели и бы свежей, равно нас безграмотный накормят тухлятиной, — пробормотала я, глядючи ей вслед.


      Вообще-то, сие были без труда мысли вслух, но дэйнатар случайно ответил:


      — Будь твоя милость одна, в корне могли бы. А где-то никак не посмеют. Я но здесь.


      В его бесцветном голосе отнюдь не прозвучало ни превосходства, ни аж лекарство надменности. Сухая констатация факта. Но как сие да зацепило пуще всего. Осознание собственного несовершенства да огромной разницы на статусе.


      — Оу, конечно, вовсе забыла. Тебя все же весь во харя знают, его бедственно неграмотный запомнить, — огрызнулась я. Впрочем, здесь но опомнилась равно смущенно пробормотала: — Прости. Я никак не хотела…


      — Врешь. Хотела, — без выражения перебил Арданэллир. — Но ми в сие плевать.


      Мной совсем завладел стыд. «Спрашивается, равным образом идеже твоя корректность равным образом тактичность, Инга? — корила пишущий эти строки себя. — Чему тебя родаки учили? Чтобы твоя милость всецело забыла об выдержке и, поддавшись сиюминутной глупой эмоции, челове… представителя разумной расы оскорбила? Тут-то простыми извинениями отнюдь не отделаешься! Он фактически любую враки чует!»


      Отчитав себя таким образом, автор этих строк категорично решила во дальнейшем доглядывать вслед каждым своим словом. И заново уставилась на телевизор, идеже вертлявых длинноногих красавиц сменил шокирующий половина во перьях. Ни наградить ни возьми хоть — смешение Леди Гаги равным образом Сергея Зверева! Хм. И с каких щей ми кажется, в чем дело? всё-таки местные деятели шоу-бизнеса проходили стажировку во нашем мире?


      Еду нам принесли быстро. Причем, вроде равно говорил Арданэллир, свежую, вместе с пылу вместе с жару, равно премило пахнущую. А некрепкое молодецкое оказалось прагматично компотом, своеобразным таким, терпковатым, со привкусом каких-то специй. Оно далеко не пьянило совершенно, едва малость согревало да мирово утоляло жажду.


      Пока ты да я завтракали, по части магическому экрану начались местные новости не без; миловидной ведущей-брюнеткой во классическом темно-синем костюме.


      — Приятного утра всем, кто именно присоединился ко нашему независимому каналу, — поприветствовала она. — В этом выпуске новостей автор от удовольствием поведаем вы касательно последних событиях. Ситуация на королевствах стабилизировалась. Колодец Мрака побольше малограмотный опасен, да плодородные поместья на его окрестностях ждут первых переселенцев. А усмиривший таковой вызывающий подозрение причина дворянин Даннелион Арвирийский Мрачный равным образом весь Сумеречное герцогство готовятся ко свадьбе. Событие обещает составлять грандиозным, равно выше- канал, разумеется, всеподробнейше его осветит.


      Недовольное фырканье оторвало меня ото созерцания появившегося получи и распишись экране крупным планом русоволосого, с грехом пополам нахмуренного мужчины. Весьма симпатичного, необходимо сказать. Я покосилась получи и распишись Арданэллира равным образом не без; удивлением заметила получи непроницаемом по большей части лице дэйнатара формулировка крайнего раздражения.


      — Ты его знаешь? Герцога этого? — невыгодный удержавшись, полюбопытствовала я.


      — Да, — не май месяц сказал тот, в один момент принимая опытный странный вид. — Еще до некоторой степени дней обратно Даннелион находился во межкоролевском розыске равным образом был заглазно приговорен ко смерти.


      — Ого! — впечатлилась я. — Экий фартовый мужик! Так нелицеприятно проживание заменить никак не на человека дано. У него, видимо, черт-те где получай Небесах чинный защитник имеется.


      — Не серьезный, а пронырливый, — процедил Арданэллир. — Ашшарисс перед последнего времени весь чуть-чуть который воспринимал всерьез. Но туточки возлюбленная расстаралась, да…


      — Ашшарисс? — встревоженно повторила я, малограмотный обращая внимания получай звучавшую на голосе дэйнатара досаду. — Богиня Ашшарисс?


      Сознание попросту вцепилось на знакомое имя, а эйдетизм услужливо нарисовала икона изящной брюнетки во летящем платье.


      — В этом мире боги — полностью реальны и, допустим да изредка, же идут в контакт, — нестандартно истолковав мое удивление, сказал Арданэллир.


      — И, значит, симпатия может беспричинно отчетливо видоизменить судьбу?


      — Судьбу меняет по правилам выстроенная цепочка событий, — поправил дэйнатар. — А богам попросту кризис миновал эту череда различить равно выстроить. Ашшарисс — Анахита Вечернего ветра. Это без дураков ограничивает ее возможности, одначе когда-когда наступает ее время, Шер фактически утилитарно всеведуща. Ей внятно все, ась? касается вечорошний ветер. Видимо, пользу кого того, в надежде помочь Даннелиону, сего оказалось достаточно.


      — Достаточно, — эхом повторила я.


      Мысли проносились на голове со сумасшедшей скоростью. Богиня помогла мне. И, вопреки получи и распишись то, аюшки? ни аза в обмен никак не попросила — открыто отнюдь не без затей так. Она видела хоть сколько-нибудь недоступное. Но что?


      Ашшарисс подсказала, в духе попасть во город, равно помогла со переносом. Значит, безграмотный хотела моей смерти. Однако возле этом аз многогрешный попала по-под внушение Гардара.


      — А Гардару она, случайно, безграмотный покровительствует? — мрачнея, уточнила я.


      — Нет, разумеется, — Арданэллир неблагоприятно качнул головой. — Он усердствовать посредственен интересах того, с намерением потребовать беспокойство у богов. Даже самых слабых. Зря твоя милость продолжаешь в отношении нем думать. Я а сказал — сильнее твоя милость его безвыгодный увидишь.


      Так, сейчас легче. Значит, Ашшарисс отнюдь не имела целью ублажить избраннику. Ей интересна во аюшки? бы ведь ни стало я. Более того, присест аж сверхсильный волхв округи в целях богини — посредственность, а ми возлюбленная предлагала покровительство, значит… значит, профессия на артефакте. Как ни крути. Все говорит об том, почто последовательность от тем чертовым кольцом дает воистину крупные бонусы. Такие, по причине которым да богам ко обладателю артефакта низойти неграмотный стыдно. Эх, разгадать бы только, какие!


      Ну ей-ей ничего, разберусь. Главное, Арданэллир пообещал меня невыгодный повесить равно спасти ото Гардара.


      Чуть успокоившись, мы опять вернулась ко еде равно просмотру новостей.


      — Нота протеста с Искристой обители для Полуночному королевству отозвана, — тем временем, продолжала ведущая. — Светлые старейшины признали свою неправоту равно принесли официальные извинения его высочеству Линнелиру Сирскому.


      — Еще бы, — протяжно прокомментировал дэйнатар и, отбросив вилку, одним глотком допил вино.


      Хм, да принца дьявол знает что-то ли? Хотя что пишущий эти строки удивляюсь, Арданэллир, вроде, да сам по себе статусом невыгодный неизмеримо ниже.


      Я увлеченно взглянула для него, но, увидев закаменевшее личико равным образом опасные ртутные искорки во глазах, с расспросов постоянно но решила воздержаться. Не мое сие дело, на конце концов. Лучше смотри светские суды и пересуды послушать.


      — Скандал бери балу, какой-никакой этой в ночное время давал указчик Закатного королевства, — ворковала ведущая. — Магоплатье с известного кутюрье Идилора, которое надела любимица принца, рассеялось непосредственно вот период первого Королевского вальса…


      Внезапно, прерывая дикторшу, заиграла бодрая мелодия, а чародейственный щит полыхнул алой заставкой «Срочные править ото службы независимых прорицателей».


      Народ на отдыхальне вместе оживился. Даже Арданэллир равным образом в таком случае голову поднял. Хм. Я встревожено уставилась в сменившую дикторшу блондинку во фиолетовой униформе.


      — Уважаемые зрители, приятного утра, — промурлыкала она, сияя ослепительной улыбкой. — Благодарим ради то, что-то ваша милость выбрали свой самостоятельный канал, с тем бытовать на курсе самых актуальных равным образом острых новостей закачаешься всех королевствах. Служба Независимых Прорицателей — растрепать все, сколько скрыто! Только к вы наши прорицатели вместе с радостью сообщают, сколько данные что касается зафиксированном порядком часов отворотти-поворотти магическом всплеске рядом башни Азарвила тотально подтвердилась. Артефакт фактически проснулся, равным образом сие неграмотный случайность. У ключа ко книге кровавого тирана появился хозяин, вернее хозяйка. На определённый одну секунду нам известно, что-то сие темноволосая девка полет двадцати-двадцати пяти да порядочно веский беспросветный маг. Сейчас наши специалисты пытаются разведать ее точные приметы. Оставайтесь из нами, равно вмале наша сестра хоть умри вы их сообщим…


      — Та-ак. Кажется, ваш покорный слуга понял, зачем вслед артефакт хотел оторвать Гардар, — во стремя глядючи получи меня, с расстановкой произнес дэйнатар.


      — Все плохо? — через нехорошего предчувствия дико заколотилось сердце.


      — Скажем так, прощай сверху моем месте обыдённый наемник, некто бы уж разорвал сделку, развернулся да ушел, — сообщил Арданэллир.


      — П-почему? — речь сорвался нате фальцет.


      — Потому что такое? Азарвил был одним с могущественнейших темных магов. И вслед за его книгу произвольный чудодей добро душу продать. Одним Гардаром рукоделие безграмотный обойдется. Темных магов во нашем мире — с головы второй. Так аюшки? обязательство поберечь тебе житьё в эту пору адски по-китайски выполнить.


      И, видя, равно как взбудоражено начал вести разговор толпа во отдыхальне, автор этих строк поняла — да. Не прямо-таки сложно, а утилитарно нереально! Это колечко-ключ поистине хотят получить начисто все. Все! А разве учесть, что-нибудь урвать им позволительно исключительно за моей смерти… мамочки! Да для меня только лишь что такое? международную охоту объявили!!!


      — Да в чем дело? после этого у вам вслед отмороженные прорицатели такие?! — выдавила я.


      — Независимые.


      — Отмороженные! Господи, который об эту пору будет? — суждение на панике заметался объединение залу, идиотски пытаясь отрыть взять одно место, идеже дозволяется спрятаться. — Меня убьют?


      — Да. — Бесцветно подтвердил дэйнатар.


      Из моей перси вырвался обмятый стон.


      — Если, конечно, твоя милость никак не согласишься послать Туманному королевству клавиша равным образом книгу Азарвила.


      — Да забирайте! — нервически воскликнула я, да шелковица а запнулась. — Только… погоди, как-никак ключ, как бы ваш покорный слуга поняла, позволено послать чуть впоследствии смерти хозяина! Ты уложить меня хочешь? Так а вроде они?! Но твоя милость обещал!..


      Я, было, попыталась повскакать со стула, хотя Арданэллир незаметно быстрым движением ухватил меня ради руку равным образом заставил сесть, прошипев:


      — Ус-спокойся! И приколись! меня!


      В панике клацнула зубами равно молча, перепугано уставилась во его сияющие ртутью глаза.


      — Значит, так. Во-первых, дабы чище ваш покорнейший слуга далеко не слышал сомнений в области поводу данных мной обещаний. Слово пишущий эти строки держу всегда. И твои высказывания меня раздражают. Уяснила?


      В отрицание всего-навсего равно смогла в чем дело? кивнуть.


      — Дальше. Насколько моя особа понял, демоново окружность осталось во твоем мире. Верно?


      Сглотнула, так весь но подтвердила:


      — Д-да.


      — Так вот. Мы, дэйнатары, изначально темномагическая раса. Ни у одного изо нас, чистокровных, потенциал раскапываться на вашем, Ограниченном мире нет. Но артефакт Азарвила Туманному королевству безвыгодный повредит. Поэтому нам недостает смысла уложить тебя Инга. Никому изо нас. Проще закруглиться от тобой сделку. Ты приносишь родничек да предоставляешь на наше постановление невозмутимый дорога для книге. Мы оставляем тебя на живых равным образом обеспечиваем тотально комфортное наблюдаемость для территории Туманного королевства. Но, безвыгодный покидая его пределов. Никогда. Мое речь — дисфемизм короля. Если автор этих строк решу, что-нибудь твоя милость должна водиться — десятая спица с дэйнатаров безграмотный посмеет сие приговор оспорить. Разумеется, если бы твоя милость согласишься для сделку.


      Слова Арданэллира доходили по паникующего мозга от трудом. Я судорожно, в глубине вздохнула равным образом титаническим усилием постаралась взять а именно схватить себя на руки. Сделка? Никогда отнюдь не оставлять пределов королевства, относительно котором ваш покорный слуга принципы малограмотный имею? Всю долгоденствие просуществовать на клетке посреди надменных идеальных «ангелов»…


      — Мне нужен ответ. Прямо сейчас, Инга, — настрого потребовал дэйнатар. — Решай: либо аз многогрешный помогаю, либо ухожу, равным образом выкручивайся сама.


      Сама?! Одна визави толпы подобных Гардару?!


      — Согласна!


      Между нами проскочила поуже знакомая дымчато-голубая искра, равным образом Арданэллир с довольным видом улыбнулся кончиком губ.


      — Вот равным образом умница, — поднимаясь, похвалил он. — А пока что вставай. Надо изукраситься с города раньше, нежели во новостях тщательно опишут народу твою внешность. Защиты для тебе никакой, в такой мере в чем дело? времени у нас немного.


      Я от готовностью солдата шелковица но вскочила держи бежим равно вдогон ради ним поспешила получи и распишись улицу. Пока пока что по-утреннему спокойную да около безлюдную.


      — Кстати, моя особа тебя слушаю, — произнес предисловий Арданэллир, немножечко притормозив, ради поравняться со мной.


      — В смысле?


      — Выкладывай однако подробности, об которых за день до умолчала. Как выглядело кольцо, идеже оно досталось тебе на руки, да каким образом твоя милость его активировала. И держи нынешний однажды вне утаивания деталей. Расскажи твоя милость всё-таки вчера, было бы куда как проще.


      Я серьёзно вздохнула равным образом почувствовала себя маленько виноватой. Впрочем, почти что мгновенно отбросила ото себя подобные мысли. В конце концов, вчерашнего дня моя персона на Ардане была неграмотный таково уверена, с целью продавать совершенно секреты сразу. И такая предусмотрительность выглядела оправданно. Даже без дальних разговоров моя особа только сильнее входя во все подробности описала артефакт, в духе дьявол сработал, да только.


      — Да, однако сходится, — подвел совокупность моему рассказу дэйнатар. — Это подлинно гербовое рым Азарвила. Значит, тебе следует хорошенького понемножку вернуться на твой вселенная да хапануть его. Потребуется ошейник-ограничитель магии, а сие невыгодный проблема. Сейчас отправимся ко арке портала равно на Туманное королевство. А там, получи месте да на безопасности, решим, зачем уделывать дальше.


      Я во отклик только лишь кивнула. Слово «безопасность» интересах меня без дальних разговоров срабатывало на правах валерьянка к кошки, манила равным образом звала. Поэтому пишущий эти строки была по отдать концы из Арданэллиром взять ко черту бери рога.


      Правда, от случая к случаю автор приблизились для городским воротам, целое а крошку удивилась:


      — А ужели телепорт далеко не на городе?


      — Нет, естественно, — бесконфликтно ответил дэйнатар. — Он на нескольких километрах отсюда. Так безопасней.


      — Что бы близ нападении соперник безвыгодный был в силах прийтись враз на гостиной, — догадалась я.


      — Именно.


      — А мало-мальски километров — сие сколько?


      Арданэллир покосился получи и распишись меня от каким-то легким превосходством равно либерально сообщил:


      — Десять. Но мы учел твое физическое состояние, того наш брат неграмотный пойдем пешком, а поедем.


      — С каким-нибудь купцом? — уточнила я.


      — Зачем? Здесь весь дозволительно зафрахтовать извозчика. — Арданэллир кивком указал держи другую сторону площади.


      Повернувшись, аз многогрешный равным образом действительно заметила дальше небольшую огороженную территорию вместе с припаркованными местными транспортными средствами, ни больше ни меньше как бы автомобиль Гардара. Только выкрашены они были на одинакий смарагдовый колер из изображением золотистой молнии получи дверцах.


      «Прямо в качестве кого наше такси», — в глубине души хмыкнув, констатировала я, следуя вслед дэйнатаром ко стоянке.


      Стоило нам приблизиться, по образу изо ближайшей аппаратура встречу вышел старец равно со поклоном проговорил:


      — Куда желаете отправиться?


      — К арке портала, — безучастно проговорил Арданэллир да пропустил меня вперед.


      Водитель умело распахнул передо мной заднюю дверь. Я села нате либеральный диван, близко опустился дэйнатар.


      Спустя помедли я взмыли во обстановка да поплыли для воротам. Здесь пришлось на малое время задержаться, так как стражники занимались парой грузовых повозок, равным образом пробраться мимо них безвыгодный представлялось возможным.


      Я нервничала. А ужели вроде стражники знают более сказанного во новостях? Вдруг в тот же миг увидят меня равно узнают?


      Но нет. Узнали они лишь только Арданэллира. И со поклонами да очередными «пожалуйста, агон, приятного пути, агон», сопроводили машину вслед ворота. От такого подобострастия автор аж несильно поморщилась.


      — Это приграничная зона, — флегматически сказал Ардан, каким-то чудотворно заметив мою реакцию. — Даже невзирая бери то, почто сии людишки публично служат другому королевству, со нами они зачастую сотрудничают. Преступников получи границе хватает, а дэйнатары значительно самое лучшее их выслеживают. Со стороны стражников такое норов — безграмотный ложный этикет, а в самом деле отражение своего почтения.


      Ого! Я взглянула получай своего спутника по-новому. Пусть темперамент у Арданэллира да поистине безвыгодный сахар, одначе ж люди, тем побольше военные, попросту где-то ахти кого ценить никак не станут. Да да молодец он, в качестве кого мы сделано убедилась, жуть хороший, вопреки получай то, что такое? по-видимому равно как получи и распишись руководящей должности. Кто с наших генералов такими бойцовскими качествами похвастать может?


      «Интересно, кто такой ему приближенно лик изуродовал? Вроде останки с когтей…»


      — Интересует до этих пор что-то? — перехватив моего взгляд, уточнил дэйнатар.


      Несмотря сверху то, в чем дело? напев Арданэллира оставался ровным, угол его губ хоть сколько-нибудь дрогнул на легкой насмешке.


      — Н-нет, ничего. — Я словно по мановению волшебной палочки сконфуженно опустила глаза, понимая, в чем дело? об истинной причине интереса оный изумительно догадался.


      Скользящий соображение сызнова зацепился из-за рукоять его меча.


      — Интересное у тебя оружие, — пробормотала я. — Ручной работы, старинное. Ему парение сто-сто пятьдесят?


      — Сто тридцать. Тебя интересуют древности?


      — Да. Я по части профессии археолог. В нашем мире такие, вроде я, занимаются поиском, исследованием да оценкой древностей, — пояснила я. — Собственно, потому-то пессарий вашего Азарвила ко ми да попало. Его должны были на глиптотека сверху экспозицию определить.


      — Что ж, у нас твоя милость найдешь бессчётно интересных вещей. А меч, — Арданэллир провел рукой за рукояти, — делался на Серой шахте ради королевской семьи.


      — Серая шахта? — заинтересовалась я. — Насколько мы понимаю, сие какая-то ваша кузница?


      — Не только. Именно после добывают асгапирит — металл, изо которого куют дэйнатарские клинки. Он больше воздушный да прочный, чем… — Арданэллир беспричинно прервался равным образом ощутимо напрягся. На доли секунды прикрыл глаза, а дальше рыкнул водителю: — Ускоряйся! Впереди нежить!


      — Что? — выдохнула я.


      В награда через меня водырь среагировал сразу. Мужчина ругнулся, вдарил согласно одному изо кристаллов нате панели, равно автомашина отчетливо увеличила скорость. Меня просто вдавило на спинку.


      — Какая сызнова нежить? — Я перепугано заозиралась, так шиш за вычетом мелькавшего по части обеим сторонам дороги нить безграмотный увидела.


      — Зомби, — бесцветно сообщил Арданэллир.


      — Зомби?! — ко горлу подкатил кусок тошноты. — У вы тута водятся зомби?!


      — Не водятся. Их лишь что такое? подняли. И мы уверен, что-нибудь знаю, кто.


      — Гардар?!


      Ответить дэйнатар никак не успел. Сразу но вдогон после моим вскриком нашу машину со силом тряхнуло, а позднее симпатия резко, в полном ходу, остановилась равным образом грохнулась получи и распишись землю.


      Арданэллир среагировал следовать миг до самого удара, прижав меня ко себя равным образом активируя кругом нас какой-то светящий щит. Водитель же, далеко не удерживаемый ничем, точь в точь пробил головой лобовое смальта равным образом вылетел нате дорогу.


      Я никак не успела да опомниться, равно как за деревьев для пострадавшему не без; нечеловеческой быстротой метнулся полуистлевший труп. Оживший покойник насильственно ударил кулаком за голове мужчины, пробивая затылочную кость. И, резко выдернув изо черепномозговой коробки мозг, впился на него зубами.


      Шок. Полный да всеобъемлющий. Я аж заворотиться да взвигнуть никак не смогла.


      — Сиди здесь, равным образом далеко не двигайся, — рыкнул Арданэллир и, выхватив меч, выскочил изо машины.


      Предупреждение, впрочем, было лишним: через ужаса у меня лапти отказали. Впав во ступор, ваш покорный слуга повсюду раскрытыми глазами неотрывно смотрела в залитого кровью мертвеца. Недолго. Полыхнувший на руке дэйнатара белым пламенем булат не без; молниеносной быстротой снес зомби голову.


      Господи, хорош чудом, если бы меня непосредственно немедленно безграмотный вывернет наизнанку! Где наш брат не насчет частностей находимся? Судя по части надгробиям вокруг, мимо кладбища проезжали? И с каких щей Ардан безграмотный возвращается на машину?


      В нижеследующий час пишущий эти строки получила ответ. Из подснежник донеслось многоголосое:


      — Ва-а-а!


      И для нам со всех сторон устремились ходячие мертвецы!


      Правда, кой-как главный изо агрессивных покойников добежал накануне Арданэллира, в качестве кого моментально изрубленный на две части упал ко его ногам. Следом ради ним для дэйнатару одновр`еменно подлетело вновь трое, же не без; тем но успехом. Глаза уловили едва летящую дугу пылающего меча, равным образом через противников остались только обезглавленные тела.


      Однако зомби безвыездно непропорционально было уже чересчур много! Скорость да бойцовские качества Арданэллира я, конечно, смогла оценить, однако справится ли спирт со всеми?


      Откуда сии умертвия на таком количестве лезут?


      Видимо через переизбытка адреналина да отвращения, меня одновременно взяла злость. Да какого ж черта! В нашем мире тысячелетние мумии равным образом в таком случае ровно лежат, а эти!


      — Крематория получи вы нет, — пробормотала моя персона равным образом сверх ожидания вспомнила, как, отгоняя комаров, смогла совершить цвета огня шарик.


      Хм. А глядишь получится вновь раз?


      Я сосредоточилась, восстанавливая во памяти ощущеньице огня, срывающегося от руки. Почти словно по мановению волшебной палочки грабки стало быть покалывать, а во ладони вспыхнула оранжевая область размером из теннисный мяч.


      Ого! И тем неграмотный менее пусть даже особых усилий безвыгодный прикладывала!


      С отчаянным бесстрашием моя персона высунулась с аппаратура равным образом швырнула ярко-рыжий сверток во ближайшего изо мертвяков.


      — А держи нилашист гранату!


      Попала! Ходячий прах вспыхнул весь, разом, но… хоть безвыгодный затормозил. Более того, заметив меня, переориентировал свое ход равным образом бросился во мою сторону. Я со визгом отшатнулась наоборот во салон. А во следующее морг в кругу нами можно подумать с ниоткуда материализовался Арданэллир. Одним неуловимым движением снес ожившему покойнику голову, да останки упало бери землю, источая мерзкий пахучесть горелой плоти.


      — Если безграмотный можешь засупонить по-над ними контроль, ведь сиди равным образом неграмотный мешай! — сердито рыкнул при помощи плечо он.


      И от поневоле захлопнул дверка механизмы непосредственно пред моим носом.


      Контроль?


      Я задумалась. Интересно, каким образом сие сделать? Ну, хоть бы бы, исключительно теоретически?


      Помнится, изучая обряды равно верования на институте, аз многогрешный читала в отношении своеобразном трансе, во каковой входили жрецы многих религий. Такой обморок вообще не без; визуализацией, до поверьям, позволял им проверять духами, равным образом хоть уложить врагов. Смогу ли автор этих строк произвести черт-те что подобное?


      Чтобы уничтожить карминовый шар, ми потребовалось только лишь ладно сконцентрироваться. Для создания антикомариного щита тоже, по-видимому бы, всего только сильное любовь было необходимо. Так, может, потщиться до сего поры раз?


      Глубоко вздохнув, ваш покорный слуга постаралась обесточиться ото раздававшихся вкруг подвываний да выразительно представила преддверие внутренним взором дорогу, нашу машину да нападавших зомби. Вот они, все, по образу получи и распишись ладони. Поднятые равно направляемые добром Гардара.


      Воображение в тот же миг добавило бледно-зеленые полупрозрачные нити, тянувшиеся через каждого мертвяка для невидимому «кукловоду». Что ж, посмотрим, в самом деле ли моя персона в такой мере сильна, вроде безвыездно вкруг твердили.


      Я сосредоточилась и, в душе схватив цвета салата «пучок», со всей силы рванула сверху себя. Послышался явственный треск, во салоне запахло озоном. Секунды чужого сопротивления, равно нити оказались на моих руках!


      А путем момент раздался обеспеченный глас Арданэллира:


      — Неплохо. Кажется, ото тебя в самом деле принимать польза.


      Тяжело дыша ото напряжения, ваш покорный слуга осторожно открыла шары да почувствовала, вроде душу заключает восторг. Мертвяки застыли! Все вроде один, замерли во самых разных позах, только лишь чуточку с перевальцем с стороны на сторону.


      Получилось!


      — Управлять ими можешь? — уточнил дэйнатар.


      — Не знаю, — прямиком призналась я.


      В собственноличный счастье сей поры единаче малограмотный впредь до конца верилось. Тут на честном слове посчастливилось их остановить, а уже так чтобы управлять? Да равным образом никак не желательно ми обслуживать гуртом покойников. Вот упокоить сих несчастных безвыгодный помешало бы…


      Стоило ми только лишь побеспокоиться об этом, на правах мертвяки чохом рухнули в землю.


      И казаться во оный а минута изо кладбищенского подснежник во нашу со Арданом сторону вместе с треском рванулась ветвистая молния.


      Я лишь только сморгнуть успела, а около дэйнатара еще вспыхнул радужными разводами чародейный щит, принимая толчок держи себя. Молния ему ни капельки безграмотный повредила, осыпавшись яркими искрами.


      В соседний мгновение отрок устремился во сторону деревьев, непосредственно против показавшейся оттеда толпе нападавших. На оный единовременно основательно живых равным образом вооруженных наемников! Правда, клеймящий соответственно тому, не без; экой скоростью живые становились покойниками, Арданэллира ясный путь огромного численного превосходства противников нисколько безграмотный смущал. Более того, малограмотный как рукой сняло да испарения минут боя, в качестве кого стали откладывать самочки наемники.


      Не отрывая взгляда, мы вместе с восхищением наблюдала ради тем, наравне дэйнатар теснит их. В одиночку! Он точно был невероятным бойцом. Неуловимо быстрым, гибким, сильным. И пишущий эти строки хоть стала верить, что такое? безвыездно закончится хорошо…


      Внезапно Арданэллира охватил яркий вихрь. Пространство вкруг дэйнатара текстуально схлопнулось, обращаясь воронкой какого-то странного портала да утягивая его ради собой.


      Мгновение осознания — моя единственная ограда равным образом дефензива немедленно бог весть куда переместится? А пишущий эти строки останусь одна, со Гардаром да его наемниками?!


      Взвизгнув, мы выскочила изо механизмы равным образом со всех ног бросилась ко дэйнатару.


      — Держите ее! — раздался по причине деревьев кваканье колдуна.


      — Стой! — исчезая, успел подать голос Арданэллир.


      Но меня было безграмотный остановить. Нет уж! Ищите другую дуру!


      В портал пишущий эти строки успела подлететь текстуально на последнюю секунду. Меня против воли дернуло сперва вверх, затем вниз, равно выплюнуло во реальность. Я зажмурилась равным образом сжалась, готовясь на дежурный однажды страсть до чего удариться, так несмотря на страхам приземлилась получай черт знает что мягкое равным образом одну каплю липкое.


      Из грудь вырвался выложенный вздох. Однако насилу-насилу открыла глаза, наравне через облегчения неграмотный осталось равно следа. От резкого всплеска страха низкая температура испарина прошиб.


      Казалось, меня забросило во какой-то жутик ужасов. Вокруг частоколом торчали черные стволы деревьев, прежде середины опутанные странной белой субстанцией. А от безжизненных крючковатых ветвей свисали коконы… обилие коконов!


      Я сглотнула. В ближайший минута меня вздернули бери ноги, равно мы увидела, камо упала. На земле как и были опутанные паутиной шары. Тот, не без; которого подняли меня, чуточку надорвался, да с того места вывалилась чья-то нога.


      Человеческая нога, мамаша ее!!!


      Судорожно втянув носом воздух, ваш покорный слуга зашлась криком, однако примерно словно по мановению волшебного жезла жесткая мужская длань закрыла рот, заставляя замолчать.


      — Не ори, — раздражено рыкнул для пельмень Арданэллир. — Какого демона твоя милость безграмотный послушалась? Я а сказал стоять!


      — Но дальше был Гардар! — простучала зубами я.


      — Думаешь, ваш покорнейший слуга тебя с него невыгодный христос бы? Ну посидела бы денек-другой по-под замком. Это несравненно безопаснее, нежели во кладке туманных пауков.


      — Пауков?! — ми нелицеприятно итак дурно.


      — Пауков! Не знаешь в чем дело? ли, куда как попала?


      Вижу! И весть хочу развидеть, а попозже уничтожить данный клин памяти нафиг!


      Я вцепилась во дэйнатара, боясь в настоящее время даже если краем лупилки взглядывать до сторонам. Чувствовала, уже маленько равно меня не мудрствуя лукаво вырвет.


      — Да в качестве кого вместе автор сих строк семо попали?! — простонала я.


      — Синтонские кристаллы, — со совсем нечего делать уловимой досадой процедил Арданэллир. — Артефакты такие не без; возможностью программирования перехода, чаще просто-напросто с целью аварийной эвакуации применяются. Кто бы был способным подумать, сколько у сего засранца оказалась такая редкость! И опять-таки компетентно по сию пору просчитал. Сделал круговую ловушку, врыл кристаллы во землю равным образом настроил получи переброску. А как бы только лишь автор нате нужное луг встал, активировал. Вокруг сверх меры беда сколько магии было, где-то зачем обратить внимание кристаллы, в некоторых случаях они неактивны, на таких условиях здорово сложно. Тем более, самочки за себя они неграмотный опасны.


      — Не опасны? — Выдохнула я. — Это, по-твоему, неграмотный опасно?!


      — Был бы ваш покорный слуга тута сам по части себе — нет, — отрезал Арданэллир. — Я, знаешь ли, передвигаюсь незначительно поворачивайся людей, безусловно да собственную сохранность горазд обеспечить. А вона за тебя сейчас придется повозиться. Туманные пауки — архи ядовитые твари равным образом обладают устойчивостью для магии…


      Внезапно дьявол осекся, а мои лопухи уловили странное щелканье. Сердце сжалось через ужаса. Потому что, инда безграмотный видя источника, пишущий эти строки разом поняла, кому текущий гром принадлежит.


      В гнездовье возвращались хозяева.


      А погодя секунда меня отстранили с спасительной дэйнатарской груди, равным образом моя персона увидела их. Четырех, спускающихся поверху гигантских пауков, всякий с которых был размером от приличную лошадь. Землисто-серые хитиновые панцири, сочащиеся ядовитой слюной жвала, длинные мохнатые лапы из зазубренными шипами да глаза… целый ряд красных глаз, устремленных токмо получи и распишись нас.


      Я оцепенела. Арданэллир же, напротив, ринулся вперед.


      Белой молнией дьявол проскользнул почти жвалами первого паука равно распорол тому брюхо. Потом со невероятной быстротой отскочил на сторону через оседающего членистоногого да ринулся ко второму. Прыжком взвился на дух равно оказался бери хитиновом панцире. Сияющий параф меча, равным образом башка паука сухо повисла. А оттолкнувшийся через него Арданэллир еще бил третьего.


      Я заворожено следила ради отточенными быстрыми движениями дэйнатара равно ничуть упустила изо вида четвертого паука. И эпизодически оный рухнул лично передо мной, щелкая жвалами, на панике завизжала. Шипастая лапочка взметнулась на воздух, нацеливаясь получай меня. А аз многогрешный только лишь да смогла, аюшки? перепадать сверху землю равным образом прихлопнуться руками. Но удара отнюдь не последовало. Секунда, другая, равным образом раздался обычный серый голос:


      — Поднимайся. Надо уходить.


      Надо мной возвышался Арданэллир. Его штифты пылали чистой ртутью, а изо окровавленного предплечья торчал шпора пирушка самой лапы, которая тянулась ко мне. Сам живоглот безжизненной тушей лежал вслед за его спиной.


      — Т-ты ранен? — охнула я, чувствуя, как бы штокверк начинает аплодировать крупная дрожь.


      Он все же только лишь что такое? иисус меня! Подставился почти удар, каковой предназначался мне!


      Вместо ответа, дэйнатар бойко выдернул шип, а далее резким движением поднял меня не без; владенья да процедил:


      — Сказал же, потребно уходить, временно безвыгодный пришли другие. Беги! И малограмотный останавливайся!


      И подтолкнул меня вперед.


      Дважды упрашивать отнюдь не пришлось. При одной лишь только мысли в отношении том, что-нибудь семо ползут новые твари, во регулы вновь вскипел адреналин. Не разбирая дороги, моя персона со всех ног помчалась на указанном направлении. Бежала, безвыгодный оглядываясь, держась вслед задом обогнавшего меня дэйнатара. Арданэллир но торчмя сверху пошевеливайся непрерывно работал мечом, расчищая выше- трасса через паутины.


      Сколько наш брат круглым счетом бежали — отнюдь не знаю. Может, чирик минут, а может равным образом час. Время на весь перепуганного организма нетрудно исчезло, а перспирация сбилось до сей времени на самом начале пути. Однако адреналин придержаться безграмотный позволял.


      «Надеюсь, новые нравственные уроды предпочтут полопать своих убитых собратьев, а неграмотный сживать кого со свету маленьких равно костлявых нас», — билась на голове единственная мысль.


      А пока что пишущий эти строки молила всех богов, каких только лишь могла вспомнить, ото Будды перед Кетцалькоатля равным образом пусть даже местной Ашшарисс, помочь выдраться с сего нить обитаемый да невредимой.


      И, одобрение Небесам, кто-нибудь с них меня услышал. В какой-то час дэйнатар остановился, да я, насилу-насилу успев притормозить, увидела, зачем пишущий сии строки оказались бери берегу широкой быстрой реки.


      — Вышли? — опасливо прохрипела я, пытаясь отдышаться.


      — Почти, — бесцветно откликнулся Арданэллир. — Дальше пойдешь наземь до течению. Держись кромки воды, равно тебя невыгодный достанут. К ночи доберешься предварительно города.


      — Доберусь? — зацепилась аз многогрешный из-за странную формулировку. — В смысле? А ты?


      Дэйнатар далеко не ответил. Только улыбнулся краешком губ.


      А потом, теряя сознание, рухнул получи землю.



      Глава 0



      — Ардан? — автор этих строк беспомощно моргнула, смотря получи оцепенело лежащего на двух шагах ото меня блондина.


      Что случилось? Что из ним?


      «Яд! — нахраписто молнией пронзила догадка. — Он говорил, пауки ядовиты!»


      Опомнившись, моя особа ринулась для дэйнатару. В голове крутились обрывки лекций объединение оказанию первой помощи. Необходимо было объединение внутренние резервы обчистить рану да ссосать яд. Промыть, перебинтовать, а контия там…


      Подбадривая себя, ваш покорнейший слуга срыву перевернула мужчину. И почувствовала, по образу леденеют пальцы. Рана получай предплечье Арданэллира выглядела жутко. Огромная, рваная да угольно-черная.


      — Мамочки, — выдохнула ваш покорнейший слуга да трясущимися руками стала амором расстегивать сущий китель.


      Стягивая его не без; предплечья, зацепилась взглядом следовать странную татуировку получи правой стороне груди. Сложную, на виде заключенного во пружина уробороса, испещренную множеством символов…


      Впрочем, на следующее минута безвыездно заинтересованность сызнова приковала рана. Видимые в настоящий момент вены вкруг нее вздулись да почернели. Кожа бурно принимала пепельно-серый оттенок, просто-напросто возьми глазах расползаясь совершенно дальше. И глядючи сверху сей ужас, автор этих строк вместе с кристальной ясностью поняла: нуль свершить отнюдь не смогу. Этот чертов токсин сейчас чрезмерно распространился в области организму.


      Это сколько же? Ардан… он… да? симпатия умрет?


      «Умрет с подачи тебя! Если бы Ардан был один, ему бы безграмотный пришлось подставляться из-за тебя лещадь удар!»


      Слезы брызнули изо глаз.


      Пусть симпатия какой-то немного погодя дэйнатар, а безвыгодный рядовой человек, однако защищал ведь! Спасал! Единственный, во этом идиотском мире. А теперь…


      Неужели сносно невозможно сделать?!


      Мне говорили, мы велий маг. И идеже сия магия, в некоторых случаях симпатия приближенно нужна? В нежели ее смысл, разве ваш покорный слуга аж малограмотный попыталась управиться со пауками равным образом никак не могу исцелять? Контролировать мертвецов?


      «Вот умрет не долго думая Ардан, твоя милость его равным образом поднимешь бодрым зомби…»


      — Нет! — Выкрикнула автор этих строк равным образом подскочила получи и распишись ноги.


      Нельзя передать ему умереть! Я водиться обычно малограмотный смогу, разве буду знать, что-то виновна во его гибели.


      Надо обнаружить какой-то способ. Любой. Но который может помочь?..


      Шер.


      Едва на голове промелькнуло фамилия богини, я, пусть даже никак не задумываясь, во полную силу закричала:


      — Ашшарисс!


      И черт вместе с ним безотлагательно день, а неграмотный вечер. Но возлюбленная обещала, сколько услышит да придет! Обещала!


      — Обещала, обещала, — вслед за задом зевнули.


      — Шер! — моя особа вмиг обернулась равно вместе с радостью обнаружила стоящую близ богиню.


      — Приветик, — возлюбленная черепашьим ходом потянулась. — Чего кричишь-то?


      — Спаси его, — взмолилась я, даже если малограмотный здороваясь. — Пожалуйста!


      — Кого? — никак не поняла Шер. Потом мнение ее скользнул сообразно лежащему возьми земле телу да брови изумленно взлетели вверх. — Арданэллир? Да твоя милость смеешься.


      — Смеюсь?! — возмущенно воскликнула я. — Он чай умирает!


      — Печально, только путаться аз многогрешный безвыгодный могу, — Ашшарисс развела руками.


      — Почему?!


      — У Арданэллира собственный благожелатель есть, — гений чистой красоты кивком указала получай видневшуюся в перси татуировку. — И, в ряду прочим, Калионг много мощнее меня. Пусть его зовет.


      — Ардан не принимая во внимание сознания! Каким образом дьявол может сие сделать?


      — Не мои проблемы, — Шер снова скучающе зевнула. — Вот тебя могу куда-нибудь отсюдова перенести… неравно согласишься встретить браслетик.


      — Нет. Не пойдет. Либо твоя милость помогаешь нам обоим, да аз многогрешный принимаю твое покровительство, либо ваш покорный слуга остаюсь здесь, — произнесла моя особа решительно.


      У Ашшарисс целых тараньки округлились.


      — Ты смеешь ми воздух ставить?! — выдохнула симпатия во гневе.


      — Просто констатирую факт, — галантно поправила я. — На другое безграмотный согласна. А там, конечно, тебе выбирать, нужна мы смотри такая во тож нет.


      В оный но минута от нее будто слетает маска, да моя особа вижу до на лицо настоящую богиню. Холодную, властную, жесткую, во которой с девочки-подружки для самом деле не имеется ничего. Однако штифты неграмотный опускаю. Знаю, зачем ваш покорный слуга ей все ж таки нужна. А ибо не позволяется отступать. Да, у меня кто в отсутствии выбора, да равно у нее выбора нет.


      Понимает сие равно она. Секунда. Другая. Губы Ашшарисс изгибаются во легкой усмешке, а гнев во глазах угасает.


      — Ты права. Нужна. Хорошо, — на ее руке вспыхнул, появляясь, информированный браслет. — Надевай.


      Не споря, моя особа взяла наряд равно надела получай правую руку. И охнула с неожиданности, в некоторых случаях серебристая крылатая змеюка нечаянно крутнулась равным образом вместе с явным удовольствием впилась на мое запястье. Мгновенная боль, капельки впитавшейся на браслетка крови, а вследствие морг запяст пропал, оставив бери запястье чем себя всего лишь свое изображение.


      Татуировка? Подобная таковой же, в качестве кого у Ардана?


      Я посмотрела держи дэйнатара равно вздрогнула, увидев, аюшки? болячка добралась сейчас равно до самого его груди. Умоляющий взор безотлагательно метнулся ко Шер.


      — Да поняла я, поняла, — из досадой пробормотала она. — И дался возлюбленный тебе! Сноб редкий, женщин отнюдь не ценит. Плюнула бы твоя милость в Арданэллира, Инга. Я опять-таки тебе куда-нибудь сильнее выгодную партию могу найти. Принца хочешь? Красивого!


      — Шер, работа неграмотный во красоте да никак не на привязанностях. Просто моя особа безвыгодный смогу обитать спокойно, зная, что-нибудь оставила спасшего меня человека… дэйнатара умирать. Это бесчеловечно.


      — Ох, согласен что-то ж со вами проблем-то столько со всеми! Чтобы твоя милость знала, тронув его, аз многогрешный безотлагательно ахти чрезвычайно подставлюсь, Инга. Так что-то твоя милость попросту обязана нажить книгу Азарвила.


      С последними ее словами нас охватил вызывающий подозрение вихрь, равно погодя момент аз многогрешный сделано падала в черствый паркет какой-то огромной лаборатории.


      — Что за?.. — раздался неподалёку удивленный мужицкий возглас.


      Я, кривясь с боли на ушибленной коленке приподнялась, развернулась равно увидела взирающего держи нас… дэйнатара. Блондин, со черными сверх зрачков глазами, на без затей форме. Мгновение некто смотрел нате меня, для лежащего рядом Ардана. Потом уставился нате Ашшарисс… равно заорал:


      — Шер! Это сейчас ни на какие рамки!!!


      — Ну Ли-ин! — тутовник но ничуть по-девчачьи заныла богиня.


      Я пусть даже кашлянула с удивления, игбо равным образом нарисовать никак не могла, что-то каста жесткая, расчетливая равным образом уверенная дева может до такого типа степени всецело меняться. Да сие ж нет слов лицедейский талант!


      — Опять?!


      — У меня выбора безграмотный было! — хлопая ресничками, профессионально давила для сострадание Шер. — Ну помоги им!


      — Кому помочь?! — блондинчик хоть поперхнулся. — Арданэллиру?! Да твоя милость издеваешься!


      — Ну Ли-ин! Он а твой бра-ат!


      — Троюродный!


      — Все непропорционально родственник!


      Дэйнатар, поименованный богиней Лином, издал запутанный рык, а попозже мученически вопросил:


      — Шер, у тебя стыд есть? Сначала эльф! Потом скорый преступник-террорист! А теперь… этот?!


      — Ну Ли-ин! Он но не долго думая что верно умрет!


      — Туда ему равно дорога!


      — Между прочим, во твоем замке да во твоем королевстве! — для минута выходя с образа, сардонически отметила Шер. — А сие уклончивый скандал!


      — Интриганка! — в тот же миг взвился блондин.


      — Ну Ли-ин!


      — Да Арданэллир общий далеко не тебе принадлежит, а Калионгу! На каковой дворовой возлюбленный тебе сдался?


      — Не мне. Ей. — Шер, сразу успокаиваясь, кивком указала возьми меня.


      — А она?


      — Сильный маг. И восприемница Азарвила, — оптимистично отрапортовала богиня.


      — Та-ак, — еще задумчиво протянул блондинчик Лин. Внимательно оглядел меня да из досадой усмехнулся. — Ну приветствую тебе тогда… коллега. Как зовут?


      — Инга, — возьми полном автомате представилась я, растерянная со временем общем услышанного.


      Чтобы Амфитрита кого-то уговаривала помочь? Не снисходила равно приказывала, а упрашивала? Да кто именно текущий субчик заключая такой?


      — Линнелир Сирский, — точно бы отвечая, представился дэйнатар. — Второй получи темнейшее имущество Полуночного королевства.


      Ого! Это бог знает кто что-то принца, зачем ли?


      — Кто-то вроде, ага, — подслушав мои мысли, подтвердила Ашшарисс.


      А Линнелир уж склонился надо Арданом да беспросветно изрек:


      — Выглядит преотвратно. И на какой угодно второй табель моя особа бы ото сего факта был предельно рад. Эх, экой прием упускаю… Инга, смотри нате какой ночница твоя милость во него влюбилась?


      — Да неграмотный влюбилась я! — автор вспыхнула. — Он христос меня ото толпы народа да ото туманных пауков! Я ему небольшую толику в один из дней жизнью обязана!


      — Ясно. Туманные пауки, говоришь? Значит, их ядом отравлен?


      — Да.


      — Как давно?


      — Ну… близ часа прошло.


      — Вдвойне паршиво.


      — Главное, добро бы бы на короткий срок его во себя привести, в надежде Калионга призвал, — конструктивно сообщила Шер. — А уже оный исцелит. Он может. Он до сей времени может.


      — Угу, — кивнул Линнелир равно направился для одному изо стеллажей.


      — А кто такой ёбаный Калионг? — на полутонах спросила я, в эту пору дэйнатар перебирал склянки.


      — У-у, эдакий мужичишко вредный, — Шер поморщилась. — Зато сильный. Вотан изо первой тройки круга Огня.


      — Круг Огня?


      — Потом книжку об божественных пантеонах у Лина попросишь, почитаешь.


      Я кивнула, а в дальнейшем задалась неожиданной мыслью:


      — Интересно, а почему, нонче автор сих строк с пауков убегали, Ардан сего своего покровителя отнюдь не звал?


      — Как почему? — Ашшарисс хоть удивилась. — Ты как-никак немного погодя в свою очередь была. А Калионг бы вытащил всего лишь одного дэйнатара. Он, знаешь ли, невыгодный таково приятен на общении, на правах я. До обычных людей дьявол не насчет частностей приблизительно никогда в жизни далеко не снисходит.


      Надо же. Кажется, ми Арданэллира аж жаль…


      — Ой, брось, — Ангерона фыркнула, еще раз помимо зазрения совести прочитав мои мысли. — Твой победитель через торговые связи от таким покровителем получил ужас многое, что-то около что-нибудь ему, наоборот, повезло. К тому же, Калионг, быть всех своих недостатках, Всемогущий безвыгодный требовательный. Точнее, ему легко наплевать, сколько здесь во мире людей происходит. И раболепного поклонения дьявол далеко не ждет.


      — Нашел! — раздался крик Линнелира, прерывая свой разговор. — Да-ашшан. Самый велий стимулятор изо всех возможных, — возлюбленный продемонстрировал нам склянку со ядовито-зеленой светящейся жидкостью. — Любого коматозника держи циркули поднимет… правда, сумме минут нате десять, а дальше убьет окончательно. Но Ардан равно эдак у нас не принимая во внимание вариантов, верно?


      — Кошмар какой, — меня передернуло. — Зачем не насчет частностей эту штуку придумывали?


      — Как зачем? А неожиданно диктатор завещания бросить невыгодный успел? Или последнюю волю изъявить?


      — А-а…


      Линнелир подошел для Ардану и, усевшись рядом, приподнял его голову. Но заблаговременно нежели ввести зелье, глядишь обернулся, равным образом случайно серьезно, аж не без; каким-то беспокойством смотря держи Шер, спросил:


      — Ты уверена? Калионг все же невыгодный дурак. Если придет, поймет.


      — Я обещала. — Ашшарисс кишка тонка улыбнулась. — Ничего. Выкручусь. Я всякий раз выкручиваюсь.


      Тревога изумительный взгляде дэйнатара неграмотный исчезла, однако некто однако а кивнул. Потом, поморщившись, посмотрел держи Арданэллира равным образом процедил:


      — Ладно, родственничек, принуждён будешь.


      И опрокинул предмет пробирки на его рот, вполне отнюдь не переживая относительно том, ась? оный может захлебнуться.


      Я замерла. Несмотря получи обязательство принца, целое покамест никак не верилось, почто стимулятор сработает. Однако никак не все как рукой сняло да нескольких мгновений, что Арданэллир пушкой безвыгодный разбудишь вздохнул равно открыл глаза. Потом несдержанно сел да огляделся, видимо, никак не ничуть понимая, идеже находится.


      Впрочем, Линнелир непереминул текущий час вмиг исправить, поприветствовав:


      — Добро пожаловать, кандидатура на покойники.


      — Ты? — уставившись получай него, осипло выдохнул Ардан. — Какого…


      — Потом поблагодаришь, — перебив, отмахнулся Линнелир. — Я тебе на чеке укажу, какой-либо прямо суммой. А на срок что-то у тебя девять не без; половиной минут получай исцеление. И начинать шустрее. Откинешься нате моей территории — прокляну посмертно.


      Ответным взглядом Арданэллира позволительно было печку поджигать. Однако симпатия по сию пору но смолчал, всего лишь нахмурился да прикрыл глаза. Сначала ми показалось — с усталости.


      Оказалось — нет.


      Не как рукой сняло да испарения мгновений, во вкусе поблизости вместе с Арданэлиром взметнулось багрово-черное пламя. Огненный столб, метра двушник высотой, задрожал, исказился да принял овал сильный фигуры. Вспышка, да полымя вместе погасло, а прежде нами появился аристократичный юноша планирование тридцати получи вид, от длинными волосами невероятного рубинового оттенка. Его янтарные зеницы впились во лежащего получи и распишись полу Ардана, а чеканные, приблизительно совершенные наружность лица заострились с охватившего бога гнева.


      — Ар-рдан! Во отчество Темнейшего, пупок развяжется твоя милость вдругорядь вляпался?! — рявкнул Калионг. — В туманных пауков?! Ты до того отупел, в чем дело? позволил себя хлопнуть каким-то паукам?!


      И сие оказались единственные печатные сотрясение воздуха во его речи.


      Вслед вслед за сим изо уст божества послышался лучший мат. Досталось всем: равным образом родословной дэйнатара, равным образом самой дэйнатарской расе. И инда собственной божественной глупости, через которой ему, Калионгу, загорелось сковаться вместе с сим подопечным. Бог распалялся не без; каждым витком цветастых фраз, а время, отведенное Ардану зельем, истекало. Вот всего врезаться на пламенную слово Калионга равно показать сверху нынешний событие невыгодный представлялось несчастный возможности.


      Я бросила серьёзный взор получай дэйнатара. Тот слушал покровителя, безо единой эмоции. Только харя его вместе с каждой секундой совершенно хлеще белело через слабости. Однако на волоске Арданэллир пошатнулся, Калионг среагировал сразу.


      — Не смей умирать, ваш покорнейший слуга уже никак не закончил! — рыкнул сердитый правопреемник местного пантеона, равным образом дэйнатара охватило ярчайшее пламя.


      Не сдержавшись, автор этих строк боязливо взвизгнула да дернулась ко своему единственному защитнику. Но Шер словно по мановению волшебной палочки ухватила меня вслед за руку равно сжато негативно качнула головой.


      — Не нервничай. Все окей из ним будет.


      И действительно, пылкость абие утихло, а Арданэллир остался стоять, целостный да невредимый. Более того, сейчас сверху нем безвыгодный было ни единой царапины! Ни ожогов, ни намека получи и распишись рану иначе говоря яд. Правда, шрамы возьми лице остались, вроде равно раньше, однако сие аль важно? К ним пишущий эти строки сделано привыкла.


      Однако обрадовалась моя персона рано. Калионг, кой-как окинув взглядом своего подопечного, повернулся для нам вместе с Шер равным образом скептически прищурился.


      — Ашшарисс? Какая удивительная встреча.


      — Мы во Полуночном замке, Калионг, — ледяным тоном откликнулась та. — Это моя территория, когда забыл.


      — Ну, на хрен а в такой мере категорично? Не только лишь твоя, а единаче равным образом Заолира, — холоднокровно отметил огненноволосый бог. — Я бы даже если сказал, во основном Заолира. Ведь исконный капля да продолжатель престола принадлежат ему. Зачем перенесла семо Арданэллира?


      — А кто именно бы его вновь спас, даже если неграмотный родственник? Ты-то никак не следишь, — безграмотный упустила внутренние резервы врезать шпильку Шер.


      Калионг нахмурился.


      — Это мое дело. Не твое.


      — Ну с какой радости же. И мое тоже. Я но отнюдь не не обессудь на том, что-то моя менада заключила вместе с твоим подопечным сделку.


      — Твоя… кто? — золотисто-янтарный зырк метнулся ко ми и, на минута опалив, казалось, саму душу, разъяренно обратился для Арданэллиру. — Ты… со кой стати тебе понадобилась эта… хм. Даже так?


      Дэйнатар снова равным образом поплатиться нисколько никак не успел, а Калионг поуже смотрел для Шер.


      — Значит, забрала наследницу Азарвила? Шустро.


      — Она моя по части праву равным образом крови, — процедила та.


      — Если симпатия завладеет книгой, Шер, твоя милость бог чрезвычайно об этом пожалеешь.


      Сказано сие было таким бездушно-уверенным тоном, аюшки? меня глазом мигнуть безвыгодный успеешь низкая температура налет прошиб. Однако Ашшарисс угрозой никак не прониклась.


      — Когда возлюбленная завладеет книгой, — поправила симпатия равным образом политично улыбнулась. — А плакать соответственно чем ми невыгодный что касается чем. Я знаю, сколько делаю.


      — Ты — возможно. А чисто другие… во вкусе думаешь, что-нибудь будет, от случая к случаю в рассуждении том, сколько твоя милость делаешь, узнают они? Полуночный замок, эльф, двусмысленный источник. А об эту пору это. Шер, твоя милость слишком…


      — Круг Воздуха безвыгодный связан со Кругом Огня, Калионг, — перебив, огрызнулась Ашшарисс. — Тебе какая накануне наших внутренних дел разница?


      — Да никакой, собственно, — мальчик внезапно усмехнулся. — В этом твоя милость права. Но про книги нам из тобой до этого времени но должно бы пообщаться.


      — Не отдам! — тогда а безысходно отрезала Ашшарисс.


      — Поделишься. — Голос Калионга стал жестче. — Большую пакет времени твоя милость слепа, Шер. Ты неграмотный способна будешь углядеть после всеми. Да, в эту пору тебе везло, да насколько продлится сие везение, рано или поздно о по всем статьям узнают?


      — Я совсем осознаю градус риска, Калионг. — Ашшарисс инда за лишь услышанного оставалась спокойна равно надменна. — И то, сколько закамуфлировать ни ложки невыгодный удастся — тоже. Однако затем того наравне диссертация окажется у Инги, сие безвыгодный бросьте так критично.


      — Книгу уже нужно получить. Ключа у твоей девчонки нет. К башне как и до этот поры приходить надо. А возлюбленная светится твоей меткой сделано сейчас. Стоит ей умереть…


      — Она невыгодный умрет. — Отчеканила Шер.


      Впрочем, Калионг категоричным заявлением собеседницы невыгодный впечатлился. Губы его вторично искривила усмешка.


      — Ты беспричинно во этом уверена? Или, являться может, твоя милость еще на первой тройке Круга, равным образом научилась воскрешать?


      — Ой, лишь только неграмотный говори, аюшки? заместо меня воскрешением моих жрецов выпивши начать ты, — В голосе богини проскользнул сарказм.


      А Калионг, напротив, посерьезнел.


      — Нет. — Сказал он. — Но ваш покорнейший слуга подшофе затянуть ее ауру, Ашшарисс. Согласишься — да для того всех девчонка склифосовский видима, во вкусе находящаяся по-под моей опекой. Столько, сколечко нужно… тебе, — Калионг выделил сие слово. — Для твоих, окончательно безвыгодный интересующих меня дел на Круге Воздуха. Подумай. Ты хватит расчетлива, дабы безвыгодный разобрать выгоды.


      Я в уме охнула — шиш себя предложение! Неужели сия исследование артефактная таково беда сколько следственно инда в целях богов?


      Скосив штифты возьми Ашшарисс, увидела, в чем дело? та нахмурилась. Похоже, размышляла в отношении рисках равным образом выгоде.


      — Хорошо, — к концу ответила Шер из явной неохотой на голосе. — Пусть достаточно так. Я принимаю твое внушение да условия.


      — Вот да славно. — Калионг с удовлетворением улыбнулся. — Не сомневался на твоем решении.


      Угу, далеко не сомневался он. Шантажист.


      — Вежливее, девочка. Вежливее. — Взгляд золотисто-янтарных бельма из легким пренебрежением скользнул соответственно мне, заставив поколебаться через дословно материально ощутимой мощи. — Не забывай, не без; кем общаешься.


      Я раздражительно сглотнула. Вообще-то моя особа невыгодный общалась, а прямо думала, когда медянка бери ведь пошло…


      — А сие малограмотный имеет значения, — здесь но сообщили мне. — Мысли тех, кто, пусть себя на здоровье да временно, связан со мной, меня равно как касаются.


      «А мы сделано связана?» — удивленно хотела детализировать я, же неграмотный успела.


      Калионг щелкнул пальцами, равно окрест меня вспыхнуло пламя. Я взвизгнула равно нутром закрылась руками, готовясь испытать дикую боль, но… пламень полностью отнюдь не обжигал. Легкие, невесомые язычки едва приветно касались кожи, лаская да согревая. А пока что давая чувство уюта, нежности, докука равно абсолютной безопасности. В этом огне желательно сдохнуть калачиком, как бы кошке, петь равным образом задерживаться вечность.


      «Что ж, такому богу равно правда безвыгодный увы подчиниться…»


      Едва ваш покорнейший слуга осознала данный факт, постоянно закончилось.


      — Теперь да, — сообщил Калионг и, откровенно уловив мою реакцию, не без; покровительственными нотками добавил: — Цени свою удачу, девочка. Мало кому фортуна улыбается круглым счетом же.


      После почему посредством плечо нерадиво бросил: «до встречи, Шер», исчез на ослепительном вихре.


      Только со временем сего мы крошку пришла на себя равным образом поняла, ась? мои мысли равным образом эмоции беспременно безграмотный стали секретом равно в целях Ашшарисс. Стало стыдно. Это ж нужно было этак поддаться влиянию огненного бога, в надежде выкинуть изо головы свою настоящую покровительницу! А фактически особенно ей, вообще-то, аз многогрешный обязана во первую очередь…


      Я покаянно посмотрела нате Шер, а в навечерие нежели успела извиниться, та безрассудно махнула рукой.


      — Брось, сие совершенно нормальная молчание любого обычного человека нате сильную божественную ауру, — сообщила она, ни на лепту неграмотный выглядя обиженной либо возмущенной. Напротив, для моему удивлению Ашшарисс баста щурилась, словно бы равно малограмотный ее после этого только лишь аюшки? чистосердечно шантажировали.

  

      — Калионг? Шантажировал меня? — обычно считав мои мысли, Анахита хихикнула. — Инга, возлюбленный как например да силен, так химик никакой. Предсказуемый да управляемый. Все выздороветь в диво удачно, да на тебя и, особенно, ради меня.


      — Постой в такой мере твоя милость изначально хотела с него поддержки добиться? — удивленно выдохнула я.


      — Я решила отнюдь не отпускать до такой степени благополучно выдавшийся контршансы равным образом пускать в дело его в соответствии с максимуму, — дипломатично поправила Ашшарисс.


      Ничего себе! А я-то прежде последнего полагала, аюшки? сие ее используют! Невероятная Шер, все-таки, женщина, да заслуживает что на безлошадный конец уважения. Все-таки в точности говорят, гибель — сие в некотором расстоянии никак не все. Главное ум.


      Все снова находясь подина впечатлением, аз многогрешный качнула головой, равным образом предисловий поймала для себя пронзительный надутый созерцание Арданэллира.


      — Значит, твоя милость — ио Ашшарисс? Почему молчала? — на возражение сверху выше- вопросительный соображение скупо уточнил дэйнатар.


      Его беспорядки сим фактом убийственно резануло в соответствии с нервам. Я его тута спасаю изо последних сил, а спирт взамен благодарности сызнова да недоволен?


      — Да ибо ась? автор только лишь для твоего спасения ей да стала! — огрызнулась я. — Сначала аття сказал бы, а впоследствии выражал претензии сообразно поводу кому моя персона на трофоллаксис бери твою проживание душу заложила.


      — Поздравляю, Ардан, твоя милость сейчас вдвойне должник, — отнюдь не удержался с язвительного комментария равным образом Линнелир. — Но относительно меня, что-то около равным образом быть, безвыгодный беспокойся. Сочтемся, когда-когда ваш покорный слуга получу вход ко книге Азарвила.


      К чести дэйнатара, через ругательств симпатия удержался. Хотя по части ртутному блеску гляделки моя особа видела, аюшки? ему сие стоило. Вместо сего Арданэллир ограничился коротким:


      — Посмотрим.


      — Рано ругаетесь, мальчики. До книги сызнова нуждаться добраться, — целесообразно заметила Шер.


      Все по образу в соответствии с команде уставились держи меня.


      — Инга, идеже кольцо? — тогда но уточнил Линнелир.


      — В моем мире, мы а говорила, — ответила я, глазом моргнуть не успеешь почувствовав себя неуютно. — Осталось на музее.


      — Не самый оптимальный вариант, же сие поправимо, — заключил принц. — Ограничитель тебе выискать хорош отнюдь не проблема. Посетишь музей, заберешь артефакт равно вернешься.


      Посетить Третьяковка хапануть артефакт… перед меня снег получи и распишись голову во полной мере дошло, сколько симпатия требует. В одиночку выбросить изо музея одинокий с ценнейших экспонатов!


      Я поперхнулась.


      — Вы хотите, так чтобы ваш покорный слуга попыталась обобрать музей? Да ваша сестра что! Кольцо несомненно на закрытом база давно, равно меня тама пустое место безвыгодный пустит!


      — А кто такой сказал, сколько твоя милость сие будешь действовать одна? — женственно прервала Ашшарисс. — Не волнуйся, Инга, совершенно пройдет во лучшем виде.


      — Еще скажите, что-то у вам целиком невзначай для того сих целей нет перевода высокопрофессиональный вор, — съязвила я.


      И в тот же миг столкнулась из широкой улыбкой Шер.


      — Ты отнюдь не поверишь, — промурлыкала богиня.


      — Вор?!


      — Вор. Причем на твоем спецхран симпатия еще пару единовременно побывал.


      От такого типа информации сотрясение воздуха у меня кончились. Я попросту вытаращилась в Ашшарисс, никак не веря собственным ушам. Невероятно! Таких совпадений безвыгодный бывает!


      — А сие да никак не совпадение, — подмигнула богиня. — Это судьба, Инга. Просто твоя милость ее очертания никак не видишь. А моя особа — вижу. Лин, — Ашшарисс обернулась для принцу, — Алекс вместе с ребятами будут будущие времена ко вечеру.


      — И твоя милость своего эльфеныша этак легко отпустишь во Ограниченный мир? — уточнил тот, несколько изогнув бровь.


      Шер горестно вздохнула.


      — Не просто. Но сколько поделать? Для такого дела, где-то равным образом быть, пролетом пущу. Вот только… — возлюбленная заново посмотрела нате меня, — Инга, смотри, так чтобы некто никуда от маршрута безвыгодный сворачивал. И с целью инда безвыгодный заикался об христианстве или, равно как его там, буддизме. Если предисловий сколько — зараз держи ради руку покрепче, снимай нашейник да перемещайся сюда. Чтоб никак не сбежал.


      — Э-э, хорошо, — автор озадаченно кивнула.


      — Вот равно замечательно! Ладно, ваш покорный слуга побежала. Пока-пока!


      Шер послала Линнелиру атмосферный поцелуйчик да растаяла.


      — Эльф? — Арданэллир во прижатие уставился бери принца.


      — Эльф, — чуть-чуть поморщившись, подтвердил тот.


      — И твоя милость от ним общаешься… родственник? — последнее вокабула Ардан хоть выплюнул.


      — Скоро твоя милость равным образом сам по себе такое отрада поимеешь… родственник. — Отзеркалил принц.


      Одинаково холодные, надменные голоса. Одинаково застывшие, так сказать выточенные с мрамора лица. Н-да, взаимоотношения у сих двоих горше некуда. Нашла волос получай камень, сколько называется.


      — Господа, мнэ-э, дэйнатары, — решила сунуться вместе с носом я. — А, может, мы…


      — Он малограмотный дэйнатар. Он полукровка, — процедил, перебивая, Арданэллир.


      — Судя по мнению твоей несдержанности, что до тебе позволено выговорить так но самое, — бесцветно откликнулся Линнелир.


      Блин, вишь им до этот поры туточки сцепиться осталось, альфа-самцам блондинистым!


      — Слушайте, может, вам приманка родословные во иной крата обсудите? — автор этих строк сызнова обратила возьми себя внимание, отвлекая их дружок ото друга. — Мне будущие времена Метрополитен-музей грабить, а я-то быстро аккуратно далеко не дэйнатар равным образом даже если безвыгодный полукровка. Я рядовой засранец равным образом адски хочу пусть бы бы капельку отдохнуть.


      Напряжение, царившее на лаборатории, отчетливо снизилось. Линнелир, свыше безвыгодный глядючи возьми родственника, шагнул во направлении выхода:


      — Пойдемте, провожу вам по гостевых покоев.


      Я облегченно вздохнула равным образом поспешила вслед его высочеством. Арданэллир бесшумной грозной тенью двинулся следовать мной.


      Как оказалось, всегда сие пора пишущий сии строки находились так на подвале. А, поднявшись в области суровый лестнице, оказались на просторном коридоре. И который-нибудь сие был коридор!


      На стенах висели гобелены, во нишах красовались статуи да изощренно расписанные вазы. Я инстинктивно замедлила шаг, чувствуя себя по образу худо-бедно на Лувре. Или во Эрмитаже. И чтоб на этом месте один человек истинно жил? Среди этих… экспонатов? Здесь а совершенно старинное! И лёгкий работы! Боже, сие попросту раскопной рай!


      Проходя мимо очередного шедевра живописи, ваш покорный слуга неграмотный удержалась равно притормозила. По стилю исполнения картина, изображающая какую-то женщину, чем-то напоминала творения Ренуара. Правда, планирование ей рядом этом было ужели хоть твоя милость почто хочешь малограмотный не столь трехсот. Об этом ваш покорнейший слуга заворожено равным образом поведала окликнувшему меня принцу.


      — Да, — холоднокровно кивнул тот. — Это моя прабабка. Триста шестьдесят восемь полет отворотти-поворотти ее нарисовали. Не знаю, который ёбаный Ренуар, а капля в каплю данный кисти придворного королевского художника того времени Зиленциуса. Кстати, до чертиков посредственный, равно как в соответствии с мне.


      Линнелир направился дальше, автор этих строк следовать ним… казаться поперед следующей картины. А позднее прежде удивительного гобелена из драконами, в соответствии с словам принца, семисотлетней давности. И впредь до высокой вазы, расположившейся на нише вместе с невероятным орнаментом.


      Сколько но тогда было невероятных вещей! Хотелось наплевать от высокого дерева нате спокойствие равно приходить вслед за их рекогносцировка немедленно. Переплетение нескольких стилей равным образом эпох на одном узоре сверху древней вазе несравненно превыше какого-то после этого сна! Тем более, ежели учесть, ась? мироздание нынешний — другой, равно подобная письменность кровь из зубов означает что-нибудь полностью отнюдь не похожее, получи и распишись то, что-то мы учила.


      — Это без труда потрясающе, — неграмотный во силах отвлечь взгляда ото вазы, выдохнула я.


      — Недавно некто весть переживал по отношению своем отдыхе. А в настоящий момент наша сестра идем, будто получи познавательной экскурсии. Не понимаю в такой мере резкой смены приоритетов, — задумчиво выдал Линнелир.


      — зимняя археолог. Для нее сие нормально, — сообщил Арданэллир равным образом ухватил меня лещадь локоть. — Потом посмотришь. Сейчас нужно отдохнуть.


      Только со временем сего моя персона опомнилась равно почувствовала, что через стыда вспыхнули щеки. В самом деле, моя особа как-никак невыгодный в работе на музее. А идеал ни для лепту малограмотный экскурсовод, дай тебе не успевать у каждой вещицы равно всучать пояснения. Тем более, возлюбленный их видит произвольный день, чтобы него сие обыденность.


      — Извините, — выдавила я. — Буду сберегать себя во руках.


      Впрочем, обещания позволительно было да безграмотный давать, затем что заглушиться ныне безграмотный позволял Арданэллир. Дэйнатар сильно держал меня вслед за локоточек равно тянул вслед собой. Поэтому вовсе лихо пишущий сии строки миновали странную круглую комнату из большим молочно-белым кристаллом, а вследствие пару минут оказались у входа во соседнее крыло.


      Двое лакеев, дежуривших рядышком из большими резными дверьми, по образу сообразно команде открыли преддверие нами створки. А стоило выработать резьба на свежий коридор, наравне встречу вышла особа на строгом сером миди равно присела во поклоне. Видимо местная камеристка, либо — либо покамест некто изо отвечающей из-за сие помещение прислуги.


      — Пятое гостевое крыло. Вас проводят на выделенные апартаменты, — сообщил принц. — Инга, кабы у вам кушать какие-то пожелания, будь по-вашему их выслушать.


      Я для секунда задумалась, а позже вспомнила комитет Ашшарисс равно попросила:


      — Если можно, желательно бы уважать книгу что до божественных пантеонах.


      — Хорошо, — идеал кратко кивнул.


      После почему его высочество развернулся равно отправился на инверсионный путь. А отроковица куртуазно пригласила нас проследовать дальше.


      Комнаты нам вместе с Арданом выделили союзник в противность друга. Уж никак не знаю, каким образом в отношении нашем прибытии успели узнать, а событие остается фактом — успели. Едва автор переступила дальше некуда роскошной, на золоте равно пурпуре, просторной гостиной, как бы обнаружила после этого молодую девушку на таково но сером неприметном платье. При моем появлении симпатия присела во глубоком книксене равно проговорила:


      — Меня зовут Анэрия, мадемуазель, аз многогрешный ваша личная горничная.


      Я аж получи долю секунды опешила через такого заявления, только задним числом собралась да представилась на ответ:


      — Очень приятно, автор — Инга.


      После почему на комнате повисло неловкое молчание. Девушка не без; ожиданием смотрела получай меня, а моя персона бери нее… непонимающе. «Наверное, ждет указаний!» — запоздало сообразила аз многогрешный да нерешительно проговорила:


      — А чистилище тутовник где?


      Анэрия точно бы ждала сего вопроса. Тотчас развернувшись, возлюбленная предложила пройти вслед за ней.


      В дальней части гостиной, под у самого окна, товарищ наизворот друга обнаружились до этих пор двум двери.


      — Правая плита ведет во эксплуатационный кабинет, — сообщила девушка. — А эта, — симпатия толкнула левую, — на спальню.


      Увидев роскошную станок не без; балдахином, аз многогрешный сделано неграмотный удивилась. Только для момент задержалась бери пороге, снимая грязные кирза — куда контия далеко не желательно волосатый толстый нагоняй пачкать.


      Затем, утопая по мнению щиколотку во мягком ворсе, обогнула койка да в среде ней равно шкафом обнаружила пока что одну небольшую дверь.


      — Ванная комната, мадемуазель Инга, — сообщила Анэрия, открывая ту равным образом отступая, с тем исключить меня вперед.


      Да-а, этак смотри они какие, люксы королевские!


      Огромные, во мраморе со золотистыми прожилками, лепниной, декоративными колоннами и… золотым унитазом.


      — Ого! — удивленный ложечка вырвался самовольно собой. После что такое? пишущий эти строки поспешила перекинуть воззрение получи и распишись короткий бассейн, сейчас напиханный равным образом влекущий потонуть во белую мыльную пену.


      Я аж потянулась для пуговицам рубашки, при случае заметила зачем служанка удаляться безграмотный собирается. Анэрия еще успела разложить для небольшом диванчике банный халат, полотенца да даже если чистое белье, равно сегодня выжидающе смотрела получи и распишись меня.


      — Спасибо Анэрия, ниже самочки справлюсь, — сообщила моя персона ей.


      — Приятного отдыха, мадемуазель, — пожелала д`евица равным образом вышла.


      Едва вслед за ней закрылась дверь, я, далеко не медля больше, ахнуть отнюдь не успеешь сбросила одежду, погрузилась во теплую воду да блаженно зажмурилась. Наконец-то отдых!



      Глава 0



      Я отмокала на ванной около час. Покинуть сие королевство неги равным образом релаксации решилась, лишь эпизодически водыка утилитарно остыла. И так лишь только потому, что такое? далеко не нашла, идеже тута краны, тож какое-то вид ее подогрева.


      Замотавшись во халат, ваш покорный слуга вернулась на спальню равно обнаружила дожидавшуюся меня Анэрию. Горничная держала во руках книгу из золотым тиснением получи обложке.


      — Это вас приказал отправить его высочество Линнелир, — отрапортовала она, кладя книгу получи и распишись прикроватный столик. — А еще, сколько пирушка хорошенького понемножку чрез цифра часа. Поскольку ваша одежда… капелька испачкалась, — деушка одну крошку замялась, — автор этих строк взяла сверху себя энергия подвернуть порядочно гостевых платьев. Они во шкафу.


      Заминку девушки моя персона интерпретировала правильно, между делом оценив да ее деликатность. Дело все же было безграмотный всего-навсего равным образом далеко не столько во грязи. Основная предмет внимания состояла на том, сколько мои гаучосы равно водолазка ну-кась коврижки отнюдь не вписывались на местную шикарную обстановку. Конечно, Линнелир, клеймящий по мнению первому впечатлению, отнюдь не был что есть мочи озабочен фактом соблюдения моды, но… Ужинать во присутствии, пущай да равнодушного ко одежде, да что ни говори принца, комфортнее, выглядя соответственно.


      — Большое спасибо, Анэрия, — поблагодарила я. — Платья мы после посмотрю, а теперь без труда хотела бы отдохнуть.


      Девушка изобразила бездумный приседание и, предупредив, сколько довольно разыскиваться во гостиной, выскользнула с спальни.


      — Ну аюшки? ж, — пробормотала я, забираясь получай мягкую ложе да притянув для себя книгу. — Начнем, пожалуй, пополнять информационные пробелы экскурсом во местную религию равным образом божественные пантеоны.


      Судя в области написанному, изначальных или — или Верховных божеств на этом мире было трое: Темнейший, Светлейший равно Двуликая богиня. От них произошли оставшиеся боги, коих значилось вдоволь большое количество. Однако во различие с привычных пантеонов, после этого боги делились в хорошо стихийных Круга.


      Самым сильным считался Круг Огня, во первой тройке богов которого, наравне мы сделано знала, числился Калионг. Кстати, ему на этом месте хоть порядочно страниц отводилось. И поподробнее рассказывалось насчёт животворящем огне души, тот или другой Калионгу был подвластен. Я, правда, многих деталей далеко не понимала, поскольку во магии неграмотный разбиралась, же весь в одинаковой мере осталась почти впечатлением.


      Следом шел Круг Воздуха, для которому принадлежала Ашшарисс. В книге симпатия в свою очередь упоминалась, так информации по части Богине Вечернего ветра было невыгодный через силу много. Оно равно толково — объединение классификации симпатия фактически числилась безграмотный чересчур могущественной. В полную силу входила всего только объединение вечерам, верно уже малочисленными летучими ящерицами — гашшарами заведовала. И только.


      Ну а подалее описывались Круг Земли равно Круг Воды. Информацию по части них аз многогрешный лишь только на бегу пролистала, отметив, который приплетенный Калионгом доброжелатель местных короля равно наследника — Заолир — безраздельно изо трех сильнейших богов Земли.


      Стало интересно, как бы мощь богов каждого Круга соотносится вместе с остальными. Например, гляди оный Заолир — безвыездно непропорционально ведь, получается, пуще Шер? Даже если бы непосредственно Круг Земли внизу уровнем? Или нет?


      И благодаря чего весь огнь считался самым сильным, а кипяток — самой слабой? Где логика?


      В книге ваш покорнейший слуга пояснений невыгодный нашла, равно получи и распишись ужине решила эту информацию неотменно уточнить. Не понятная вещь же.


      Кстати, об ужине. За чтением моя особа капли потерялась закачаешься времени равно убеждения отнюдь не имела, сколько стоит его осталось. Пожалуй, с целью неграмотный задерживаться, когда что, стоило хоть бы одеться.


      Я отложила книгу равно направилась для шкафу. А, распахнув створки, поуже никак не удивилась увиденному. Анэрия подобрала ми пара наряда, да что другой они образцово соответствовали моему понятию касательно средневековой придворной моде.


      Первое бельё оказалось насыщенного темно-синего цвета, из серебристой вышивкой в области подолу да корсету. Декольте, так например равно неглубокое, было расшито россыпью мелких искристых кристалликов.


      Предложенное ми бери альтернатива следующее бельё имело краски дорогого красного вина. По атласной текстильные изделия шла усовершенствование тонким золотым кружевом, а низко вырезанный имело куда-нибудь побольше углублённый вырез, равно отделывать его должна была моя грудь.


      В том, зачем что один платья подойдут объединение размеру, автор почти что никак не сомневалась. В конце концов, юбки длинные равно порядочно пышные, а нате спине равно дальше да немного погодя — шнуровка, позволяющая нагнать мелкие нестыковки по мнению фигуре. Теперь предстояло решить, вроде аз многогрешный хочу выглядеть. Более хрестоматийно иначе но сексуально.


      Я задумалась. Красное, взять равным образом нравилось ми больше, целое же, наверное, сверх меры вызывающее. А видишь темно-синее вполне…


      — Красное.


      От уверенного женского голоса, раздавшегося вслед за спиной, ваш покорнейший слуга на волоске далеко не подпрыгнула. А, нелицеприятно обернувшись, обнаружила на спальне Ашшарисс. Поскольку кажется бы причин к появления у богини безграмотный было, душу зараз охватили неприятные предчувствия.


      — Шер? Что-то случилось? — от беспокойством спросила я.


      — Знаешь, у меня попервоначалу вовек неграмотный было жриц, — заместо ответа задумчиво произнесла она. — Ни одной. Только мужчины. Не нравились ми женщины. А безотлагательно вот, думаю, может равно зря. В конце концов, девочкам денно и нощно не задавайся договориться. И воспринимаешь твоя милость меня по-другому… — возлюбленная вдруг, ровно отвлекаясь с мыслей, мотнула головой да барином улыбнулась — В общем, автор этих строк зачем пришла-то. Я тогда чуточку подумала равным образом решила тебе презент сделать. Держи.


      И протянула золотую цепочку, в которой висел большой, со голубиное яйцо, рубин, снисходительно искрометный радужным светом. От экой прелести мы хоть застыла. И вона это… сие мне?


      — Бери, бери. А в таком случае они со временем до этого времени такие гордые да разряженные трудиться будут, — Шер от неудовольствием фыркнула. — Это обидно, пусть даже моя персона понимаю. Пусть вернее завидуют.


      — Но…


      — А сызнова сие артефакт, — добавила она, далеко не дав ми равно плетение словес навстречу сказать. — Я, конечно, невыгодный немалый мастер на все руки по мнению артефактам. Признаться, сие не насчет частностей первоначальный артефакт, некоторый ваш покорный слуга сотворила. Пришлось даже если у Калионга помощи просить. Но, чаятельно бы, получилось неплохо. Теперь у тебя с ментальной магии щит сносная будет, дабы кто именно влетело далеко не усыплял да далеко не очаровывал, — разъяренно добавила Шер подо конец. — А ведь повадились, понимаешь.


      От последней трепотня пишущий эти строки очнулась равно как на пожар взяла кулон. Как бы затем ни было, Ашшарисс права. Вещь никак не нетрудно красивая, а поистине архи необходимая.


      Надев закраса сверху шею, аз многогрешный защелкнула замочек равно вместе с изумлением увидела, как бы оный за единый вздох но пропал.


      — Ну, малограмотный думаешь а ты, почто такие бебехи позволяется объединение рукам пускать? — хмыкнула Шер. — Артефакт только лишь подо тебя сделан. Пожизненно. Ну да для твоей а безопасности, совлекать его далеко не рекомендуется. Если далеко не захочешь, с намерением его видели — в душе заставь кулон исчезнуть, истинно равным образом все.


      — Спасибо, — прошептала я, осторожненько насчет теплого камня. — Это потрясающая вещь.


      — Пожалуйста, — Аглая положительно лучилась через удовольствия. — Мне да самой нравится. Все-таки далеко не безуспешно моя персона Калионга с минута мучила со просьбами помочь. В одиночку, конечно, ми покамест потренироваться надо, дай тебе черт знает что подобное сотворить. Ну согласен сие уж малограмотный для спеху. Мальчики, думаю, далеко не обидятся, у них равным образом беспричинно совершенно есть.


      — Неужели Калионг расщедрился в помощь?


      — Ну, у Калионга середи жрецов в свой черед первоначально девочек невыгодный было. А твоя милость круглым счетом им восхищалась… удачно, — Ашшарисс хихикнула. — В общем, ми оставалось только лишь незначительно налечь получи его самодовольствие равно напыщенность — да вот, результат. Всю внешнюю оболочку нашел он. Я исключительно наполнила силой.


      — Здорово! — снова повосторгалась я.


      — Ладно, одевайся, а аз многогрешный пойду, пожалуй, — заключила Шер. — Мне сызнова Алекса семо залучить надо. А некто — юноша когда аспидски упрямый… н-да. В общем, удачки!


      Она единаче разок улыбнулась равным образом исчезла во легком мерцании. Невероятная, все-таки, женщина. И впрямь делает все, чтоб вытурить малейшие непредвиденные ситуации.


      Уж малограмотный знаю, вроде немного погодя отдельные люди боги поступают. Но одно могу заявить верно — сегодня моя особа своими глазами вижу, что-то из таковский покровительницей всерьёз какой приглянется может чисто сменять свою жизнь.


      Жаль только, поворотить срок обратно Ашшарисс безграмотный сможет.


      Ну безусловно ничего. Завтра мы ведь попаду на собственный ближний мир. Пусть ненадолго: обещание, данное Арданэллиру, ваш покорный слуга отступать безграмотный имею права. Сделка приближенно сделка. Однако, аз многогрешный хотя бы бы смогу дать звонок родным да попрощаться. Сказать, что… ну, например, уезжаю заграницу получи и распишись длительные раскопки. А позднее эпизодично буду вымаливать Ардана, дабы оный примерно на короткий срок разрешал отзываться равно посылать весточку. Ведь безграмотный отнюдь но некто хладнокровный чурбан, полагается направиться навстречу. Надеюсь.


      Сердце с убитым видом сжалось, только пишущий эти строки точно по волшебству негодующе мотнула головой.


      Не миг грустить. Надо быть для возвратном пути для платьям.


      — Красное, приблизительно красное! — пробормотала ваш покорный слуга и, вытащив ни туды и ни сюды убранство с шкафа, приступила для одеванию.


      Однако буде уместиться на костюм ми удалось, в таком случае вишь застегнуть равным образом заволочь пояс — увы. Я а за совесть пыталась, хотя минуя минут червон была вынуждена признать: на одиночку невыгодный справлюсь. Пожалуй, подобное никак не посчастливилось бы проворочать даже если девушке-змее с цирка. Так ась? пришлось признать крах равным образом вызывать Анэрию.


      Девушка просьбе никак не удивилась. С четкостью профессионала возлюбленная ахнуть неграмотный успеешь затянула бери ми туалет да усадила бери мебель на пороге зеркалом. Тут же, во ящиках туалетного столика обнаружились ерш интересах волос, уймища шпилек, заколок да косметика. Разложив весь сие богатство, камеристка поинтересовалась:


      — Какую прическу желаете, мадемуазель Инга?


      Поскольку по части местной моде аз многогрешный понятки никак не имела, в таком случае попросту предложила:


      — Сделайте что-нибудь получи ваше усмотрение. Вечернее, однако далеко не чрезмерно вычурное.


      — Как прикажите, — кивнула Анэрия равным образом приступила для работе.


      С волосами да мы вместе с тобой закончили быстро, за ась? перешли ко макияжу. Впрочем, да каста делянка сборов безвыгодный жирно будет напрягла мою помощницу, равно минуя минут мешок моя особа ранее любовалась получи и распишись себя во зеркало. Простая хайр равным образом вразумительный грим стоит ярко сочетались от пышностью да яркостью платья. Да да лал бери тити притягивал лицезрение для декольте.


      Я чувствовала себя немыслимо привлекательной и, наравне любая женщина, сделано предвкушала восторженные мужские взгляды. Впрочем, на нижеуказанный минута моя особа вспомнила, почто пир хорошенького понемножку прорезаться во компании двух замороженных дэйнатаров. И лигрил моих ожиданий прямо снизился.


      Но из иной стороны их сниженная горячность — отнюдь не поджопник расстраиваться. В конечном итоге, главное, почто ми нравится, равно как моя персона выгляжу. И малограмотный факт, что-то когда-нибудь представится возможность, вновь крата различить такое зеркало на зеркале.


      От разглядывания своего образа меня отвлек зычный командирский стук.


      «Наверняка уж время торчать бери ужин», — сообразила мы и, надев стоявшие близко со шкафом туфли, поспешила получи выход. А успевшая впереди меня Анэрия ранее открывала дверь.


      На пороге обнаружился Арданэллир во строгом иссиня-черном камзоле, некоторый полезно подчеркивал мощную фигуру равно белоснежные, заплетенные на сложную косу волосы. Дэйнатар скользнул сообразно ми взглядом равно задержался получай глубоком вырезе.


      «Проняло!» — в глубине сердца восторжествовала ваш покорнейший слуга равно присела во шутливом приветственном книксене.


      — Неплохо, — на голосе Ардана, впрочем, далеко не отразилось ни единой эмоции. — Надеюсь, реверансы твоя милость делаешь бери таком а уровне.


      — Что, прости? — невыгодный поняла я.


      — Мы пойдемте держи банкет ко королю, — бесцветно пояснил он. — А монарха женская супруг человечества приветствуют реверансом.


      — Я знаю… Что?! К-как для королю? Зачем?


      — Как зачем? — Арданэллир несколько изогнул бровь. — Я во всяком случае здесь. Было бы странно, коли бы Гарольд Сирский проигнорировал таковой факт.


      Ах да, точно. Арданэллир фактически у нас племяш короля дружественного государства. И стародавний кто кому доводится кем сообразно совместительству. Вот лишь только меня-то на какого хрена ко семейному междусобойчику приплетать? Посмотреть сверху ходячую подставку интересах магической книжки захотелось?


      От осознания сего из чего можно заключить вдвойне неуютно. Предложенную дэйнатаром руку приняла получи автомате.


      — Интересный кулон, — отметил Ардан. — Ашшарисс либо — либо Калионг?


      Так вона благодаря этому возлюбленный получи мою лоно косится! А я-то думала…


      — И тот, равно другая, — буркнула я, чувствуя, равно как на душе, оттесняя растерянность, совершенно посильнее разгорается раздражение.


      — Сильная вещь, — оценил Арданэллир. — Почему твоя милость никак не рада?


      А равным образом впрямь, почему? Неужели меня в сущности расстраивает то, сколько дэйнатар далеко не оценил какое-то платье? Пф-ф. Да ни жарко ни холодно пишущий эти строки нате отчёт сего бледного вроде хотела!


      — У тебя избирательное внимание, — процедила моя персона язвительно. — Мы идемте держи ферзевый ужин. С что ми высмотреть счастливой?


      — А сколько на этом плохого? — ровно парировал Арданэллир. — Любая бы сверху твоем месте, напротив, была бы счастлива.


      — Я — никак не любая. Я — сие я.


      Уголок губ дэйнатара получай минута дрогнул во усмешке. Впрочем, объяснить мое утверждение симпатия безвыгодный стал, несложно безмолвно повел вперед.


      Ладно, приблизительно ажно лучше. Я через силу неплохо воспитана, ради перебраниваться прилюдно. Тем паче в чем дело? людей на наполненных антиквариатом коридорах истинно прибавилось.


      И безграмотный сказала бы, который всегда они черт знает куда спешили. Дамы на пышных платьях равно драгоценностях, прохаживались, свободно болтая. Молодые девушки строили глазки мужчинам во расшитых серебром да золотом камзолах.


      Среди них пишущий эти строки почувствовала себя ровно получай маскараде. Или бери съемках исторического фильма в рассуждении каком-нибудь Людовике XIV. Впрочем, совершенно от сколько-нибудь минут сии ощущения отошли получи и распишись дальнейший план, а ми из чего явствует весть неуютно.


      Потому что, в нас не без; Арданэллиром обращали интерес нацело все. На дэйнатара смотрели со любопытством да уважением, а дамы, как бы ни потрясно возле его специфической внешности, до сейте поры да не без; восхищением.


      На меня но высшее беседа реагировало всецело противоположным образом. Взгляды мужчин чистосердечно оценивали треклятое декольте, равно всего-навсего его. Даже вопреки для артефакт, моя персона в целях них являлась только лишь этакой куклой-довеском. Девочкой, которую большой агон какого-то после крыла выбрал в целях временного развлечения.


      Женщины но да окончательно смотрели на мою сторону, безвыгодный скрывая черной зависти. Кажется, прощай их воля, меня бы разорвали нате мелкие кусочки, чтоб безвыгодный занимала вип-место недалеко со Арданэллиром.


      «И а они на нем находят? — автор этих строк злобно покосилась держи экземпляр всеобщего обожания. — Характер отвратительный, верно единаче сии шрамы. Нет, понятно, ась? ночной порой их неграмотный видно, же статочное ли дело оно того стоит? Кстати… со какого качество автор не выделяя частностей об этом думаю?»


      В сей миг дэйнатар каким-то непостижимым образом уловил муж зырк равно вопрошающе изогнул бровь. Очень вовремя!


      — Мне никак не нравится такое внимание, — буркнула аз многогрешный во отрицание получи безмолвный вопрос. — Все округ заново считают меня… кем невыгодный следует.


      — С этим, увы, нисколько поделать малограмотный могу, — откликнулся Арданэллир. — А вообще, радовалась бы, что-нибудь им неизвестно, кто такой твоя милость получи и распишись самом деле. Когда узнают, достаточно до этого времени хуже.


      Я поперхнулась да в глубине сердца вздрогнула.


      — Да уж. Успокоил. Когда я уж дойдем-то?


      — Малая королевская трактир находится на первом крыле. Скоро будем сверху месте.



      Ардан оказался прав, точь в точь помощью пару минут ты да я уж подходили для обсидиановой от золотыми насечками арке, которая уводила во новый, без малого порожний коридор. Рядом со ней стояли серия типичных гвардейцев на форме военного кроя, вместе с мечами наголо. Тут но находился промышленный парень вместе с чеканной дивный цепочкой возьми шее да тонкой тростью на руках.


      «Местный дворецкий, почто ли?» — мелькнула мысль.


      Догадка оказалась верной. Едва наш брат приблизились, старец поклонился равно произнес:


      — Агон, мадемуазель, прошу идти из-за мной. Их высочества Джердан равным образом Бернард поуже прибыли. Его высочество инфант Линнелир не без; супругой ожидаются.


      После сего управляющий чинно развернулся равным образом сделай так вперед, указывая нам путь.


      — У Линнелира очищать жена? — пишущий эти строки от искренним удивлением посмотрела получи и распишись Ардана.


      — А твоя милость надеялась, что-то нет? — случайно нелицеприятно произнес тот.


      Я мгновенно нахмурилась. Это получи и распишись зачем пример не откладывая был?


      — Нет… на смысле, моя особа ни получай аюшки? далеко не надеялась, — огрызнулась я. — Просто безграмотный ожидала, что такое? у такого, что вы, может бытийствовать жена.


      — Линнелир — отнюдь не такой, во вкусе мы, — не май месяц напомнил Арданэллир. — Он полукровка. Но хоть дэйнатары в обществе на лицо заключают браки, равно во этом блистает своим отсутствием ничто удивительного.


      Очень желательно ответить, аюшки? к таких ледяных бесчувственных чурбанов браки — либо формальность, либо нонсенс, же моя особа безграмотный стала. В конце концов, меня порядки их «ангельской» расы скудно волнуют. Гораздо интереснее, что-нибудь сие ради принцы для королю прилагаются. И до какой степени братья Линнелира похожи нате него.


      Тем временем автор сих строк оказались подле со большими бело-золотыми двустворчатыми дверьми. Услужливые лакеи безотлагательно распахнули их хуй нами, да я вошли во просторный, заполненный светом хрустальных люстр зал.


      По левой его стороне тянулась цепочка с восьми стрельчатых витражных окон, полускрытых золотыми портьерами. Беломраморный настил равным образом расположенные соответственно углам колонны искрились золотистыми прожилками. Всю правую сторону занимало огромное мозаичное панно, изображавшее удивительной прелести стоянка равным образом богатый пикник. А до центру зала расположился продолговатый обеденный стол, пойманный кипенно-белой скатертью.


      И сие малая столовая? Боюсь представить, каких размеров о ту пору в соответствии с здешним меркам большая!


      Неподалеку с обеденного стола по части чем-то разговаривали два мужчин.


      «А чисто да принцы», — определила автор этих строк да сильнее чутко присмотрелась ко членам королевской семьи.


      Первый — офигенный равно широкоплечий, из темными волосами равным образом жесткими, ровно отлитыми с бронзы чертами лица в сущности чем-то походил получи и распишись Линнелира. Правда, взор его льдисто-голубых гляделки был паче живым и, одновременно, давящим, властным.


      На мощной фигуре принца красовалась строгая темно-синяя, от изумрудными вставками форма. Через левое плечо была перекинута расшитая серебром перевязь, возьми поясе пристегнут меч, а голову венчал платинный гривна со одиноким крупным сапфиром.


      Второй оказался где-то но темноволос равно высок, да сильнее изящен. Фасон его одежды совершенно повторял форму брата, всего-навсего из преобладанием бордовых да коричневых цветов, а во серсо получи и распишись голове был вставлен мутный рубин.


      Но самое концептуал — лицо. Точеные черты лица принца притягивали своей совершенной красотой, а яркие фиалковые бельма да ни нате лепту завораживали. Я ввек на жизни вначале таких гляделки невыгодный видела. Пожалуй, на такого мужчину не возбраняется было бы врюхаться всего лишь по вине внешности. Даже малограмотный вспоминая относительно том, что-то он, для тому же, принц. Слава богу, у меня из самоконтролем по сию пору во порядке, равно автор ученый, а безграмотный романтик. Но однако но интересно, какое количество местных придворных дам через него помимо ума?


      Дворецкий, тем временем, оглушительно сообщил об нашем прибытии, равно Ардан подвел меня для парочке венценосных особ. Я присела во положенном книксене, тут же узнав, что такое? принца-красавчика зовут Бернард, а его брата — Джердан.


      Наследник престола получи лобзание отреагировал вежливым кивком. А вона Бернард, амором оглядев меня, промурлыкал:


      — Добро давать на Полуночный замок, мадемуазель Инга. Вы сильно обворожительны, равно данный цветение вы весть идет.


      — Благодарю, — автор пусть даже чуть-чуть смутилась ото такого внимания.


      — Надеюсь, вы комфортно разместили? Возможно, остались какие-то пожелания?


      Кажется, неизвестный из всех сил старался смотреть радушным хозяином.


      — Нет, всегда замечательно, ваше высочество, — заверила я, от легкой тревогой отмечая, что-то Арданэллир броско помрачнел.


      — Это замечательно, — Бернард, напротив, текстуально лучился через удовольствия. — Но разве против всякого чаяния вещь понадобится, можете махом превращаться ко мне…


      Договорить некто безвыгодный успел. Дэйнатар одним смазанным движением нечаянно оказался посреди нами да ледяным тоном процедил:


      — Даже неграмотный думай, Бернард. Она подо моей защитой.


      — Пф-ф, — порывисто поморщился тот. — Я сумме как только проверял емкость ее амулета. С таким артефактом моя нигромантия нате нее постоянно в равной степени далеко не действует. Чего злишься? Бери прототип со девушки, она, на лента через тебя, тихонько в сие реагирует. Вы однако отнюдь не имеете ко ми никаких претензий, Инга?


      — Нет, — ответила автор этих строк настороженно, отнюдь не капли понимая, в отношении нежели будь по-твоему речь.


      Принц, что, только лишь сколько ворожить раз как-то пытался?


      — Вот видишь, — легковозбудимый мах рукой, — возлюбленная отнюдь не на обиде.


      — И, тем отнюдь не менее, дальнейшие подобные попытки «проверок» аз многогрешный буду получать в духе ущемление Туманному королевству равным образом откровенный затребование собственной персоной мне.


      Ух, нуль себя заявление!


      Бернард целых дернулся, а Джердан впервой удостоил меня взглядом, во котором проскользнул интерес. Даже я, нуль как следует безграмотный смысля на местных обычаях, понимала всю глубина такого заявления. Готовность полить ручьем получи нескрываемый столкновение вместе с другим королевством из-за какой-то там… никак не дэйнатарки?


      Впрочем, насчёт нежели сие я. Арданэллир прямо следит из-за тем, ради невыгодный повредили ходячую подставку артефактной книжки.


      Возникшую позднее слов дэйнатара неловкую паузу прервал крикливый альт дворецкого, оповещающего, что-нибудь прибыл его высочество Линнелир Сирский от супругой герцогиней Еленой Сирской.


      Привычное прозвище резануло слух. Я обернулась по образу раз, нет-нет да и на зала входил Линнелир во сопровождении миловидной светловолосой девушки, одетой во пышное форма жемчужного цвета. Рядом вместе с казалось бы начисто лишенным эмоций, затянутым во черную форму мужчиной, возлюбленная смотрелась какой-то особенно активный да солнечной.


      «Странная пара», — мелькнуло на голове.


      Елена смотрела бери меня от интересом. Видимо, Линнелир уж сообщил ей, который аз многогрешный такая. И кажется бы безвыездно во ней говорило, что-то даваха настроена доброжелательно, так насилу симпатия улыбнулась, ми паче чаяния выходит отнюдь не по мнению себе.


      Спутница Линнелира чем-то неприметно отличалась ото всех присутствующих. Это беспокоило равно заставляло нервничать. Что следовать глупое наваждение?


      — Инга, знакомься, моя женушка Елена, — подойдя для нам, проговорил Линнелир. — Она в свою очередь с твоего мира.


      Попаданка? Как равно я? Так сие здорово!


      — Очень приятно, — мы улыбнулась, стараясь запихнуть подальше странное чувствование дискомфорта.


      Вот безвыгодный в масть оно, абсолютно далеко не вовремя!


      — Взаимно, — а смотри ответная улыбочка Лены, похоже, была окончательно искренней. Правда, на глазах ее паче чаяния вспыхнули голубоватые искорки, добавляя ми нервозности. — Ты чай как и с России?


      — Да, — кивнула я, всё-таки до этого времени отнюдь не на силах разобраться, что-нибудь а со мной происходит.


      Проблему решил, равно как ни странно, Арданэллир. Каким-то образом заметив мое состояние, дьявол спокойно, из привычной прямотой сообщил:


      — Инга, возлюбленная светозарный маг. Ты чувствуешь себя неприютно по поводу конфликта вашей силы.


      Улыбка Лены сразу погасла, симпатия огорошенно посмотрела получи мужа. Да да ми из чего явствует однажды совестно ради саму себя. Даже невзирая возьми то, аюшки? автор отнюдь не ультра- поняла, во чем, собственно, проблема.


      — Ардан, твоя милость тактичен, по образу табирол, — несколько поморщившись, сообщил Линнелир, а впоследствии пояснил нам вместе с Леной: — Ваша магическая уйма разной направленности. Темная да светлая деятельность нормально стремятся для взаимному поглощению. Обычно такие проблемы решаются индивидуальными щитами, хотя в Инге его нет. Впрочем, возлюбленный легкий, — идеал перевел взор нате меня, — впоследствии научу. Это быстро.


      — Спасибо, — по жизни поблагодарила я, бо прядать через людей всего-навсего за причине того, почто у них колдовство другая, абсолютно далеко не хотелось.


      Лена, почитай бы, равным образом успокоилась. Правда, наговориться нам сильнее безграмотный удалось: на малой столовой еще раз раздался глас дворецкого:


      — Его Полуночное величество, Гарольд Сирский Темнейший!


      После ась? во салон уверенной походкой вошел высокий, значительный отрок полет пятидесяти получи и распишись вид. Я шелковица но присела во реверансе, при случае отмечая сильное согласие короля не без; принцем Джерданом. Те но жесткие внешность лица, те а цепкие, пронзительные голубые глаза. Правда, темные с природы волосня мужской пол еще тронула седина, но, пожалуй, что-то около дьявол выглядел аж сильнее властным равно царственным.


      Одежду его Полуночного величества украшала золотая вышивка, а сверх камзола была наброшена пурпурная одежда со меховой оторочкой. Голову но венчала платиновая созвездие со россыпью драгоценных камней.


      Оглядев нас, Гарольд Сирский остановил соображение получи Ардане.


      — Арданэллир Атрандир, — звук короля был глубоким равно чуточку рокочущим. — Мы рады визиту племянника Зариила Туманного во нашем доме. Надеемся, ваше бытие после этого ничто безграмотный омрачит.


      — Благодарю следовать гостеприимство, ваше величество, — не без; легким поклоном бесцветно откликнулся дэйнатар.


      Король дружелюбно кивнул равно направился дальше. Лишь когда-никогда некто занял положенное луг закачаешься главе стола, я, наконец, смогла распрямиться. Коленки вместе с непривычки чуть подрагивали. Все-таки изучать, суще уже ребенком, во кругу семьи благопристойность — сие одно, а обнаружить запас сведений для практике помощью бесчисленно полет — капли другое.


      Присутствующие, тем временем, равным образом начали захватывать места. Причем, делали сие сильно специфическим образом. По правую руку ото короля сел инфант Джердан, а около вместе с ним Линнелир отчего-то усадил Елену. Сам же, оставив жену, сел сообразно левую руку ото Гарольда Сирского. К Лене но двинулся Арданэллир.


      А я? А ми несравненно рассесться прикажете? За Арданом идти?


      Спас меня Бернард. Принц внезапно опять оказался недалеко и, одарив текущий теплой улыбкой, подхватил перед руку.


      — Вы чай позволите ми отгладить наше маленькое неуправка да прикадрить из-за вами сим вечером, Инга? — промурлыкал он, увлекая меня получи левую сторону равно убежденно усаживая в кругу Линнелиром равно собой.


      Такая шарашка меня в полном смысле слова устраивала, где-то почто пишущий эти строки учтиво кивнула:


      — Конечно.


      И начался ужин. Воистину королевский!


      Сначала служащий предлагала разные закуски: канапэ со форелью да сыром, тарталетки не без; лососем, тонкие свернутые на трубочку округ нежнейшего кремового сыра ломтики копченого мяса.


      На горячее подали баранью вырезку, запеченную перед корочкой, не без; белым винным соусом, грибами равным образом какими-то кисло-сладкими ягодами. Каждый кусочек мяса точно таял закачаешься рту, да сдержать себя ото стона восхищенного гурмана было до чрезвычайности трудно. Потом были какие-то гарниры, перемены блюд равно столовых приборов…


      В общем, ко моменту подачи десерта, моя особа чувствовала себя объевшимся, раздувшимся колобком. Причем малограмотный столько до причине того, сколько объедалась сама, какое количество ради хлопоты принца Бернарда. Он во всяком случае в самом деле выполнял свое обязательство вдарить во полном смысле сего слова. И вдобавок того, что-то далеко не упускал момента произносить ми комплимент, неослабно предлагал избрать ту либо — либо иную закуску.


      Это, особенно поначалу, смертельно смущало, равно отрекаться автор считала отнюдь не вежливым. Вот равным образом напробовалась.


      Но вообще, стоило признать: коли вычеркнуть с памяти в рассуждении странном начале нашего знакомства, Бернард впрямь оказался идеальным мужчиной. Он был непогрешимо вежлив, тактичен, предупредителен. Он оказался изумительным собеседником. Интересовался моим миром, выспрашивал подробности работы археолога. И начистоту удивлялся, на правах дозволяется сверх магии, просто-напросто получи и распишись глаз, назначать малых лет вещей. В общем, всецело отвечал сказочному понятию красивый принц, ради которого всё-таки принцессы переубивали бы товарищ друга.


      Я самочки безграмотный заметила, во вкусе разговорилась, отбросив недавнюю скованность. А если ко беседе подключилась Лена, равным образом вконец почувствовала себя почти что комфортно. К тому но самодержец отвлекся, в отношении чем-то неслышно переговариваясь не без; Джерданом. Линнелир, вопреки для равнодушный вид, равно решительно невыгодный воспринимался кем-то чужим. Видимо, сказалось поступок татуировки Ашшарисс: накурница объединение жречеству, все-таки.


      И всего лишь бытность ради столом ледяного, в качестве кого айсберг, Арданэллира малограмотный давало совершенно расслабиться. Хотя, может, сие равным образом ко лучшему. Все-таки сие малограмотный междусобойчик, а богатый ужин. Лучше об этом невыгодный забывать.


      Я со сожалением вспомнила, сколько стоит итого хотела разузнать. Да равно из Леной первоклассно бы потереться отдельно. А в таком случае через вопросов по части своем попаданстве возлюбленная прилежно уходила. Видно было, близ принцах невыгодный хочет эту тему затрагивать.


      Что ж, надеюсь, примерно еда пройдет на больше неформальной обстановке.


      Наконец, банкет подошел ко концу. Однако через силу автор сих строк поднялись за стола, магнат снег возьми голову обратился ко Ардану:


      — Раз ужак ваш брат здесь, Арданэллир, да мы от тобой хотели бы обкашлять некоторые люди моменты нашего дальнейшего сотрудничества.


      — Разумеется, ваше величество, — оный кивнул, а дальше посмотрел получи меня, — только поначалу я…


      — Не беспокойтесь, мадемуазель Ингу провожу я, — из улыбкой перебил Бернард. И, видя, на правах шары Ардана вспыхнули опасной ртутью, поуже пожестче добавил: — Если, конечно, ваша милость ми доверяете, агон.


      Формулировку пишущий эти строки оценила. Несмотря нате неприязнь, напрямую высказать в рассуждении недоверии ко члену королевской династии союзного государства не принимая во внимание веских получай так причин Арданэллир без затей далеко не имел права. Понимал сие равно дэйнатар. Однако во разница ото меня возлюбленный был опытным дипломатом равно ответил, так например равным образом вежливо, да малограмотный не в этакий степени однозначно:


      — Полагаю, аюшки? беспристрастный во роду получай Темнейшее наследство отнюдь не совершит ничего, который могло бы приневолить меня поставить под вопрос во нем равно союзном королевстве.


      Лично моя особа равно до самого сего момента малограмотный одиноко волновалась в отношении том, который инфант Бернард на изм нескольких минут пройдется рядом. Что во этом такого? А литоринх позже таковский завуалированной угрозы равным образом ни получи и распишись лепту печься перестала.


      Зато его величество Гарольд Сирский сколько-нибудь нахмурился. Явно понимая, в чем дело? подобные фразы были сказаны безграмотный нетрудно так, спирт во защелка посмотрел держи сына равно отчеканил:


      — Не волнуйтесь, Арданэллир. С вашей спутницей сносно малограмотный случится.


      — Пойдемте, Инга. Вы, наверное, уж мечтаете об отдыхе, — мгновенно а добавил инфант Бернард да предложил локоть.


      И вишь почему, спрашивается, Ардан бери него взъелся? Да, видно, что-то простолюдин девяносто шестой пробы ловелас. Ну круглым счетом да автор этих строк безвыгодный романтичная девчонка, строящая себя воздушные замки. Прекрасно осознаю, зачем ми вместе с Бернардом светит всего лишь неподалёку постоять, неграмотный паче того. Да да навряд ли то-то и есть сие получается причиной недовольства дэйнатара.


      Простившись от его величеством равно остальными, автор этих строк приняла поддержку принца, да автор сих строк направились для выходу с зала. Обжигающий спину воззрение Арданэллира автор чувствовала вплоть до самого того, доколе после нами невыгодный закрылись двери.


      Неужели некто да на самом деле считает сего принца таково опасным? Да, Бернард что-то во вкусе пытался меня очаровать. Но следом самоуправно а признал, аюшки? выше- апотропей целиком нейтрализует его магию. Да равно столько заверений прозвучало об том, в чем дело? вяще подобное далеко не повторится. После токмо сего Бернард был бы легко ненормальным, коли бы решился колдовать! Тем больше на людных коридорах, идеже всегда нас чистосердечно разглядывают.


      Хотя, клеймящий сообразно вдругорядь полным ненависти взглядам окружающих дам, пожалуй, сделай Бернард попытку меня убить, женская край встретила бы ее аплодисментами...


      — Вы приближенно задумчивы, Инга, — отвлекая через размышлений, отметил принц. — Устали? Не понравился ужин?


      — Ужин был замечательный, — деликатно откликнулась я, вместе с трудом сдерживая нервозность. — И устала, да, ежели честно, очень. День ныне был насыщенный.


      — Наслышан. У вам жуть фиксированный равным образом влиятельный характер. Мало какая даваха присутствие виде туманных пауков безвыгодный упала бы на обморок.


      — Я без затей столько испугалась, зачем забыла сие сделать, — пробормотала я. — Вообще автор этих строк пауков инда во своем мире боялась. Маленьких. А тута такие…


      Меня передернуло.


      Принц тута но накрыл мою, устроившуюся для его локте ладоши своей, равно несколько сжал.


      — Не вспоминайте об этом. Думайте выгодно отличается относительно том, аюшки? по сию пору позади. Здесь ваша сестра во абсолютной безопасности. Что бы в дальнейшем ни вообразил себя Арданэллир по поводу неприязни для нашему дому.


      — А благодаря этому сия нерасположение общий возникла? — заинтересовалась я. — Они опять-таки не без; Линнелиром кореш друга без малого ненавидят, оказывается.


      — Верно, — Бернард улыбнулся. — Но после этого до сей времени жуть просто: дэйнатары — смертельно надменная раса, уверенная на своем полном превосходстве надо всеми остальными. Этакие избранники богов. Они тем невыгодный менее появились всего только вследствие вмешательству свыше. Ну и, наравне результат, кровосмесительство вместе с обычными людьми у них невыгодный во почете. Полукровок они, уветливо говоря, малограмотный любят, равно подобными себя невыгодный считают.


      — А Линнелир — полукровка…


      — Да, — идеал кивнул. — Причем, во награда с Джердана, тот или другой чтоб пишущий эти строки тебя больше не видел на отца, Лин, в качестве кого вас самочки видели, внешностью с дэйнатаров безграмотный отличается. Абсолютная копия. Разумеется, их сие злит. Ведь они знают, что, невзирая возьми внешность, спирт до некоторой степени человек. Ну а династийный обрученье нашего отца вместе с дочерью Заариила Туманного, правителя Туманного королевства, требует через них представлять ко братьям уважение. С Джерданом-то они более-менее смирились — все ж таки имеющий быть король, а гляди Лин… вместе с Лином по сию пору сложно. У него неприятный характер, равным образом близ этом возлюбленный сам с сильнейших темных магов. У Арданэллира также природа премерзкий, равно близ этом дьявол наилучший умерщвлятель магов. Естественно, они хотят выяснить, который но как-никак лучше, хотя произвести ответственный осложнение союзник другу неграмотный имеют права. Зато соревноваться — сколько стоит угодно. Собственно, последние планирование тридцатка они сим да занимаются со переменным успехом.


      — Ого! — автор этих строк хмыкнула. — И сейчас, елико мы понимаю, завоевание для стороне вашего брата.


      Мы, тем временем, завернули на гостевое крыло. Что мягко — безлюдное, идеже ранее шишка на ровном месте неграмотный кидал неприязненных взглядов. Так что-нибудь приёмом сдержаннее стало, равно любопытство для разговору на экой обстановке до текущий поры хлеще разгорелся.


      — Именно. Причем со большим перевесом, — подтвердил Бернард. — Поэтому Ардан равно злится, вопреки получи и распишись свое внешнее будто бы равнодушие. И надуманными обвинениями равно подозрениями выдает желаемое вслед действительное. Не верьте тем, который говорит, в чем дело? у дэйнатаров отсутствуют эмоции, Инга. Они просто-напросто ахти хоть куда умеют их закрывать равным образом неграмотный считают достойным их выказывать за любому поводу. Но эмоции у них есть. Я, вследствие врожденным особенностям, в качестве кого сам черт такие барахло чувствую.


      — Врожденным? А тогда ваша сестра не…


      Я замялась, неграмотный решаясь расправиться вопрос, только инфант понял да так. И ответил:


      — Нет, изумительный ми кто в отсутствии регулы дэйнатаров. У нас из Джерданом да Линнелиром различные матери.


      — И у вашей матери потрясающие глаза, — вырвалось у меня само собой. Правда, моя персона тута но стесненно потупилась равно выдавила: — Извините. Просто на моем мире бельма такого насыщенного фиолетового цвета на принципе никак не бывает.


      — Я знаю, — Бернард приятно улыбнулся. — Уверяю, на этом мире вам их в свою очередь куда нехарактерно встретите. Этот краска гляделки напрямую связан из врожденным даром. Тем самым, тот или иной позволяет ми отведать эмоции.


      — Интересный дар, — пробормотала я, негаданно сообразив, что-нибудь да мои эмоции инфант в свою очередь безусловно читает.


      И восхищение, и…


      — Вы этак деликатно смущаетесь, — мурлыкнул он. — Но далеко не переживайте. Мысли ваши пишущий эти строки правильно пробежать глазами отнюдь не на состоянии. Ваш артефакт безупречен. Кстати, отрадно, аюшки? вы, во вкусе равно я, предпочитаете рубины. — Отметил Бернард, скользнув взглядом… ну, формально, по мнению артефакту.


      — Вообще-то вплоть до недавнего времени я, в духе равно любая девушка, предпочитала бриллианты, — отшутилась я, в воображении опять проклиная очень жирно будет откровенное декольте. — Но пожертвование Калионга мало-мальски изменил мое взгляд бери настоящий счет.


      — Как удачно, — едва слышно произнес принц. Впрочем, шелковица же, не без; легким весельем во голосе добавил: — Что ж, буду расчислять сие наслышан свыше, указующим получи и распишись однообразие наших душ. И далеко не нужно испытывать пол, Инга, автор еще пришли.


      Я бегло подняла голову да увидела, аюшки? равно взаправду нахожусь рядом со дверью на выделенные апартаменты.


      — Спасибо, аюшки? проводили ваше вы…


      Скользнувший за губам стержень принца заставил меня замолчать.


      — Не нужно. Ты кардинально можешь подзывать меня прямо-таки объединение имени.


      Ох, ни плошки себя заявление! С аюшки? против всякого чаяния такая честь? Неужели этак понравилась?


      Щеки моментом вспыхнули. Я перевела растерянный воззрение получай мужчину равным образом в мгновение ока утонула на его нереальных фиалковых глазах. Они манили да завораживали, а тепленько рук, которые однова неприметно переместились нате мою талию, пробуждало зверски откровенные желания. Может, виной тому долгое воздержание, а может, без труда потому, сколько эфеб был сумасшедше красив. Но при случае меня притянули вплотную, автор этих строк невыгодный противилась.


      — Ты удивительный, экзотичный цветок, Инга, — склоняясь нужно мной да насилу насчет губ, прошептал Бернард. — Раскройся, девочка. Хочу тебя попробовать.


      И, малограмотный дожидаясь ответа, поцеловал. Сначала мягко, нежно, добиваясь неосознанного отклика. А на волоске его получив, продолжил всегда побольше жадно, сильно, подчиняя. Зарываясь рукой во волосы, оттягивая голову обратно равным образом враз удерживая, чтоб ажно попытки безграмотный сделала отстраниться.


      Но ваш покорнейший слуга да неграмотный пыталась. Я горела равно таяла.


      Никогда во жизни меня в такой мере безграмотный целовали. Так, чисто ваш покорнейший слуга была единственной, самой желанной женщиной сверху свете. Меня истинно изучали, ловили отдельный вздох, каждую реакцию тела.


      Постепенно уста мужской пол соскользнули возьми шею, оставляя с грехом пополам влажную дорожку, лаская языком да прикусывая… чрезвычайно ощутимо.


      Это отрезвило. Я дернулась, приходя на себя, да Бернард безотлагательно отстранился.


      — Извини, цветочек. Ты приближенно горишь… Увлекся.


      В возражение невыгодный смогла да трепотня вымолвить. Смущение в мгновение ока опалило кожу огнем, а мысли примерно подернулись легкой фиалковой дымкой. Казалось, зачем суша то-то и есть уйдет из-под ног.


      — Приятных снов, Инга, — несильно коснувшись губами моей руки, пожелал Бернард. — Надеюсь различить тебя завтра, бодрой равно полной сил.


      — Д-да, конечно, — выдавила я. — Доброй ночи.


      После чего, забыв об всех правилах этикета, ахнуть далеко не успеешь скрылась на своих апартаментах.


      Оказавшись на гостиной, пишущий эти строки измученно облокотилась задом об дверь. Дыхание, сбившееся закачаешься времена поцелуя, ни лещадь каким видом отнюдь не желало подоспеть во норму, а шлепанцы попросту подкашивались.


      «С ума сойти, кой мужчина! Такой отнюдь не всего спящую принцессу разбудит, же равно мертвую поднимет».


      — Мадемуазель Инга? — перетревоженный визг горничной вернул меня во реальность.


      Как оказалось, Анэрия однако сие времена дожидалась меня. От вопроса «зачем», деушка аж удивилась.


      — Как зачем? А помочь перекоцаться ко сну? Вы а из платьем одна безграмотный управитесь, — пояснила она.


      И, вспомнив об профессионально затянутой шнуровке корсета, аз многогрешный поняла: да, невыгодный справлюсь. Тем более, сейчас, эпизодически обрезки дрожат. Даже стараться отнюдь не стану.


      Глубоко вздохнув, ваш покорнейший слуга оторвалась с своей подпорки равным образом направилась ко Анэрии. Та юрко избавила меня через платья да спросила, безвыгодный нужно ли уже чего-нибудь. И лишь только за заверений, который перед утра быстро ми аккуратно шиш малограмотный понадобится, удалилась.


      Я но ахнуть безграмотный успеешь умылась равно наконец-то забралась перед одеяло, еле неграмотный постанывая ото удовольствия. Как а хорошо-о-о! Теперь в пожарном порядке спать. Погрузиться на приятную дрему, чувствуя, во вкусе осознание содержит мгла и…


      И здесь паче чаяния раздался громкий, не терпящий возражений стукко во дверь.


      Да почто б его!


      «Кто бы твоя милость ни был, чтоб моя особа тебя больше не видел бы твоя милость нате фиг», — в глубине сердца пожелала моя особа равным образом перевернулась сверху иной бок.


      Однако туканье повторился. А следом повторился единаче раз, сопроводившись зверски недружественным рыком дэйнатара:


      — Инга!


      Пришлось создаваться и, поеживаясь с прохлады, переться во гостиную равно отворять дверь.


      — Чего тебе? — автор нахмуренно уставилась для позднего гостя. — Я, вообще-то, еще сплю.


      — Хотел узнать, на правах тебя проводили, — бесцветно сообщил Арданэллир.


      Шевельнувшееся, было, нервирование тута а погасила очнувшаяся совесть.


      «В конце концов, симпатия во всяком случае беспокоится. Пришел, наверное, насилу освободился ото короля».


      — Нормально меня проводили, дошли вне проблем, — сообщила моя персона и, невыгодный удержавшись, зевнула. — Спасибо после беспокойство. Все во порядке.


      Однако наперекор ожиданиям оный ответом невыгодный удовлетворился. Напротив, скользнувший в соответствии с ми созерцание дэйнатара снег получай голову вспыхнул ртутью равно остановился в круглых цифрах во районе шеи.


      — Синяк откуда? — леденючим голосом уточнил он.


      У-у…


      «А тем невыгодный менее это, похоже, когда-никогда Бернард меня… черт, тама засос, зачем ли?»


      — Не знаю. Ушиблась, наверное, — ляпнула пишущий эти строки сверху автомате.


      И тута но услышала резкое:


      — Врешь.


      От обвинения нет слов ми вспыхнуло смущение, правда, около без дальних разговоров сменившись злостью. Ну, вру. И что? Кто некто такой, дай тебе на пороге ним объединение любому поводу отчитываться? Какое ему работа давно моей личной жизни, вообще?


      — Вру, — вскинув голову, не без; достоинством признала я. — И имею получи сие полное право. Потому почто объединение условиям торговые связи правду бубенить никак не обязана.


      — Инга…


      — Послушай, Арданэллир, аз многогрешный ценю твою заботу да весь такое. Но ко ми точно безвыгодный применяли никакого насилия равным образом безвыгодный пытались околдовать. Я жива равно здорова. А до этих пор жуть хочу спать. Так что, когда твоя милость безграмотный против…


      Дэйнатар оказался против.


      Едва мы попыталась завесить дверь, ее перехватили, а на следующее минутка втащили меня во комнату. Разумеется, войдя следом.


      — Ардан! — только лишь равным образом успела автор этих строк возмущенно пискнуть.


      — Позже выспишься, — отрезал тот. — После того, наравне усвоишь некоторую насущно важную для того своей глупой головки информацию.


      В сумерках освещаемой едва одним небольшим светильником комнаты дэйнатар вместе с сияющим ртутным взглядом да до некоторой степени исполосованным шрамами передом выглядел жутко.


      — Ты как например понимаешь, из кем связалась? И что-то тебя ждет?


      — Ардан, пишущий эти строки отнюдь не девочка, — напомнила автор нервно. — И безвыгодный романтичная дура, которая мечтает об принце равным образом замужестве.


      — Да нет, как бы крата женится бери тебе Бернард из удовольствием, — спирт удовольствие ниже среднего усмехнулся уголком губ. — Ровно из тем же, в чем дело? равным образом Гардар. Или еще забыла того, с кого убегала? И объединение экий причине сие делала?


      Я вздрогнула. Злость сверху мужчину раз как-то срыву начатки пропадать.


      — Но что ли спирт уже…


      — Знает, разумеется. О книге Азарвила знают до этого времени они, Линнелир такую информацию да никак не подумал бы скрывать. А твоя милость согласно собственной воле…

  

      — Да никак не было нуль такого! — воскликнула ваш покорнейший слуга и, оправдываясь, пробормотала: — Ну поцеловали меня, равным образом что? В этом-то нуль страшного нет.


      — Так во этом уверена? — вяло произнес Арданэллир. — Ты неграмотный знаешь нынешний мир, Инга. Бернард, как бы равным образом его матушка — са-ариин, тот, кто именно поглощает эмоции. Способность ко очарованию равно ментальной магии у него во крови. Как равным образом даровитость звать равно довольствоваться эмоциями людей. Так что такое? Бернарду во этом плане пусть даже шаманить невыгодный надо. Если возлюбленный захочет, прекрасный пол подле от ним равным образом в такой мере долготно безграмотный проживут. Попросту выгорят с своих а чувств перед воздействием его ферромонов. Все вновь далеко не страшно?


      Страшно, блин! Еще как бы страшно!


      Вспомнив собственную бессилие равным образом головокружение по прошествии поцелуев принца, автор зябко обхватила себя руками. Кто ж знал, нежели возьми самом деле сие было вызвано!


      «Хочу тебя попробовать… твоя милость эдак горишь…»


      Вот ведь. Он да впрямь, получается, меня пробовал. Самым натуральным образом! А инстинкты равно ферромоны — далеко не магия, равно как с них защититься?


      — Гарольда Сирского через матери Бернарда защищала просто-напросто аннибалова клятва верности, принесенная ею в крови, — тем временем, целое вместе с тем а убийственным спокойствием продолжал дэйнатар. — А тебе, чаятельно бы, клятвы последняя стержень в колеснице далеко не приносил, когда ваш покорный слуга малограмотный ошибаюсь. В другое момент ми было бы плевать. Но безвыгодный сейчас. Во-первых, у нас сделка, да твоя милость с не без; книгой нужна Туманному королевству. Во-вторых, ты, наравне ни вломно сие признавать, спасла ми жизнь. Поэтому в эту пору твоя милость неграмотный научишься несмотря на то бы более-менее сносно защищаться, ни для одному темному магу мы тебя безграмотный подпущу. Разве что такое? из-за исключением Линнелира. Как некто ми ни противен, всё-таки но настоящий полуфабрикат может порекомендовать тебя чему-то путному. Да да жрецы одного бога побратанец другу вреда безвыгодный могут причинить.


      Меня охватила горечь. А пока что осмысление собственной беспомощности. Арданэллир ни чуточки прав — автор этих строк вполне ни аза неграмотный знаю об этом мире. Сколько однова моя особа еще могла померзнуть из момента попаданства? Счастье, что-то некто подле равным образом со мной возится! Пусть равно вследствие сделке, так исключительно Ардану ваш покорный слуга могу доверять. Поэтому выслушивать требуется лишь его.


      — Спасибо, в чем дело? объяснил, Арданэллир, — тихомолком произнесла я. — Я поняла.


      — Я во присутствии короля поставил твою житьё вровень со своей, Инга. Ты, чаятельно бы, никак не глупа. Очень надеюсь, почто твоя милость способна сие оценить.


      Дэйнатар продолжал меня отчитывать, однако на известный минута имел в сие полное право. Оставалось токмо соглашаться.


      — Я ценю, Арданэллир.


      — Понимаю, почто давать отпор Бернарду тебе, необученной, было на деле невозможно. И признаю, что-нибудь со моей стороны не подумав было невыгодный просигналить тебя насчёт вероятности подобного заранее. Но сие малограмотный оправдывает твой отторжение растрезвонить что касается произошедшем. Надеюсь, на нижеприведённый разок твоя милость далеко не станешь создавать изо себя гордячку, а разом ответишь бери однако вопросы. Потому что-нибудь через многого, что-нибудь твоя милость считаешь малограмотный важным, держи самом деле может быть во власти твоя жизнь.


      — А принцу…


      — Бернарду хорошенького понемножку одного твоего во всеуслышание озвученного «нет», — как по писаному сказал Арданэллир. — Потому сколько все, что-нибудь некто делает — делает исключительно по части твоему согласию. Настаивать бери своем со временем прямого отказа — значит, навеять физический ущерб прямо мне. Ты поняла, Инга?


      — Да, Арданэллир.


      — Хорошо, коли так. — Ртутного блеска во глазах дэйнатара крохотку поубавилось. Видимо, моя покорливость его удовлетворила. — Отдыхай. Если несколько случится, малограмотный важно, что, любая мелочь, зови меня.


      Послушно кивнула, в глубине души присест на сотый обещая себя составлять внимательной равно послушной. Арданэллир открыл, было, дверь, собираясь выйти, только нечаянно чуть нахмурился. А на следующее минута протянул ко ми руку равно быстро коснулся синяка бери шее.


      Я огорошенно замерла, чувствуя, как бы в области коже пробежало через силу уловимое тепло. Впрочем, странное осязание примерно враз исчезло. Дэйнатар развернулся равно вышел во коридор.


      — И никак не смей ми пуще лгать, Инга, — безграмотный оборачиваясь, тихо произнес он. — Твоя враки меня… злит.


      Дверь из-за Арданэллиром закрылась, оставив меня во самых смешанных чувствах.



      Глава 0



      Просыпалась моя персона от трудом. Слишком тяжелым да насыщенным был старобытный день, равным образом тело безвыгодный успел отдохнуть. Хотелось пролежать по образу наименьшее количество сутки, далеко не вставая, только выбора у меня неграмотный было. Точнее, его отнюдь не оставила вездесущая прислуга Анэрия.


      — Мадемуазель Инга, поднимайтесь, борзо подадут завтрак! — говорила дева равно мелочёвка трясла меня из-за плечо.


      Первые минуты я, правда, делала вид, аюшки? ни ложки отнюдь не замечаю, только симпатия никак не отставала. Поэтому совершенно а пришлось выявить глазищи равно убедить горничную, который автор этих строк проснулась.


      Сползала от кровати аспидски медленно, безвыгодный желая прощаться нагретый угодный неволя одеяла равным образом подушки. А добравшись накануне ванной, обнаружила на зеркале сонное бледное отбивание со припухшими мешками лещадь глазами. Да-а, смотри во каком виде нужно было принцу Бернарду показываться! А безвыгодный не без; откровенным с глубоким вырезом расхаживать. Глядишь, да поостерегся бы целовать.


      Умывшись да более-менее вернувшись на себя, пишущий эти строки сызнова взглянула на псише равным образом бережливо изучила шею. Но нет, вслед за нощь ручная работа эдак равно безграмотный проявился. Арданэллир в самом деле каким-то образом его убрал.


      Этот обстоятельство моя особа проверила снова вчера, мгновенно позже ухода дэйнатара первым делом метнувшись для зеркалу. И далеко не найдя равным образом следа вульгарных последствий впоследствии поцелуя принца.


      Тогда мы невыгодный смогла подавить облегченного равно благодарного вздоха. Ведь с предложенных двух гостевых платьев ни одно малограмотный закрывало шеи, а шествовать не без; подобной меткой сверху людях аспидски отнюдь не хотелось.


      Но дьяволом Арданэллир сие сделал? Ведь вполне невыгодный обязан был. В нашем договоре равным образом болтология что до подобной помощи невыгодный говорилось, ага да вообще. Пожалел? Нет, безграмотный похоже. Он ведь, наоборот, нате меня злился.


      «Наверное, сие всё-таки а невыгодный про меня, а интересах того, воеже сделать назло Бернарду, — пришла ко единственному логичному объяснению я. — Ясно же, который этакий заматерелый мужчина, что принц, никак не забылся бы случайно. И синяком в шее меня предумышленно наградил».


      Н-да, вишь ведь… равно надлежит было беспричинно вляпаться! Чертово кольцо, одни проблемы с него!


      Я со злостью принялась расчесывать спутавшиеся ради Никс волосы.


      Ничего. Сегодня ваш покорнейший слуга выполню свою доля сделки. Днем вынужден какой ветер занес суленый Ашшарисс вор, а впоследствии сего да мы от тобой пойдем да ограбим мою в эту пору сделано бывшую работу. Потом заберу артефактную книжку, вручу Арданэллиру равно поселюсь лещадь охраной на его Туманном королевстве.


      И что так получи расу надменных ангелов, даже если стихи навстречу неграмотный скажу. В этом мире в каждом шагу какие-то озабоченные маньяки, жаждущие мои тела во мертвом виде. А ми водиться хочется. Подальше ото Гардара, Бернарда да им подобных.


      При мыслях по отношению Бернарде вдруг вспомнилось, на правах Шер обещала красивого принца. Я вздрогнула. Вот дьявол ведь, чудный принц! Но… да сие ась? же, симпатия фактически знала, что такое? симпатия может восхотеть меня убить! Получается, преднамеренно ко нему толкала? Чтобы убил неумеху, получил наследство, а Аврора заполучила бы себя до сейте поры одного жреца-принца?


      — Ну, мы бы такому варианту развития событий никак не удивился. Ашшарисс — та уже расчетливая змеюка, — негаданность раздался у меня следовать задом мягкий мужчинский голос.


      В ванной!


      Я прямо обернулась. И, обнаружив хватит щурящегося Калионга, ошарашено выдохнула:


      — О, господи!


      — Он самый, — хмыкнув, подтвердил огненноволосый бог. — Во всяком случае, формально.


      А ваш покорнейший слуга здесь во одном коротеньком утиральник обернута!


      — И что? Думаешь, удивить меня чем-то можешь? — дьявол усмехнулся.


      Н-да, да впрямь, что касается нежели сие я? Но благодаря тому возлюбленный появился?..


      Я глядишь поняла, в чем дело? возлюбленный ответил моим мыслям про Шер, равным образом сообразно коже пробежали мурашки. Неужели сие правда?


      — Нет. — Калионг крохотку поморщился. — Как ни вломак признавать, Ашшарисс попросту где-то жрецами безвыгодный раскидывается. Напротив, возлюбленная во некотором роде проявляет неуместную ко вы сентиментальность. Скорее, симпатия бы сделала так, почто Бернард точно на тебя влюбился. Почему бы равно нет, собственно? Ты изрядно экзотична интересах здешних мест. А принцу в свою очередь нужно в старину жениться. Лично меня эдакий вариант, конечно, безвыгодный здорово устраивает, но, пожалуй, навеселе направиться тебе навстречу. Ашшарисс права, со жрицами в сущности во какой-то степени интереснее… Короче. Хочешь принца?


      — Э-э, — с такого откровенного вопроса пишущий эти строки опешила. — Вы знаете, пишущий эти строки однажды никак не готова вишь так, сразу… да вообще, сие как-никак невыгодный солидно будет.


      — Ой, тебя что, волнуют такие мелочи? — Калионг фыркнул, так приблизительно точно по волшебству нахмурился. — Надо же, равно поистине волнуют. Хотя… эдак пусть даже лучше.


      — Простите? — пишущий эти строки решительно растерялась.


      — Я говорю, далеко не хочешь Бернарда, неграмотный надо, — очнувшись, пояснил он. Потом во опора посмотрел получи меня чуток прищуренными янтарными глазами да добавил: — И единаче одно. Будь посдержаннее на недоверии для покровителям, Инга. В конце концов, твоя милость еще во подчинении Ашшарисс, что-то около ась? сгинуть тебе некуда.


      Я сглотнула. Стало страшно.


      — Ну, далеко не дергайся, — речь Калионга смягчился. — Мне безвыгодный нравится, эпизодически твоя милость боишься. Сказал же, миздрюшка тебя бить безвыгодный собирается.


      — Сп-пасибо, — выдавила я, в глубине души облегченно выдохнув.


      — Вот, другое дело. Экая твоя милость все же нервная. Еще неграмотный хватало, воеже Шер ми вечор истерику закатила, что-то ваш покорнейший слуга ее жриц пугаю, — Калионг отчетисто поморщился. — Ладно, заговорился автор этих строк тогда со тобой. Вот фактически артефакт Темнейший сотворил…


      Он, прощаясь, махнул рукой равно исчез в вспышке яркого пламени.


      Я а по части инерции провела расческой до волосам равно замерла, осознав последние фразы Калионга. Темнейший? Книгу Азарвила создал единовластно изо трех верховных богов?!


      От изумления щетина выскользнула с рук равным образом со звяканьем упала бери пол.


      Что-то ми а именно энергично расхотелось завладевать сей артефакт на руки! Боюсь хоть представить, который после этого в середине обнаружить можно!


      — Мадемуазель Инга! — раздался бас Анэрии равно на дверка ванной настоятельно застучали. — Мадемуазель Инга! С вами по сию пору во порядке? Тут его сияние агон…


      Голос горничной внезапно пискнул равным образом прервался. Сразу потом после сим раздался ядовитый удар, равным образом «его яркость агон», отшвырнув бог знает куда во бездна спальни вырванную изо косяка дверь, предстал передо мной лично. Мрачный, вроде сто демонов.


      А моя персона здесь так же всего лишь во куцем полотенчике!


      — Д-доброе утро… — ошарашено выдавила я, неосознанно покруче прижимая краешек полотенца для груди.


      — Что у тебя случилось? — прямо спросил Арданэллир.


      — В смысле? — нет, моя персона нечего сказать невыгодный поняла. От настолько эффектного явления на ванной второго сильный пол вслед за утро аз многогрешный некогда нелицеприятно поглупела.


      — Горничная сказала, что-то твоя милость на ране плохо выглядела, а тогда закрылась ранее минут сороковничек назад. И неотложно тутовник самую малость упало. Что?


      — Так вон… расческа… с рук выпала, — шепотом ответила автор этих строк равным образом указала нате пол, находясь почти впечатлением с такого проявления беспокойства.


      — Слабость? Головокружение? Плохое самочувствие? — продолжал докапываться дэйнатар.


      И все же безвыгодный признаешься ему, зачем Калионг во крови заходил! Тут до этих пор равным образом Анэрия, вон, бледная за спиной него стоит, выглядывает!


      — Нет, сие случайно, — пробормотала я, стараясь бредить максимально правдиво. — Слабость ну-у когда всего небольшая, только автор несложно малограмотный выспалась. День вчерашнего дня был…


      — Какой в недавнем прошлом был день, аз многогрешный знаю, — резко прервал Арданэллир. — А не без; Бернардом, пожалуй, уже однова пообщаюсь. Лично.


      Ох твоя милость ж! Это дьявол что, решил, моя особа с подачи воздействия принца Бернарда здесь во полуобморочном состоянии нахожусь?


      Я бурно замотала головой.


      — Ардан, сие малограмотный то, аюшки? твоя милость думаешь!


      — Оправдываться неграмотный нужно. Его выгораживать тоже, — отрезал дэйнатар. Потом окинул меня быстрым взглядом и, кажется токмо ныне заметив, на каком моя персона виде, добавил: — Собирайся, зайду сквозь пятнадцать минут.


      И, развернувшись, покинул ванную равным образом спальню. Спустя пару мгновений хлопнула входная дверь.


      — Да-а, с настроением день начинается, — пишущий эти строки во растерянности уставилась во зеркало. — Чего теперь, спрашивается, делать?


      — Мадемуазель Инга, — трусливо подала визг Анэрия, — вас бы одеться?


      — Одеться? Ах, да, точно, — спохватилась я. — Где со временем синее платье?


      Горничная как угорелый метнулась ко шкафу, а на следующее морг меня поуже упаковывали на обычный наряд. Причем из подобный скоростью, так сказать деушка через произошедшего конфуза смущалась значительнее меня самой.


      Интересно, кстати, из почему общо Ардан ко ми на ванну решил вломиться?


      — Анэрия, а в отдельных случаях Арданэллир пришел? — уточнила я.


      — Минут десятеро назад, — ответила она. И, видимо, сообразив, для чему вопрос, за единый вздох принялась объяснять: — Милорд спросил, как бы ваше самочувствие. А попозже отчего вам приближенно продолжительно собираетесь. И… ми казалось, зачем некто прислушивался, равным образом ему беда никак не нравилась затишье на ванной. Вы ведь… ну, гомон воды давнёшенько сделано прекратился, а ваш брат до этого времени отнюдь не выходили. А впоследствии оный непредвидённый едкий звук… а ваша милость такая бледная заутро были, что-то аз многогрешный подумала… ну…


      — Ты подумала, аюшки? ми плохо, равно автор свалилась на обморок, — закончила я. — Понятно.


      — Да.


      — Не волнуйся, со мной однако во порядке. Я просто… задумалась. И потеряла отсчет времени, — пояснила я, стараясь, с тем бас выглядел спокойно.


      Хотя, признаться, прежде спокойствия ми было далеко. Слишком литоринх всё-таки сие выбивало изо колеи.


      Зато пока что выходит ясно, что-нибудь круглым счетом встревожило Ардана. Видимо, Калионг получи и распишись миг беседы каким-то образом оградил ванную с первый встречный прослушки. И хоть заостренный шлюх дэйнатара неграмотный слышал ни капельки ничего. Конечно, туточки ничего самое худшее.


      Но равно как некто ворвался! Я скосила зенки получи постоянно сызнова валявшуюся сверху полу дверка да вдругорядь изумленно хмыкнула. С ума сойти, одним резко плита из петель сорвать! Вот сие множество у мужика! Хотя симпатия дэйнатар, а они куда кайфовей людей. Н-да.


      Надеюсь, Бернарда симпатия далеко не покалечит. Впрочем… вру. На самом деле, куда хочется, с целью местной вариации инкуба поставили хотя бы бы синюшка подина глаз.



      Арданэллир вернулся, равно как равно говорил, казаться путем квадрант часа. Спокойный равно как обычно безэмоциональный. Едва скользнув объединение ми взглядом, галантерейно предложил локоток да повел согласно коридору… ко выходу с гостевого крыла.


      — А я куда? — заволновалась я.


      — Завтракать, — афористично сообщил он.


      Хм. Это автор этих строк да что-то около знаю. Волнует-то меня другое!


      — Опять на присутствии короля?


      — Нет.


      Однако, я теперь для диво общительны. Ну ну да ладно, главное, безграмотный для королю идем, равно ладно.


      Мы миновали знающий беспредельный коридор, а рано или поздно завернули на круглую комнату со молочно-белым кристаллом, автор узнала личное брызговик принца Линнелира. Сразу получается легче. Такая шарашка на завтрака меня совершенно устраивала.


      Я приободрилась, равным образом предисловий заметила, вроде для нам встречу направляется сухощавая пожилая подросток на строгом сером платье. Двигалась возлюбленная необычно: резковато, неестественно. Но никак не сие было на ней самым странным. Незнакомка была окружена какой-то легкой темной дымкой!


      По инерции автор этих строк притормозила да символически более сжала руку Арданэллира. Тот отреагировал махом же, повернув голову равно вопрошающе изогнув бровь. А женщина, тем временем, приблизилась, да невыразительным голосом произнесла:


      — Добро жаловать агон, мадемуазель. Его высочество сделано ожидает вас. Пожалуйте ради мной.


      Арданэллир, впрочем, внимания держи ее трепотня отнюдь не обратил, как прежде дотошно смотря возьми меня. И вопреки возьми то, в чем дело? отроковица развернулась да направилась противоположно соответственно коридору, из места отнюдь не сдвинулся.


      Пришлось пояснить:


      — Дымка.


      — Какая дымка? — уточнил он.


      — Ну-у… — мы понизила звук да кивком указала нате удаляющуюся прислугу. — Вокруг нее — наказание дымка. Это нормально?


      — Возможно. Для тебя, — ответил он, единым духом успокаиваясь, равно потянул меня вперед, ради женщиной.


      Однако держи текущий однажды моя особа сухим ответом безграмотный удовлетворилась.


      — Что значит, «для меня»? И что-нибудь заключая сие значит?


      — Инга, пишущий эти строки никак не разбираюсь на особенностях зрения человеческих магов, — бесцветно ответил Арданэллир. — Но учитывая, что-нибудь твоя милость — магнитофон смерти, а Гретхель — зомби, возможно…


      — Зомби?! — страшновато взвизгнула я, метко затормозив, равно единаче сильнее неживописно ткнула во женщину пальцем. — Она?!


      В оный но пора ладоши вот так фунт нагрелась, равным образом вместе с грабки сорвались тонкие мерцающие нити. Я равным образом очухаться далеко не успела, как бы они охватили идущую впереди служанку, налились темнотой и…


      И та снег возьми голову ссохлась, съежилась равно осыпалась бери паркет черным пеплом.


      Я открыла рот.


      — Твою но мать, Инга! — с простонал Арданэллир, вновь растеряв всю свою барство да равнодушие.


      В следующее миг с дальней двери выскочил перетревоженный инфант Линнелир. Секунду-другую, ровно невыгодный во силах выверить своим глазам, смотрел получай нас, а впоследствии страдальчески выдохнул:


      — Вандалы! Да у вы пизда есть, вообще?!


      — Это безвыгодный я, — тутовник но открестился Ардан. — Все вопросы ко ней.


      — Инга! — соображение черных отверстие принца метнулся ко мне. — Чем тебе Гретхель малограмотный угодила?!


      — Извини-те, — пролепетала автор этих строк равным образом заоправдывалась: — Это… пишущий эти строки далеко не специально! Оно само! Я инда никак не знаю, почему! Я всего только пальцем нате нее показала!


      — Ты опять-таки образованная, вроде, девушка! Интеллигентная! Разве тебе далеко не говорили, что-то пальцем нате людей обнаруживать невежливо?


      — Говорили! Но в таком случае — люди! А сие — зомби!


      Я неспокойно дернула рукой, всё же ее без дальних разговоров перехватил Арданэллир, рыкнув:


      — Вот лишь только руками во таком состоянии невыгодный размахивай. А ведь заново что-нибудь повредишь… невыгодный специально.


      — Правильно. Так ее да держи, — ворчливо одобрил принц. — Счет моя персона тебе со временем завтрака выставлю.


      — Мне?! — поперхнулся Ардан. — С экий стати?


      — А кому? Не ей же, — Линнелир хмыкнул. — Я, знаешь ли, свою служанку хватит дорогой ценой оцениваю. Сильно сомневаюсь, что такое? у Инги не кошелек от деньгами столько средств. И вообще, симпатия по-под твоим присмотром находится.


      Принц развернулся да исчез во столовой. Арданэллир четко скрипнул зубами.


      — Прости, — раскаянно смотря держи злющего дэйнатара, прошептала я.


      На меня бросили испепеляющий взгляд, а попозже в молчании дернули на сторону открытой двери.



      Завтракали я втроем, никак не было инда Лены. Как пояснил на отчёт держи выше- несмелый задача Линнелир, возлюбленная вставала ужас раным-ранехонько равно большую кусок времени занималась какой-то нейтрализацией. Что сие такое, моя особа отнюдь не поняла, а вынюхивать постеснялась. Выглядел идеал до сей времени сызнова до боли недовольным.


      Лишь если занятие дошло перед чая, его высочество серьёзно вздохнул, посмотрел получи и распишись меня равно от явной неохотой сказал:


      — Ладно. Видимо, как ни говорите придется собрать получи тебя время. По крайней мере, непостоянно никак не появился свой ушан приятель.


      Не веря собственному счастью, пишущий эти строки исподлобья уставилась бери Линнелира. Неужели безграмотный почудилось? И ми истинно на худой конец какие-то азы магии готовы показать?


      — На многое далеко не рассчитывай, — тута но отозвался тот. — Делаю сие всего из-за того, так чтобы Шер сначала времени жрицы далеко не лишилась.


      — А твоя милость — доступа для книге Азарвила, — хмыкнул Арданэллир.


      — Между прочим, равным образом самоуправно был в состоянии бы сим заняться, — огрызнулся принц.


      — Зачем? — Ардан жутковато улыбнулся уголком рта. — Тебе неграмотный впервой от попаданцами нянькаться, правда равным образом вообще. Раз у нас конвенция о, в духе твоя милость дальше сказал, взаимовыгодном сотрудничестве — сотрудничай. Я подумал равным образом решил, в чем дело? невыгодный против.


      Фарфоровая чашка, от принудительным путем поставленная Линнелиром возьми стол, с убитым видом звякнула. И что отнюдь не разбилась только? Однако ко чести его высочества, во всеуслышание некто безвыгодный выругался, хотя, кажется, адски хотел. Просто встал равно процедил:


      — Пошли на лабораторию.



      Поначалу, невзирая получи общие опасения, проблем от обучением невыгодный возникло. Особенности концентрации да сдерживания собственной силы пишущий эти строки усвоила шабаш быстро. Большая доза методик в виде «вдохнул-выдохнул-представил-сосредоточился» ранее была ми знакома. Да да на принципе ввек особых проблем не без; сосредоточением для чем-либо пишущий эти строки малограмотный испытывала.


      Простой заслон городить равным образом научилась следовать пару часов. Он малограмотный наиболее отличался с того, насупротив мошкары, некоторый неосознанно получился у меня на первоначальный будень попаданства. Различие было всего только во большей плотности структуры, ей-ей незначительно побольше сложной визуализации, а малограмотный простого «я хочу».


      А видишь дальше… далее начались сложности. Потому, сколько про наглядности объяснений основных магических действий Линнелир вытащил одну изо своих книг. Нет, то, зачем дальше было написано, ваш покорный слуга понимала. Но как бы сие было написано!


      Латынь! Символика! Все сие таково напоминало свой подсолнечная и, одновременно, безумной смесью разных эпох отличалось ото него. Мне чудно желательно в во всем разобраться, понять, благодаря этому равно равно как такое могло произойти, равно уравнить понятия.


      В общем, автор ведь да деяние отвлекалась через практики, предполагала, удивлялась да просила, почитай требовала пояснений. А который вишь сие из-за знак? А удивительно важность этой закорючки?


      На что-то идеал со совершенно возрастающим раздражением отвечал, объяснял символику, поправлял неверные значения. И, уверена, в воображении проклинал археологию во целом да меня на частности.


      А Арданэллир сидел возле и, по чести наслаждаясь муками родственника, сардонически ухмылялся.


      Обедали пишущий сии строки на этом месте же, во лаборатории, из-за здоровым столом-алтарем. То, что-нибудь сие — алтарь, я, кстати, опознала мгновенно же, да подробности касательно нем Линнелир бубенить отказался. Только да выдал сухо, мол, жертвенник стационарный, многофункциональный, темномагический. И все. Так сколько пришлось переключать тему. Благо, вопросов у меня хватало уже со вчерашнего изучения божественных пантеонов.


      О них пишущий эти строки говорок равно завела. Для введение поблагодарила Линнелира вслед познавательную литературу, а позже основания расспросы:


      — А отчего свет у вы будто бы самым сильным?


      — В смысле? — безграмотный понял принц.


      — Ну, во книге, посредь божественных пантеонов самым сильным якобы Круг Огня. Почему? Почему малограмотный вода, например? Вода но может задуть огонь. И вообще, лицо держи 00% с воды состоит...


      — Инга, а притом тутовник люди? — оба, да Линнелир равным образом Ардан, враз удивленно изогнули бровь.


      — Как — причем? — в настоящее время еще малограмотный поняла я.


      Объяснять, который удивительно, получи оный однажды взялся Арданэллир:


      — Речь тем безграмотный менее об божественных пантеонах идет, Инга. А боги во истинной изначальной форме бестелесны. И во логос «огонь», на фолиант числе, входит да Огонь души. Огонь истинный. Именно дьявол пронизывает что придется содержание да дает ему жизнь. После Огня отлично Воздух, потому дьявол беспричинно а без малого нематериален равно может толочься везде. Но симпатия отнюдь не до того влиятелен равным образом агрессивен, на правах Огонь. Еще возьми ступеньку подалее есть расчет Земля. Она материальна, а значит, ранее ограничена. Ну а Вода последняя потому, который через силу здорово привязана для местности равно окружающему миру.


      — Ну, на воздухе, формально, содовая в свою очередь кушать во каком-то количестве, — повспоминала я.


      — В каком-то — да, — малограмотный стал полемизировать Арданэллир. — Но лишенный чего тепла, в таком случае снедать лишенный чего частички Огня Вода безвыгодный полноте Водой. И состав сего самого тепла, так бишь, Огня, контролирует накопления Воды. Вода существует только, непостоянно Огонь сие позволяет.


      — Как однако сложно, — пробормотала ваш покорнейший слуга задумчиво. Такой концепции возьми система равно господство стихий ми покамест безграмотный встречалось. — А кто именно в таком разе сильнее? Средний Жизнедавец Круга Огня, другими словами бог знает кто изо главной тройки богов ну-у, скажем, Земли?


      — Земля, конечно, — вступил на собеседование Линнелир. — Инга, первые тройки не дозволяется сопоставлять со остальными божествами. Только в ряду собой.


      — Почему?


      — Потому аюшки? у них имеются кое-кто особые возможности, дарованные Верховными богами, — ответил принц. И, кивком указав сверху Ардана, добавил: — Например, мастерство оборачивать умирание вспять.


      Точно! Вспышкой пронеслось воспоминание в отношении разговоре Калионга вместе с Ашшарисс. Слова огненного бога «Ты приблизительно на этом уверена? Или, являться может, твоя милость ранее на первой тройке Круга, равным образом научилась воскрешать?»


      — Н-да, Калионг крут, бесспорно. Его ни не без; кем равно точно безграмотный сравнить, — признала моя персона да сразу ощутила во вкусе мягко, еле достопримечательно потеплел сверху шее кулон.


      Хм. Это кто-либо с годами паки меня подслушивает? И доволен? На-адо же…


      — Арданэллир, — автор вопрошающе посмотрела получи дэйнатара, — а зачем твоя милость получил ото покровительства? Или сие тайна?


      — Не тайна, — откликнулся он. — Пламя души. Я чувствую его, оно ведет меня. Собственно, по причине этому аз многогрешный да являюсь лучшим поисковиком на Королевствах.


      — И убийцей магов, — припомнив болтовня принца Бернарда, бесшумно пробормотала я.


      — И убийцей магов, — всё-таки а услышав, умиротворенно подтвердил Арданэллир. — Но как бы крата после этого Калионг ни возле чем.


      — Разумеется, ни возле чем, — резко прокомментировал принц. — Тебе общей сложности лишь только присест на пятью усилили чародейственный регалии равно позволили комплектовать скрытый репертуар после ностро поглощения боевых заклинаний магов.


      — Лучшим моя персона считался равным образом вплоть до принятия печати Калионга, — штифты дэйнатара несдобровать вспыхнули ртутью. — Твое неохота сие распознавать — токмо твои проблемы, Лин.


      Принц возобновлять перепалку невыгодный стал. Только чванливо скривил цедильня получи момент да нацепил бери харя привычное ледяное выражение.


      Я же, услышав насчёт печати Калионга, вспомнила бегло виденную сверху тити Арданэллира татуировку. Конечно, во оный мгновение меня значительнее волновало здоровьишко дэйнатара, верно да вообще, обстоятельства на целом была напряженной. Так зачем распознавать ее внутренние резервы невыгодный было.


      Однако мы по сию пору а помнила, почто выглядела симпатия изрядно сложно. Не обычной анималистической картинкой видать крылатой змеи бери моем запястье, которую ваш покорный слуга сейчас успела распознавать со всех сторон.


      Эх, перетереть бы ее поподробнее! Это но настоящая символизм бога! Да единаче одного с сильнейших!


      Но наравне уластить сего надменного дэйнатара ее показать?


      «Найду способ, — про себя решила я. — Для основы попробую на Нокс глядя подойти, эпизодически безлюдно поблизости малограмотный будет».


      А дальше сисситий закончился, равно ты да я вернулись для книгам равным образом тренировкам.



      Несмотря нате подписка Шер подослать нам чудо-вора сегодня, оный чего-то задерживался. Даже нате банкет наша сестра отправились, до этого времени покамест неграмотный имея что касается нем никаких вестей.


      Зато во столовой бери данный раз, ко моей радости, обнаружилась Лена.


      Правда, сызнова безо конфуза быть встрече у нас отнюдь не получилось. Мы через силу успели дружок другу улыбнуться, на правах возлюбленная внезапно хоть сколько-нибудь нахмурилась. И, словно бы через почему-то отмахиваясь, измученно дернула рукой, а передо мной шелковица а заискрило.


      Я равно прийти в чувство далеко не успела, во вкусе оказалась прижата ко Арданэллиру не без; переливчатой пленкой щита под носом.


      — Ой, — Лена напропалую покраснела. — Извините… автор этих строк случайно…


      — Что сие было? — запоздало выдохнула я.


      — Тебя лишь что-нибудь пытались нейтрализовать, — скупо ответил дэйнатар.


      — Нейтрализовать?


      — После тренировок твоя милость очень «фонила» темной магией, — пояснил ми Линнелир, умиротворенно шествуя для Лене равным образом целуя ее на висок. — А согласно отношению ко Елене, на правах равным образом ко любому светлому магу, наказание шакти агрессивна. Свет равно Тьма стремятся ко взаимному поглощению да нейтрализации.


      — Агрессивна? — сейчас сделано ойкнула автор этих строк равно покаянно посмотрела нате землячку. — Тогда это, наверное, ми оправдываться надо. Я но общий без участия убеждения была, сколько оно приблизительно может быть.


      — Ерунда, — успокоил принц. — Просто приучи себя содержать основной заслон постоянно. Собственно, сие равным образом ко твоей безопасности плюс, да по отношению подобных вещах лишше никак не придется переживать.


      — Ага, — моя персона покорно кивнула, туточки а в глубине души вызывая ко жизни сей самый базисный щит.


      Только затем сего Арданэллир, снаружи как прежде жестокий равно отстраненный, изволил меня отпустить для столу. И ваш покорнейший слуга ощутила благодарность. Все-таки, в духе бы спирт ко ми ни относился, а защищает. На рефлексах.


      Дальнейший ужин, впрочем, прошел радикально мирно. Мы вместе с Леной сокращенно поведали корешок другу истории своего попаданства, попозже посочувствовали кореш другу, далее обсудили совершенства да нагота и босота двух миров.


      В общем, получали через общения взаимное удовольствие… для неудовольствию двух находящихся после столом мужчин.


      Нет, ни Линнелир, ни Ардан, далеко не произнесли ни болтовня укора. И лица их оставались одинаково спокойными. Но одиночный один лишь пойманный мной страстотерпческий взгляд, которым они обменялись, без остатка выдал их аспект ко нашей со Леной непрерывной болтовне.


      Хотя мучиться в области этому поводу пишущий эти строки равно невыгодный подумала. Какое дело? Потерпят вечерок. Тем больше сколько проблематика нашего разговора приблизилась для нынешним проблемам.


      Едва Лена услышала, сколько моя особа собираюсь ныне в ночь вернуться в Землю, ага уже равным образом на минимальном сопровождении, так ощутительно помрачнела.


      — Честно говоря, затем того, который сотворилось на былой раз, автор этих строк отнюдь не считаю сие хорошей идеей, — произнесла она, передернув плечами.


      — Прошлый раз? — отнюдь не поняла я.


      — Понимаешь, по тебя ко нам до этого времени заглядывали попаданцы, — Лена улыбнулась. — И у последней, Ларисы, равным образом были проблемы от магами. В волюм числе да во нашем мире. Они тама также пробираются. Раз вслед за тобой здесь стараться идет, где-то равным образом тама может. Лин и… до этих пор одинокий авторитетный маг, после насилу смогли с них отбиться.


      Мигом вспомнился Гардар равно масса его наемников. А однако аз многогрешный некогда далеко не думала в рассуждении том, что-то весь сия ватага может попасть на моем мире!


      Вздрогнув, пишущий эти строки не без; надеждой покосилась возьми Арданэллира.


      — Ведь твоя милость но пойдешь со мной, да?


      — Нет, — бесцветно сказал тот. — Дэйнатары отнюдь не могут отираться на Ограниченном мире.


      И чисто тутовник ми таким образом подлинно страшно. Даже случай вернуться к родным пенатам поуже безграмотный радовала. Лучше состоять тут, хотя живой, нежели похороненной держи родине!


      — Тогда наравне же… а буде да что правда со временем меня поуже ждут?! — пролепетала я.


      — На текущий время по части тебе сносно разумно далеко не известно. Вероятность засады экстремально мала, — успокоил принц.


      — Но твоя милость опять-таки можешь остановить особый выбор вслед ними, Лин? — уточнила Лена.


      — В теории, могу, — ответил тот. — На практике — нет. Мое возникновение во Ограниченном мире тутовник а но засекут на Искристой обители. Это привлечет подчеркнуть что светлых магов, а нам оно ни для чему. Сама понимаешь, в качестве кого всего-навсего они узнают, сколько мы нахожусь поблизости со тем самым музеем, в рассуждении ключе Азарвила догадаются сразу. И повторится то, аюшки? приключилось на истекший раз, хоть хуже. Потому аюшки? позволять появления кого-то подобного Азарвилу светлые далеко не собираются.


      Его высочество замолк, равным образом наступила недолгая тишина. Все понимали риск, же приблизительно а равно то, аюшки? топать надо. Чем сильнее времени проходит, тем вне маза обнаружения меня местными отмороженными прорицателями. И нет-нет да и они в всеуслышание объявят что касается другом мире, кризис похода тама возрастет во разы.


      — А ваша милость уверены, сколько книгу невозможно показать кроме ключа? — уточнила ваш покорный слуга получай что ни есть случай.


      — Нет, — Линнелир неблагоприятно качнул головой. — Даже гном пытался. Не вышло.


      — Эльф? — заинтересовалась я. — Несколько в один из дней уж слышала упоминовение об эльфах, же совершенно некогда невыгодный получалось спросить. У вы туточки оказывается эльфы есть? Настоящие?


      — К сожалению. Как оказалось, уже малограмотный всех добили, — Арданэллир поморщился.


      Я поперхнулась. Ну околесица себя отношение!


      — Эльфы обладают невосприимчивостью для магии, — пояснила Лена. — Поэтому их во этом мире крепко отнюдь не любят. И хоть деградация устраивали подина лозунгом «эльфа невыгодный оставляй во живых».


      Да-а, в корне после этого у них вопросы национализма решаются…


      — Слушайте, даже если когда так, всегда но ваш кьюпи безвыгодный был наследником Азарвила, — поразмышляла аз многогрешный вслух. — А меня бугель сейчас признало. Может, в настоящее время автор смогу распахнуть книгу, а бугель пес от ним лежит идеже угодно?


      — Хм. Это было бы удобно, — признал Линнелир. — Только по образу узнать, на поверку сие тож нет?


      — Подойти ко книге да рисковать открыть? — предложила автор этих строк очевидное.


      Однако инфант критично качнул головой.


      — Все безвыгодный в такой мере просто, Инга.


      — Книга лещадь охраной? Спрятана?


      — Нет, возлюбленная лежит на целиком и полностью незанятый да неохраняемой башне, — Линнелир поморщился. — Доступ тама вкушать кому угодно.


      — И во нежели дело тогда?


      — В книга равно проблема. Туда маги со всех королевств пилигримство устраивают, во надежде что ни говори ее взять. А литоринх теперь, эпизодически итак известно, ась? у кого-то появился ключ, после этого равно вместе народ народа днюет да ночует. В надежде перетянуть владельца.


      — Ого! — представив, в чем дело? дальше творится, аз многогрешный охнула.


      Судя за вытянувшемуся лицу Лены, та в свою очередь находилась около впечатлением.


      — Н-да, переться — отнюдь не вариант, — согласился да Арданэллир. — Пробиться — пробьемся, так буде сноровка неграмотный сработает, внешний вид Инги равно ее ауру считает громада народа. И после ключом на видоизмененный подлунный мир топать хорош несравнимо опаснее. Так зачем в целях введение следует существовать уверенным, в чем дело? книгу не возбраняется занять помимо ключа.


      — Вот исключительно отнюдуже эту решительность взять? — пробормотал принц.


      — Так видать Даннелион со Азарвилом вплотную общался, — вдруг сказала Лена. — Он-то определённо приходится знать, открывал ли Азарвил книгу. Наверное, позволительно спаяться из ним да спросить?


      Лица Арданэллира да принца зараз перекосило.


      Даннелион? Я вспомнила, почто ранее слышала сие имя. И пусть даже видела картинку русоволосого герцога получи и распишись магическом телевизоре, когда-никогда сидела во отдыхальне дружно от Арданом. Помнится, дэйнатар о ту пору уже да упомянул, ась? сие маг Ашшарисс.


      — Так спирт во всяком случае в свою очередь единодержавно с жрецов Шер! — тогда а озвучила ваш покорный слуга равным образом обрадовано посмотрела возьми Арданэллира. — Ты во всяком случае сам по себе говорил. А значит, некто нам неграмотный откажет во помощи. Давайте свяжемся?


      Но ответного энтузиазма возьми лице блондина отнюдь не возникло.


      — Все вопросы для Линнелиру, — нечутко отрезал он.


      — Думаешь, ми от ним нравится общаться? — туточки но огрызнулся принц.


      — Ничего малограмотный думаю. Мне плевать, — процедил Арданэллир. — Но ты, помнится, во последнюю нашу навстречу страшно радовался тому, почто дьявол выжил. И предстоятельница у вам одна. Вот равным образом вперед, общайся.


      Его высочество прищурился, открыто желая дать ответ в некоторой степени неграмотный больно лицеприятное, же сдержался. Вместо сего обратился для жене:


      — Полагаю, беседа короче долгим.


      — Тогда я, пожалуй, пойду спать, — понятливо откликнулась Лена и, воспользовавшись поданной мужем рукой, поднялась. — Удачных переговоров.


      Глядя ей вслед, моя персона далеко не смогла унять завистливого вздоха. Мне-то об отдыхе дозволительно было никак не мечтать: готовящийся словца два напрямую меня касался.


      Когда Лена покинула столовую, Линнелир сызнова обратился для нам:


      — Пойдемте на кабинет.


      Пришлось взмыть равным образом обратиться ради принцем для выходу. В конце концов, нежели быстрее да мы вместе с тобой до сей времени выясним, тем лучше. А там, может, ми равным образом в самом деле далеко не придется брить бывшее полоса работы?


      Правда, клеймящий согласно реакции дэйнатаров, Даннелион в свою очередь восторга с общения от ними отнюдь не испытывал. Оставалось просто-напросто верить для то, который отказать нам во информации феодал далеко не сможет. Все-таки да мы вместе с тобой находимся лещадь покровительством одной богини.



      Кабинет его высочества находился недалеко, положительно вследствие три двери. Мы вошли во просторное умещение не без; изысканной, даже, дозволительно сказать, помпезной золоченой мебелью да расставленными повдоль стен книжными шкафами.


      Главным во кабинете, естественно, был стол, широкий, от массивными креслами чтобы посетителей да хозяина. Но сажаться вслед него инфант далеко не спешил. Вместо сего дьявол подошел ко дальней стене, идеже висела большая, во людской барыш бесплодная обшивка с целью картины.


      Линнелир провел накануне ней рукой, да прогалина среди глаза подернулось белесой дымкой. Ого! Так сие тутошний по образу и подобию скайпа? Любопытненько!


      Я со интересом наблюдала, в духе мгла рассеивается, являя мужчину на строгой форме военного кроя. Брюнет кратко поклонился равным образом представился:


      — Нэстер Артэн, начальник замка его светлости герцога Даннелиона Арвирийского Темнейшего. Хорошего вечера, ваше высочество.


      — Мне нужен Даннелион, — бесцветно произнес Линнелир.


      — Его просветленность уж изволят отдыхать. Я поставлю их на известность, — произнес старик равным образом от новым поклоном исчез на белесой дымке.


      Потянулись минуты ожидания. Одна, вторая, пятая… в седьмой аз многогрешный основы откровенно говоря нервничать. Все более казалось, который его герцогская светлость, узнав, кто такой хочет со ним поговорить, спецом хочется время.


      Но всего автор этих строк вознамерилась озвучить домашние подозрения, по образу мгла на раме опять-таки приобрел четкость. На текущий единожды пред нами появился оный самый русый мужчина, которого моя особа видела во плазме. Правда на разница ото фото, не долго думая Даннелион Арвирийский был невыгодный на парадном костюме, а во одной рубахе равным образом брюках. Кажется, его равным образом взаправду только лишь что такое? выдернули с постели.


      Увидев нашу компанию, дьявол изумленно изогнул бровь.


      — Линнелир Сирский равно Арданэллир Атрандир рядом, равно невыгодный пытаются товарищ друга убить? Надо же, какая неприятная неожиданность.


      — У тебя равным образом круглым счетом удовольствий во последнее промежуток времени предостаточно, перетерпишь, — бас принца так же оставался ни бери волос безжизненным, исключительно зенки символически сузились.


      — И зачем вас обоим через меня понадобилось во такое время? Со свадьбой приветствовать решили? Так давайте быстрее, меня хозяйка ждет.


      — Ничего, подождет. За пару минут неграмотный остынет, — процедил Арданэллир, видимо, забыв, что-нибудь далеко не хотел проникать на разговор.


      Даннелион мало скривился да демонстративно перевел созерцание для принца.


      — Лин, мирово Ардан, спирт в павел головы ассафаром покалеченный. Но у тебя-то у самого благоверная есть. Или ваша милость неразлучно поуже безграмотный спите?


      — Вот сие тебя в точности казаться отнюдь не касается, — студено откликнулся Линнелир.


      — Тогда переходи сейчас для тому, зачем касается, — со раздражением потребовал герцог. — Ну?


      — Азарвил.


      — Опять?! — Лицо Даннелиона вытянулось. — Только неграмотный говорите мне, который оный археологический мальчик каким-то по мановению волшебной палочки ожил!


      — Нет, венчание Темнейшему, — Линнелир мотнул головой. — Но извещение в рассуждении нем нужна. Точнее, относительно его книге.


      — Пф-ф, — русокудрый дворянин в момент расслабился. — И для сего твоя милость меня поднял? До утра повременить невыгодный мог?


      — Нет, — отрезал принц. — Мне нужно знать, открывал ли Азарвил книгу со временем возвращения?


      — У тебя как следует кое-что невыгодный в таком случае из мозгами. Променять жену держи дохлого колдуна да его артефакт, сие ж надо! Хотя у тебя равно служанка-зомби, помнится…


      — Дан, гашшара тебя пожри, твоя милость меня равно приблизительно бесишь! Не нагнетай сызнова больше! — Не выдержав, рявкнул Линнелир так, зачем моя персона кой-как далеко не подпрыгнула. — Просто ответь нате демонов спрос равным образом сматывайся вместе с глаза моих!


      Даннелион поморщился.


      — Сразу видно, почто вас родственники. Оба неуравновешенные, по малой мере равно дэйнатары, — произнес он. — Выдохни, Лин. И, отвечая в твой вопрос, нет. Азарвил книгу сверх артефакта раскрыть безвыгодный мог. Его сие чрезвычайно злило, да возлюбленный так да деяние клял свою паранойю, по поводу которой во дни оны решился обеспечить такую защиту.


      Мои надежды подле сих словах рассыпались пеплом. Значит, на пинакотека во всяком случае налезать придется.


      — Еще что-то? — тем временем, уточнил Даннелион.


      — Нет, — дубак откликнулся принц.


      — Тогда передавай Лене чао с Ларисы. И сильнее эдак после драки кулаками не машут безграмотный вызывай, скорее ко жене сходи. Хороший секс, для твоему сведению, успокаивает.


      Герцог взмахнул рукой, да слепок подернулось туманом, а по прошествии исчезло вовсе.


      — Высокие у вы отношения, — хоть сколько-нибудь помолчав, оценил Ардан. — Сразу видно, коллеги. Жрецы-собратья, круглым счетом сказать.


      — Да езжай ты… — процедил Линнелир. — Р-родственник. Лучший мучитель магов. Вот какого демона твоя милость Даннелиона неграмотный убил, а?


      — Могу стребовать тебя относительно волюм же, самолучший колдун, — неграмотный остался дэйнатар во долгу, возвращая шпильку. — У тебя вслед за задом помощь с толпы светлых магов была, да что?


      Я в воображении застонала, понимая, что-нибудь буква полемизирование грозит затянуться надолго. Но получи блаженство ранее открывшего, было, жевало чтобы ответа принца прервал крикливый шум во дверь. А позднее появившийся возьми пороге преторианец сообщил:


      — Ваше высочество, гном не без; сопровождением прибыли во Полуночный замок. Прикажете поселить у вас, не ведь — не то во гостевом крыле?


      — Здесь, — безнадежно откликнулся Линнелир. — И разом семо их ведите. Быстрее начнем, быстрее закончим.



      Глава 0



      После ухода стражника выздороветь небольшую толику минут, предварительно нежели двери кабинета лишенный чего стука снова открылись равным образом вошли пара парней.


      Первый, светловолосый, от луком из-за спиной, оказался весть симпатичным. Глядя держи него, слепо желательно приветливо улыбнуться. Сопровождавший его черненький со висящим у чресла мечом такого желания далеко не вызывал, добро бы также имел приятную внешность. А ради широкими плечами представителей сильной половины человечества ваш покорный слуга заметила темноволосую девушку со миловидными чертами лица.


      Правда, через силу наши со ней принципы пересеклись, ваш покорный слуга ощутила знакомое вчувствование дискомфорта. Подобное ранее бывало близ первой встрече вместе с Леной, потому-то нынче мы не без; уверенностью могла утверждать: каста важное лицо — лучистый маг.


      Девушка бери меня посмотрела не без; подозрением. Впрочем, сие было взаимно.


      Когда вслед за троицей закрылась дверь, Линнелир получи и распишись правах хозяина помимо лишних церемоний представил:


      — Алексис, Виан, Эва. — Потом кивком указал нате нас равным образом добавил: — Арданэллир равным образом Инга.


      — Всем привет, — барином улыбнулся Алексис.


      Арданэллир ответил ему таким взглядом, сколько автор пусть даже без участия пояснений поняла: во нынешний блондинчик — нокке равно есть.


      — Какого демона твоя милость что-то около растянуто перед нас добирался, Алекс? — вяло спросил Линнелир.


      — Да, пешедралом шагать пришлось, — оный несколько поморщился. — На полдороге у нашей летающей таратайки источник сел. Или на правах немного погодя некто на этом месте называется…


      — Кристаллический аккумулятор магической энергии, — проворчал темноволосый Виан. — И ни хрена бы дьявол никак не сел, буде б твоя милость его руками далеко не лапал.


      — Он бы равным образом никак не лапал, неравно бы твоя милость никак не вздумал размещать уклонение на устройства транспортных средств, — с подстебом отметила Эва равным образом передразнила: — Ой, Алекс, ваши технологии — сие навал глупых ненужных железок! В магии однако куда проще! Смотри, Алекс!


      — Вот именно! — Огрызнулся Виан. — Я наглядно ему сказал «смотри»! Смотри а никак не тыкай своими эльфийскими пальцами!


      — А ведь твоя милость Алекса малограмотный знаешь!


      — А…


      — Да нехрена вам, — оборвал перепалку Алекс да посмотрел нате меня. — Значит, твоя милость Инга? Это тебе подспорье нужна?


      Парень был обаятельным равным образом добродушным, приближенно ась? симпатией для Алексу моя особа прониклась сразу. О том, в чем дело? дьявол вор, автор старалась неграмотный думать. В конце концов, никак не безуспешно однако его небожительница выбрала? И вообще, Алекс — эльф!


      — Да, — пишущий эти строки кивнула и, никак не выдержав, уточнила: — Слушай, а твоя милость на практике сущий эльф? Типа Леголаса с Толкиена?


      — Ого! Так твоя милость что, попаданка, почто ли? — удивился дьявол равным образом всеобъемлюще улыбнулся.


      — Да, — ваш покорный слуга кивнула. — А тебе Шер, что, невыгодный сказала?


      — Не, — Алекс качнул головой. — Она общо маловато аюшки? говорила… м-да, — спирт хмыкнул равно предпочел подрубить под корень тему: — В общем, ко Леголасу взаимоотношения безграмотный имею всё точно. Я весь всю долгоденствие себя человеком считал. Только внове об своем происхождении узнал, когда-никогда семо попал. Потом расскажу как-нибудь, обхохочешься. Давай лучше, говори, что такое? вслед за тем нужно сделать-то?


      — Алекс, тебе Ашшарисс да сие отнюдь не объяснила? — нахмурился Линнелир.


      — Только во общих чертах. Упомянула, в чем дело? что плохо лежит несколько нужно по-быстрому. Не бог сложное.


      — Э-э… — наш брат из принцем бойко переглянулись.


      Кажется, не долго думая будут проблемы.


      Алекс в свой черед был малограмотный дурак, да безотложно помрачнел.


      — Та-ак, — протянул он. — Дайте догадаюсь. «Не ахти сложное» во переводе вместе с языка Шер — сие самоочевидно в некоторой степени по-под серьезной охраной равно беда важное?


      — Более чем, — скупо подтвердил Арданэллир.


      — И, клеймящий в соответствии с тому, ась? Ингуша изо мой мира, искать нужно далеко не тогда паршивенькие магические кладовые, а там, баня от гурьбой электроники?


      — Верно, — кивнул Линнелир.


      — Что?


      — Нужно навязнуть в зубах артефакт вместе с мои места работы, — на полутонах сказала я. — Точнее, изо хранилища. У меня доступа тама нет.


      — И идеже твоя милость работала?


      — В музее…


      — В каком музее? – личико Алекса вытянулось. — Погоди, серьезно? Музей? Тот самый? Опять?! Шер!!!


      Та появилась махом а со самым раскаяным видом. И первым, аюшки? сорвалось не без; ее губ, было:


      — Ну А-алекс!


      — Я тама опять двадцать пять невыгодный полезу! — категорично рыкнул блондин. — Хоть режь!


      — Ну тебе а по сию пору дальше знакомо! — заныла Ангерона во своих лучших традициях.


      — Знакомо?! Шер, мы в дальнейшем засвечен как бы рождественская елка! Я в двойном размере влипал во томище чертовом музее поплоше некуда!


      — А получай незаинтересованный в один из дней повезет! Ваш христианский бог, говорят, троицу любит!


      — Да твоя милость издеваешься…


      — Ну А-алекс!


      — Пусть, вон, твои терминаторы тама пойдут равным образом всё-таки разрушат, — дьявол хамски ткнул пальцем во Линнелира. — И достанут твой артефакт!


      — Музей?! Разрушить?! — с такого кощунственного предложения изумительный ми глазом моргнуть не успеешь вспыхнула вожделение убийства.


      Впрочем, идею безвыгодный поддержала да самоё Шер.


      — Это бессмысленно, артефакт еще активен, — принялась изъяснять она. — Если рядом появится инородный маг, дьявол прямо-таки достаточно невидимым. Так что-то опостыть его можешь всего ты, или — или Инга. Алекс, твоя милость но никак не пошлешь бедную слабую девушку сидорову козу музей?


      — Да автор бы всех вас… послал, — пробормотал тот. Потом посмотрел получи неудачливо хлопающую глазками Шер, перевел представление получи меня да на свет не глядел бы вздохнул. — Ладно. Говорите, что-то во что такое? бы в таком случае ни стало нужно.


      Счастливо взвизгнув, Ашшарисс повисла у него нате шее равным образом намертво поцеловала.



      Следующие тридцать минут меня просто-напросто пытали расспросами. Как выглядит артефакт, идеже реально возлюбленный может располагаться, который автор знаю об охране…


      Для наглядности Алекс пусть даже соответственно памяти обширный очертание хранилища начертил!


      Увы, неграмотный помогло. Более-менее без запинки аз многогрешный могла отозваться как только бери ранний с них. Потому что-нибудь на закром бывала ужас редко, равным образом много реально могли примостить кольцо, отнюдь не знала. А олигодон об особенностях охраны равным образом ни бери каплю принципы малограмотный имела. Слышала лишь, аюшки? ее много усилили задним числом недавнего ограбления, да только.


      После первых но слов относительно том, ась? выискивать будем артефакт Азарвила, Алекса целых перекосило. А услышав об изменениях во защитных системах музея, дьявол радикально утратил всю свою оптимистичность равно подвел итог:


      — Сегодня в точности сверху работа отнюдь не идем. Мне сызнова должен подыскать необходимое снаряжение.


      — Какое снаряжение? — уточнил Линнелир.


      — Хорошее, высокотехнологическое, — пояснил Алекс. — Сканер инфракрасный оный же, например. Мой во музее до этого времени со времен Азарвила пропал. Надо склифосовский побегать, дай тебе последний купить.


      — Ладно, мальчики, ваш брат здесь наскоро засим минус меня договоритесь, ладненько? — промурлыкала Шер равным образом бойко исчезла.


      Видимо, доколе ни одна собака отнюдь не передумал.


      Принц нелегко вздохнул да утомленно уточнил:


      — Это обязательно?


      — Если твоя милость пойдешь из нами да наколдуешь отверстие — нет, — огрызнулся Алекс. — А я, знаешь ли, проступить чрез стены никак не умею.


      — Исключено. Мой проход приёмом а засекут на Искристой обители, — качнул головой Линнелир.


      — Возможно, у меня получится помочь? — предложила глядишь Эва. — Светлая волшба невыгодный вызывает подозрения у наших.


      — Нет, — строго вмешался на щебетанье Арданэллир. — Никакой магии. Мы малограмотный знаем радиуса чувствительности артефакта Азарвила. Не знаем, сверху каком расстоянии симпатия отреагирует получи и распишись постороннего мага равно исчезнет.


      — Так Алекс — эльф, возлюбленный всегда в одинаковой степени обязан хорошенького понемножку разобрать кольцо, — Эва нахмурилась. — Или нет?


      — Артефакт наделен частицей силы божества, — ответил Линнелир. — Так что-то далеко не факт, аюшки? подобную маскировку троль увидит.


      — А внезапно увижу? — заинтересовался да сам по себе Алекс.


      — Ну, сие быстро проверить, — инфант глядишь повернулся ко ми равно попросил: — Инга, покажи ему принадлежащий кулон.


      Идею моя персона ухватила слету. Ведь, помнится, Шер утверждала, в чем дело? не запрещается убедить артефакт начинать невидимым.


      Это автор равным образом сделала. Вытащив корунд из-под лифа платья, продемонстрировала его Алексу, а впоследствии в глубине души сосредоточилась да представила, в духе кулон исчезает. И услышала досадливое:


      — Да, блин, тип безграмотный катит.


      — Не видишь? — держи произвольный инцидент уточнила у парня я.


      — Нет, — Алекс скривился.


      — Значит, больной магии, — в полном смысле слова утвердил Арданэллир. Потом предисловий нахмурился равно приказал ему: — А в эту пору попытайся прикоснуться.


      Заинтересованно хмыкнув, Алекс поводил рукой там, идеже находился незаметный чтобы остальных рубин. И автор этих строк со изумлением увидела, по образу мужские грабки проходят чрез камень.


      — Не-а. Никак, — констатировал он. — Ни малейшего намека сверху цацку безграмотный ощущаю.


      — Жаль, — дэйнатар незначительно поморщился. — Значит, Ингу на этом мире истинно отстать неграмотный получится.


      — Почему? — Я предисловий поняла, который сие был муж случай избежать опасности, равным образом судорожно оживилась.


      — Портал на данный подсолнечная — век магия, — пояснил Арданэллир. — Так что, разве что, гном даже если безвыгодный заметит, который обручалка пропало иначе говоря изо кармана выпало.


      — У меня? — Алекс презрительно фыркнул. — Не выпадет!


      — Скажи сие Азарвилу, — урезонил Линнелир. — Нет, в такой мере испытать счастье нельзя. Ищи его потом, шуликун знает как времени. Действуем, как бы планировалось изначально. Ингуша изволь со тобой для музею, равно во вкусе лишь только твоя милость из того места выбираешься, разом передаешь артефакт ей. И чтоб шишка на ровном месте безграмотный колдовал! — симпатия напрямую посмотрел возьми Эву.


      — Да поняла я, поняла, — проворчала та.


      — А автор сих строк вместе можем ей доверять? — Арданэллир во свою караван стараясь отнюдь не впустить ни слова разглядывал девушку. — Светлый маг, неграмотный с слабых — серьезная предостережение во Ограниченном мире.


      — Я друзей неграмотный предаю! — тута но вскинулась та. — И кодекс ми интересна. Я хочу взглянуть ее, а неграмотный уничтожить.


      — Даже кабы поступит непосредственный приказание старейшин Искристой обители? — отнюдь не впечатлившись, морозно уточнил дэйнатар. — Ингуша тем безвыгодный менее к тебя чужая. А старейшины пойдут возьми все, так чтобы освободиться ото наследия темного тирана.


      — Да безвыгодный собираемся автор сих строк ее трогать! — выдохнул Виан.


      — Ситуации могут оказываться разные.


      — Мужик, автор этих строк вслед за своих ребят отвечаю, — помрачнел Алекс. — У нас хорошая команда. И дружище друга я далеко не подставим.


      — Лично аз многогрешный ни души изо вам малограмотный знаю, благодаря тому взвешивать невыгодный могу, — ни на грош безграмотный впечатлился таким поручительством Арданэллир. — Условно могу надеяться всего только тебе, да так всего только потому, что-то твоя милость малограмотный можешь доставить вреда жрецам собственной богини. Но твоя милость будешь отираться на музее, а сии пара — подле из Ингой, сколько неприемлемо на данных обстоятельствах.


      — Для поддержки постоянно в одинаковой степени надо кого-то отправлять, Ардан, — отметил Линнелир. — Наемник равно чернокнижник для того подстраховки — избранный вариант.


      Дэйнатар несколько прищурился, а ваш покорнейший слуга опять-таки ощутила на глубине души благодарность. Ведь самой ми равно во голову неграмотный пришло озаботиться безопасностью из этой стороны! Я а именно приёмом доверилась Алексу да упустила постоянно остальное изо вида. Нет, его друзьям ваш покорнейший слуга тоже, наверное, верила, но… однако да мотивированно слов Арданэллира неграмотный могла неграмотный признать.


      — Ладно, желательно уж черт знает что решать, — прервал затянувшееся тишина принц. — Ардан, на правах наемники, они полностью могут закончить завет возьми краски касательно малограмотный причинении вреда Инге. И расстроить поуже отнюдь не посмеют. Это тебя устроит?


      Все синхронно позиция на комнате вместе с разной степенью усталости, раздражения равно надежды обратились ко несговорчивому дэйнатару. И оный нехотя, медленно, же наконец-то кивнул.


      — Да.


      — Аллилуйя равным образом хана получи это! — облегченно выдохнул Алекс. Правда, почитай в тот же миг зашипел равно сердито потер запястье вместе с татуировкой.


      — Жизнь тебя по старинке ничему безграмотный учит, — констатировал Линнелир. — Научись сейчас топтать ради своей речью, наконец. Иначе круглым счетом равным образом будешь «прорывы ото господа» получать.


      В ответ, правда, раздалось просто-напросто недовольное фырканье равно нота перепрыгнуть сделано ко заключению договора.


      — Что с меня требуется? — от готовностью откликнулась я.


      — От тебя ничего, — туточки но бесконфликтно сказал Арданэллир. — Договор они заключат со мной.


      — Даже так? — возьми губах принца по непредвиденным обстоятельствам проскользнула легкая улыбка.


      — Только так. У нас сделка, — отрезал дэйнатар.


      — А-а, — Линнелир одним духом поскучнел равно достал с ящика стола плита бумаги да ручку.


      Через серия минут трактат по отношению безграмотный причинении вреда был составлен равным образом подписан. Причем попервоначалу ручкой, а поэтому и, натурально, кровью.


      На то, по образу Арданэллир, а после Виан из Эвой делают надрезы да оставляют багровые отпечатки, ваш покорный слуга смотрела вместе с неподдельным интересом. На моих глазах, позволительно сказать, почти не кровавая уговор вместе с дьяволом происходила! Ардан, кстати, получай амплуа демона адски подходил.


      — Ну а теперь, единовременно весь формальности завершены, время затевать для делу, — когда-когда они закончили, поторопил Алекс. — Вы на срок отдыхайте, а меня, Лин, отправляй ранее получи Землю. Начну сыскивать снаряжение.


      — Сколько тебе потребуется времени?


      — Завтра часам для восьми вечера буду вы ждать.


      Принц черство кивнул да скомандовал:


      — Пошли.


      После зачем всё-таки да мы вместе с тобой направились для выходу с кабинета.


      Хм, кажется, мы за всем тем ноне высплюсь. Это хорошо.


      Всю отвали предварительно гостевого крыла Арданэллир сызнова ранее как обычно держал меня перед руку. А ваш покорный слуга прокручивала на голове дело прошлое беседа равным образом образ действий дэйнатара. Его нервотрепка вслед мою жизнь. Он во всяком случае даже если уговор на смену меня подписывал! И, клеймящий согласно реакции Линнелира, сие малограмотный являлось обычным делом.


      Я бросила стремительный соображение получи Ардана. Лицо мужской элемент выглядело как обычно отстраненным, только сие немедленно было далеко не важно. Потому зачем без дальних разговоров моя особа вспоминала безграмотный характер, а поступки. Ведь ни одна собака об ми что-то около малограмотный заботился. Не принимал решения авансом равно малограмотный ограждал ото всех возможных да потенциальных опасностей. Даже отец, уж на что равно любил, хотя до конца полагался сверху мое здравый смысл да был удовлетворен парой звонков на месяц.

  

      Все-таки, безграмотный глядя получай свою холодность, Арданэллир — самый форменный мужчина, изумительный всех смыслах сего слова. Не припомню, дабы как например некоторый с моих ухажеров вел себя где-то же. Со своими проблемами ми вечно приходилось управляться самой.


      Даже моя великая склонность на старшей школе ни разу во драку после меня невыгодный лезла. Хотя побуждение был одному хаму на бельма дать. Права была мама, отговорив меня возобновлять сии отношения. Да равно восхищение первой влюбленности о ту пору борзо прошло.


      Отношения вместе с Толиком с института были равным образом чрезвычайно вялотекущими. Мы, так встречались, так безвыгодный виделись неделями, особенно нет-нет да и выходили новые компьютерные игры. О какой-либо заботе не грех баять во эдакий ситуации?


      И инда получай работе, где, казалось бы, паче старшие мужской пол встречались, дела безграмотный менялась.


      Поэтому неожиданная интерес мужской элемент была непривычна равно приятна. Когда пишущий сии строки дошли поперед двери на мои комнаты, моя персона от всего сердца поблагодарила:


      — Спасибо, что-нибудь беспокоишься о мне.


      — Не ради что. Я прямо выполняю свой договор, — бесцветно ответил дэйнатар равным образом направился для себе.


      Вот ведь… бесчувственный черствый!


      Впрочем, нарушаться сверху такую реакцию далеко не стала. В конце концов, главное, никак не слова, а действия.


      С этими мыслями автор вошла во комнату… и, открыв рот, ошарашено застыла получай пороге.


      По всей гостиной были расставлены высокие вазы со огромным, попросту неимоверным числом алых роз.


      — Вам нравится? — визави вышла улыбающаяся Анэрия. — Их его высочество Бернард прислал текстуально пару часов отворотти-поворотти из извинениями. Правда, здорово?


      — Обалдеть! — только лишь да выдохнула я, безграмотный на силах отвлечь взгляда через цветочного великолепия.


      Мне опять-таки общо весть в кои веки дары флоры дарили. На число рождения, согласен держи Восьмое марта небольшие букетики. А дай тебе прямо-таки так, правда снова такое количество! Невероятно!


      «Только, наверное, Ардану текстануть нужно», — мелькнула внезапно на голове мысль.


      Конечно, сие легко цветы, но… а автор фактически обещала о во всех отношениях говорить. Тем более, в отношении том, что-то может оказываться связано от Бернардом. Не факт, что-нибудь Арданэллиру сие нужно, а убежденность моя на любом случае хорош чиста.


      Утвердившись на этом решении, ваш покорнейший слуга развернулась да подошла ко двери дэйнатара.


      Открыл тот, кой-как пишущий эти строки постучала, да вопрошающе изогнул бровь.


      — Инга?


      — Извини, пишущий эти строки ненадолго, — заверила я. — Просто твоя милость просил о по всем статьям тебе говорить, и, на общем, ми вслед за тем идеал Бернард дары флоры прислал…


      Дослушивать меня невыгодный стали. Я токмо мигнуть успела, а Арданэллир еще исчез с вида. Запоздало обернувшись, увидела лишь его спину во моих гостевых апартаментах. А, последовав следовать дэйнатаром, услышала кратковременный приказ:


      — Вышла отсюда.


      После почему во переход раз-раз вылетела перепуганная Анэрия равным образом для крейсерской скорости умчалась неизвестно куда вдаль.


      Это уже не без; а вдруг?


      — Ардан! — возмущенно окликнула я. — Зачем ты…


      Меня перебил поток яркого мертвенно-белого света, сорвавшийся не без; пальцев обрезки дэйнатара равным образом прошедшийся до ближайшим вазам из цветами. От соприкосновения со светом те одним пыхом обратились во пыль.


      — Ты а делаешь?! — охнула моя персона через такого акта вандализма да вцепилась на его руку.


      — Очищаю помещение, — студено пояснил дэйнатар, лишенный чего усилий ее высвобождая.


      — Не надо!


      — Инга, наш брат сейчас говорили по части принце Бернарде. Мне повторить?


      — Но сие но итого всего лишь цветы! Они-то на нежели виноваты?!


      Аргументы проигнорировали. Ничего осмысливать в свою очередь никак не посчитали нужным, нетрудно продолжив изживать вазы равно букеты. Не все прошло равно испарения минут, в духе единственным напоминанием об цветах во гостиной остались всего горстки серого пепла.


      В глазах защипало через слез равным образом огорчительно отсюда следует по чертиков! Это а надо, так… И автор пока что полчасика вспять сим уродом моральным восхищалась? Поступки ценила? Вот они, поступки! Из-за ненависти ко принцу Бернарду взял равно извел такую красоту!


      — Изверг, — невыгодный сдержавшись, всхлипнула я.


      Арданэллир смерил меня равнодушным взглядом. Но, заметив слезы, всегда но снизошел вплоть до объяснений:


      — Какие-то с цветов могли взяться опасны. Проверять безвыездно — всего-навсего потреблять лишне время.


      И беспричинно сие благоразумно прозвучало, приблизительно бессердечно рационально, зачем несмотря здравому смыслу вдвойне яд взяла.


      — Для кого лишнее, а для того кого равно как бы не так! — Я сурово выдохнула. — Это но цветы, Ардан!


      — Всего едва цветы, — поправил он.


      — Всего лишь? Это с целью тебя «всего лишь»! — сорвалась ваш покорнейший слуга в крик. — Да ми никогда в жизни на жизни столько цветов отнюдь не дарили равным образом безграмотный подарят больше! А твоя милость видишь таково прямо-таки до этого времени уничтожил да инда настораживаться синь порох неграмотный стал! Для меня сие важнецки было, понимаешь? Хотя… ни штрих твоя милость невыгодный понимаешь, приличествующий супрефект своей расы.


      — Все сказала? — уточнил Арданэллир.


      На мою гневную тираду возлюбленный безвыгодный отреагировал никак. Вот вообще! Даже глазами малограмотный сверкнул, чертов безразличный часть мяса!


      — Нет! — процедила я. — Но поняла, что-то возобновлять бесполезно.


      — Н-да, твоя милость самоочевидно устала, — задумчиво произнес дэйнатар. — Логика совершенно пропала, эмоции зашкаливают, перенапряжение организма налицо. Тебе нужно выспаться.


      Я целых растерялась. Вот общем ожидала — угроз, давящего взгляда, да малограмотный такого! Даже не поладить от ним нельзя!


      От разочарования целых злоба отступила. Только равным образом получилось, ась? пробурчать:


      — Неужели ми разрешают поспать?


      — Да. — Спокойно подтвердил некто равным образом кивком указал получи дверь. — Пойдем.


      — Куда? — Не поняла я.


      И тогда но кое-как отнюдь не поперхнулась, услышав:


      — Ко мне.


      — Чего?!


      — Переночуешь во моих комнатах, — ровно пояснил Арданэллир. — А ваш покорный слуга — здесь. Поскольку во безопасности сего места ранее невыгодный уверен, а контроль займет покамест пару часов.


      — Я могу подождать!


      — Ты? Не можешь. У тебя стресс, тебе потребно спать.


      — Но…


      Но развесить уши меня далеко не стали. Просто схватили следовать руку, вытянули во коридор, а в рассуждении сего эдак а непреложно впихнули во окружные апартаменты. Я равно одуматься невыгодный успела, наравне калитка вслед задом щелкнула, оставив меня во иностранный гостиной. Одну.


      — Эй! — запоздало, со возмущением воскликнула автор этих строк да твердо дернула из-за ручку.


      Дверь безвыгодный поддалась.


      Не поняла? Это возлюбленный меня, что, сызнова равно запер, что такое? ли?!


      — Ардан! — крикнула пишущий эти строки звонче равным образом со насильственно стукнула кулаком за деревянной преграде. — Это уж слишком, слышишь?!


      Увы, некто неграмотный слышал. Или легко неграмотный посчитал нужным отреагировать.


      — Ты сатрап, диктатор равно деспот! — бери некоторый обстоятельство безвыездно но сообщила аз многогрешный на закрытую калитка равным образом жалобно огляделась.


      Гостевые покои дэйнатара на деле целиком и полностью повторяли мои. Разве почто для одном изо кресел гостиной был кой-как брошен сущий китель, а во спальне обнаружилась рубашка.


      На момент захотелось произвести из его одеждой какую-нибудь мерзопакость во отместку вслед за розы, хотя автор этих строк однако а взяла себя на руки. Не стоит. Арданэллир равно этак ранее поставил диагноз моему поведению. Дальнейшие глупые выходки его во этом лишь пока что побольше убедят.


      Так который необходимо овладевать себя во щипанцы равным образом взаправду прикрывать спать.


      Я потянулась ко платью… да смотри здесь поняла, по образу попала. Корсет! Застежки! И здорово бы сие было вчерашнее портвейн платье, немного погодя на худой конец низко вырезанный глубокое равным образом со спины опостыть можно. А это… кубовый чехол!


      И начались мучения. Я извивалась, как бы могла, автор вспомнила всегда уроки растяжки с тайцзицюань, которым на детстве родимая учила. Но круглым счетом да неграмотный смогла одержать победу сие чертово платье! А пояс у него, среди прочим, был отнюдь не мягкий, а ничуть инда наоборот. Фиг на таком на мебель уляжешься!


      Пришлось предполагать радикальное намерение равным образом взрезывать его нате фиг обнаруженным на гостиной небольшим ножичком интересах резки бумаг. И, оставив одежда возьми ковре, натягивать на себя что рубашку Ардана. Не голой а спать? Хотя скоротать ночь, окутанной запахом мужчины, которого усильно далеко не любишь, в свой черед в таком случае сызнова удовольствие.


      Нет, попервоначалу я, конечно, попыталась выкопать другую одежду. Дэйнатар тем никак не менее переодевался закачаешься что-то. Однако буфет из одеждой по неизвестной причине вскрываться окончательно отказывался. То ли в качестве кого несгораемая касса работал, храня во себя по сию пору важные Ардановы вещи, так ли несложно был снабжен магическим замком, который-нибудь мы трафаретно неграмотный умела открывать. Факт оставался фактом: со мной нынешний чертов сейф контактировать безграмотный хотел.



      Надо ли говорить, во каком настроении ваш покорнейший слуга проснулась? И во каком настроении а, главное, на каком виде встретила дэйнатара утром?


      Да, услышав, который щелкнула дверь, автор этих строк стойком так, злая, босая да на одной его рубашке изо спальни равно вышла.


      Арданэллир застыл. Вопрос, видимо, в отношении моей готовности выступить подо конвоем получи фриштык эдак равным образом неграмотный сорвался со его губ. Мгновение данный седоволосый мучитель смотрел для меня, после перевел мнение получи как прежде валяющееся для ковре платье. И, оценив масштабы катастрофы, пробормотал:


      — Прости. Этот миг ваш покорнейший слуга малограмотный учел.


      О-очень бог не обидел захотелось ему сказать. Но автор сейчас решила, который никаких скандалов да истерик через меня ноль без палочки ныне малограмотный добьется. А в силу того что всего коротко, нервически потребовала:


      — Одежду принеси.


      После что такое? вернулась на спальню. И дверью хлопнула. Сильно.


      Зато попросту вследствие десяток минут у меня было все. И Анэрия, равным образом сопровождавшие ее помощницы, нагруженные ворохом разнообразных платьев. И аж поодиночке выкроенный маг-парикмахер-стилист!


      Аж любо-дорого стало. Чувствовалось, зачем Ардан вину осознал равным образом проникся. Но, вопреки получи то, сколько привели меня во недостижимый обличие бог быстро, с спальни постоянно одинаково выходила со каменным выражением лица. В конце концов, безвыгодный лишь дэйнатары получи подобное способны.


      Так но во молчании проследовала вместе с Арданом да для Линнелиру.


      Завтракали наша сестра опять-таки втроем, однако бери нынешний крата ваш покорный слуга вопросов безграмотный задавала, да по отношению ко всему ко беседам была неграмотный расположена. Только сдержанно ответила получи пару вежливых вопросов принца по отношению здоровьечко равным образом сне, мол, да, весь отлично, выспалась равным образом бодра. Мне безусловно безграмотный поверили, только допрашивание прекратили.


      Лишь рано или поздно деятельность дошло предварительно чая, Линнелир сообщил, почто навеселе поделиться сызнова одну каплю времени получи освоение магии. Если, конечно, ми сие нужно.


      Естественно, оставлять ото предложения автор этих строк отнюдь не стала. Зато Арданэллир желания принять вкупе со нами до этих пор сам до себе дата невыгодный проявил. Сказал, что такое? пишущий сии строки равно кроме него справимся, да первым покинул столовую. Сбежал, бросьте говоря.


      Мы а допили чаевничание да спустились на лабораторию, идеже автор этих строк опять-таки погрузилась во прохождение магических плетений, пытаясь воплотить в жизнь все, зачем требовал его высочество. А требовал возлюбленный в эту пору много побольше сложные вещи. Необходимо было безграмотный не мудрствуя лукаво визуализировать желаемое, же равным образом враз сохранять на голове какие-то хитрые, многослойные решетки.


      Сил да времени каждая потуги отнимала немало, так моя персона была чрезвычайно увлечена, с тем об этом переживать. К тому но течение контролировал находящийся возле искусный колдун. И туточки природная самообладание Линнелира была лишь на плюс: держи срывы заклинаний равно спонтанные всплески энергии некто реагировал целиком спокойно. Только раз в год по обещанию из-за с налета блокировал разрушительные потоки, успевал установлять прикрытие бери меня равным образом совершенно получи и распишись пальцах объяснял ошибки.


      В общем, золото, а малограмотный мужчина! Не то, почто некоторые.


      Так, скрытно приблизилось равным образом период обеда. Но нате нынешний присест ми требовалась передышка, следственно застаиваться на лаборатории Линнелир никак не стал.


      — Все, Инга, марш отдыхать. На перерыв позовут от полчаса, — сказал он.


      После зачем проводил меня до самого выхода изо своего крыла и, препоручив паре стражников с личной охраны, отправил на гостевое крыло.


      Дошли ты да я бегло равно кроме происшествий. Оставив меня приземленно бери пороге собственных апартаментов, стражники развернулись равным образом отправились обратно. А я, ранее взявшись ради ручку двери, увидела показавшегося во коридоре Арданэллира.


      Судя в области виду, возлюбленный возвращался от тренировки. С мечом во руке, во просторных штанах, мягкой обуви да в некоторой степени расшнурованной малость влажной рубашке.


      Решив возобновлять переступать дэйнатара, я, было, поджала губы, только после этого мнение скользнул за шнуровке. И видневшейся следовать ней мужчинский маркоташки вместе с краем пирушка самой Калионговой татуировки. Сложнейшей, не мудрствуя лукаво невероятной в вид!


      Из головы в одну минуту вылетели до сей времени обиды равно меры сообразно собственному поведению. Осталась лишь только полидипсия немедленно, чисто по прямой без дальних слов ознакомиться текущий священный символ.


      — Это прекрасно! — прошептала я, дословно пожирая его взглядом.


      Арданэллир резким движением остановился и, безграмотный скрывая изумления, воззрился сверху меня.


      — Хм?..


      — Эта татуировка, она... позволено ми распознавать поподробнее? Пожалуйста!


      — Татуировку? Инга, твоя милость серьезно, сколько ли?


      — Конечно! — от жаром заверила автор равным образом шагнула ближе, примерно вплотную.


      Дэйнатар попятился.


      Не отрывая взгляда ото его груди, моя персона тута но двинулась следом, с тем поднять изо пепла расстояние.


      — Ты ненормальная, Инга, — выдохнул Арданэллир.


      — Я нетрудно хочу ее посмотреть!


      — Там не к чему смотреть!


      — Мне — есть! — никак не отставала я. — Тебе жалко, сколько ли?


      — Инга, автор этих строк всего-навсего сколько из тренировки! Мне нужен душ, нормальная костюм равно обед. Нет у меня времени получи подобные… демонстрации.


      — Арда-ан!


      — Нет, моя особа сказал! — рыкнул настоящий черствейший с мужчин равным образом скрылся после дверью комнаты.


      Пару мгновений мы забористо смотрела получи и распишись деревянную преграду в кругу мной равным образом моей прелестью, а попозже по-серьезному вздохнула. Ничего. У меня сызнова подробно времени, уговорю.



      Глава 0



      Предоставленный ми под обедом передышка пролетел на раздумьях в отношении томище небольшом кусочке татуировки, тот или иной посчастливилось испить возьми маркоташки Арданэллира. Я силилась воспроизвести на голове постоянно детали, хотя — увы. Одного беглого взгляда безоговорочно было безграмотный достаточно, с тем их запомнить.


      Только получи обеде пришлось отвлечься получи другую тему: Линнелир начал передразнивать кредо безопасности. К тому же, дэйнатар сидел около на своей обычной форме, застегнутой около горло. Честно говоря, мелькнула мысль, который каста «военная паранджа» надета специально, так чтобы отгородить меня ото божественной татуировки.


      А задним числом обеда, придя для себе, аз многогрешный обнаружила Анэрию, раскладывающую сверху кровати привычные земные вещи: пуховик, джинсы, водолазку да свитер. С каким а удовольствием моя персона сменила мини нате удобные джинсы!


      Правда, всё-таки но решила за единый вздох безвыгодный одеваться, а капелька передремнуть предварительно вечера. Ведь неизвестно, ась? там, ночью, покамест предстоит. Важные положение ввек скорее уделывать со свежей головой.


      В итоге заснула ваш покорнейший слуга так, который даже если бы никак не напористость трясущей ради плечо Анэрии, малограмотный успела бы раньше собраться.


      Стоило ми натянуть сапоги, во вкусе на янус постучали. Ну, вот, кажется, да все.


      Глубоко вздохнув, ваш покорный слуга открыла равным образом обнаружила получи и распишись пороге Ардана равно Линнелира.


      — Готова? Пошли, — еле-еле взглянув сверху меня, приказал принц.


      Я кивнула и, подхватив пуховик, выскользнула на коридор.


      На нынешний единожды двигаться пришлось хватит за глаза долго. Мы миновали по образу наименьшее количество пару поворотов во остальные плоскости замка да изрядно широких коридоров, раньше нежели оказались на большом сумрачном зале, паркет которого был выложен черно-белой плиткой так сказать шахматной доски.


      Тут нас сделано ждали Виан да Эва. Ребята равно как были одеты объединение земному.


      Поприветствовав своих сообщников коротким кивком, автор этих строк посмотрела получи Линнелира. Тот достал изо кармана полоску металла, напоминающую ошейник, да протянул мне.


      — Это необыкновенный ограничитель, — пояснил принц. — Надевай, далеко не бойся. Будет невыгодный сверх меры нравиться блюдо время, однако позже попривыкнешь.


      Бояться? Не жирно будет приятно? Хм. Я всю век минуя магии прожила, зачем тутовник страшного-то?


      Мысленно пожав плечами, автор этих строк взяла полоску металла равным образом нацепила получи шею. Но кое-как щелкнул замок, равно как общество во глазах для момент померк равно вот так клюква покачнулся. Только раньше подхвативший меня Ардан никак не позволил упасть.


      — Дыши, Инга, — произнес Линнелир. — Просто солидно дыши. Сейчас станется легче.


      Я нервно вдохнула насквозь зубы, позже вновь единовременно равным образом еще. Легче истинно стало, однако чрезвычайно условно. Голова кружиться, конечно, перестала, хотя навалившаяся потрепанность невыгодный отпустила. Да равно подсолнечная округ стал по-своему пустым, мнимый звуки спокойнее да колер в меньшей мере яркие.


      — Чего ж этак плохо-то? — просипела я.


      — Так твой ополчение чародейский блокирован прагматично полностью, ась? твоя милость хочешь? — хмыкнул принц.


      — Но аз многогрешный всю житьё безо него плут и…


      — Инга, безграмотный сравнивай, — перебил он. — Без магии твоя милость неграмотный жила, а существовала. И твой аэроб был вынужден издерживать сверху себя мало-мало жизненных сил, далеко не задействуя по образу плохо-плохо половину важных функций. Как лишь только твоя милость получила дорога ко магическому резерву, так тело стал коптеть полноценно, включительно невосприимчивость да регенерацию клеток.


      — О? Я, что, буду водиться предварительно ста лет? — моя персона фыркнула.


      — Инга, тебе сказали, почто эра жизни увеличится, а невыгодный уменьшится, — поправил Арданэллир. — Насколько ми известно, маги твоего уровня силы живут малограмотный не столь пятисот лет. Если, конечно, их невыгодный убива…


      — Сколько?! — Я опешенно вытаращилась нате него. — Ты серьезно?!


      — Я постоянно серьезен. Что тебя приблизительно удивило?


      — Ардан, во Ограниченном мире целую вечность безграмотный живут, — Линнелир поморщился. — Там а источников нет. А получи собственных ресурсах неплотный человечественный автохтон может промурыжить более шестидесяти-семидесяти лет.


      — Да ладно? — дэйнатар изумленно изогнул бровь. — Я, конечно, знал, что-нибудь людишки несовершенны, однако с намерением настолько?


      Стало обидно. Причем вдвойне, оттого, в чем дело? сказал спирт правду.


      — Ну извините, равно как можем, беспричинно равным образом выкручиваемся, — буркнула я.


      И чуть-чуть никак не поперхнулась, рано или поздно Арданэллир, смотря нате принца, уточнил:


      — Слушай, а ей противозатаскиватель аккуратно никак не повредит?


      — Точно, — ответил тот.


      — Ты уверен?


      — Абсолютно. Вспомни Даннелиона, оный около три месяца на ошейнике бегал, равно ничего. По-прежнему привет в духе бык.


      — Даннелион давно сего тогда жил равным образом проблем из резервом далеко не испытывал, — напомнил дэйнатар. — У Инги условия другая — она, в какой мере моя особа понимаю, кое-как ото магического истощения отошла.


      — Но отошла же, — разумно отметил Линнелир. — Короче, Ардан, как например присест поверь ми как бы специалисту, из-за малость часов на ошейнике нуль со ней никак не случится. — И, переведя лицезрение для меня, уточнил: — Полегчало?


      — Д-да, слыхать бы, — пробормотала я, всё-таки сызнова растерянная ото такого обсуждения здоровья собственной персоны.


      — В таком случае, удачного похода.


      Принц взмахнул рукой, равным образом пизда нами замерцала покров перехода. Виан со Эвой, борзо переглянувшись, враз переступили черту равно исчезли. Меня но придержал Арданэллир да напомнил:


      — Постарайся никуда далеко не влипнуть. И, неравно что, отнюдь не тяни да моментально снимай ограничитель.


      Я неспокойно кивнула. Только позднее мою руку отпустили, равным образом позволили поставить ногу на портал.



      Переход, впрочем, прошел незаметно. Всего единовластно акт — равно автор этих строк уж нахожусь на какой-то малый пыльной каморке, освещаемой лишь только с коридора. А во коридоре стоят, дожидаясь, Эва, Виан да Алекс. Причем получай большей частью улыбчивом лице блондина перевелся ни следа веселья, всего-навсего собранность.


      Увидев меня, Алекс кивком указал на сторону выхода.


      — Ну, что, поехали. Разделаемся из сим чертовым музеем и, надеюсь, окончательно.


      — Да уж, — ваш покорный слуга согласие кивнула.


      А во Эва, похоже, серьезностью момента безграмотный прониклась. Наоборот, ухмыльнулась равно заверила:


      — Не переживай, когда что, я тебя вдругорядь выкупим, невыгодный впервой. Ты всего только после постарайся одежду неграмотный всю зараз потерять. А ведь малограмотный прилично принцу нагишом шастать.


      Виан заржал.


      — Эвка! — забористо зашипел Алекс. — Не сбивай меня не без; рабочего настроя, ракалия ядовитая!


      — Это ваш брат в рассуждении чем? — неграмотный удержавшись, полюбопытствовала я.


      — Да ерунда, — буркнул тот.


      — Напротив, — невыгодный согласилась Эва равным образом изворотливо улыбнулась. — И вообще, твоя милость а самовольно обещал Инге, сколько симпатия обхохочется.


      И, вопреки сверху восстание Алекса, принялась рассказывать.


      Следующие полчаса, что-нибудь ты да я ехали сверху машине за вечерним заснеженным улицам, моя персона в сущности смеялась, почти что неграмотный переставая. Нет, разве вдуматься, регесты попаданства Алекса была жутковатая. Но ультра- контия весело, не без; подколками равно шутками пересказывали ее Эва равно присоединившийся для ней Виан.


      В результате пишущий эти строки успокоилась, а сам свой крошку выровнялось. И вспомнилось самое необходимое, в чем дело? нужно было на этом месте сделать.


      — Алекс, а у тебя устойчивый есть? — поинтересовалась у соотечественника.


      — Да, — симпатия кивнул. — А тебе зачем?


      — Родителям позвоню, чтоб безвыгодный переживали, — моя персона вздохнула. — Сам понимаешь, здесь ми пока что в особицу круги нарезать отнюдь не придется.


      Больше вопросов никак не было. Алекс достал изо кармана куртки смартфон равным образом протянул мне. Быстро в соответствии с памяти набрав штучка мамы, моя особа от нетерпением вслушалась во телефонные гудки.


      Сердце застучало сильнее. А если бы они уж узнали насчёт моем отсутствии? Потеряли меня? Перепугались? Господи, всего лишь бы не…


      — Алло? — минуя пару секунд раздался напев родительницы.


      Немного навевающий сон равным образом усталый, да может статься бы безграмотный взволнованный. Слава богу!


      — Привет, мам, сие я, — откликнулась я. Ох, как много сил пришлось приложить, в надежде оставить крик спокойным! — Я без затей хотела сообщить, который меня во командировку возьми выкопка отправляют. Там блат нет, где-то аюшки? буду званивать по мнению мере возможности.


      Мама для эту новизна отреагировала достанет спокойно. Правда, затем засыпала советами. Мне был продиктован роспись самых необходимых вещей да даны наставления безвыгодный восходить во заботы равно блюсти осторожность.


      Эх, коли бы возлюбленная знала во каких автор поуже неприятностях!


      Но свободно ваш покорнейший слуга предназначать маму на домашние проблемы далеко не собиралась. Просто соглашалась со всеми ее словами равным образом заверяла, что-нибудь всегда со мной короче хорошо.


      За разговором со родительницей автор равным образом безграмотный заметила, наравне автор сих строк добрались прежде бывшего места работы. Быстро перепроверив, до сей времени ли необходимое рядом нем, Алекс бросил нам короткое «пока» равным образом выскользнул с машины.


      Я от любопытством стала, было стремлять ему вослед — забавно ведь, в качестве кого нате «штурм» музея ходят. Однако Алекс попросту вследствие пару шагов вдруг исчез. Вот без затей взял равно растворился на воздухе.


      От неожиданности автор этих строк даже если глазищи рукой потерла, только хлопец где-то да далеко не появился.


      — Что вслед за ерунда? — встревоженно пробормотала я.


      — Да малограмотный переживай, по сию пору нормально. Это эльфийская ловкость обработать взгляд, — пояснил Виан.


      И потянулись минуты ожидания. Автомобильная печка грела, изо колонок вполголоса играла музыка. На улице начался снегопад, равно двум желтых уличных фонаря превратились во тусклые желтые пятна.


      Отстраненно смотря во окно, автор в уме переживала после Алекса равно всей душой желала ему легкого равно удачного похода. Хотелось, с целью возлюбленный побыстрей сделал еще сие злосчастное кольцо, да ты да я вернулись навыворот во Полуночный замок.


      Интересно, Арданэллир возьми хоть маленько в ту же минуту переживает? Впрочем, да, несомненно переживает. Он как-никак клялся заручиться мою безопасность, а ревизовать невыгодный может. Случись в чем дело? — ему а первому равным образом прилетит.


      Я не без; досадой прикусила губу. Мысль в рассуждении том, который Ардан беспокоится обо ми лишь по причине какой-то после этого клятвы, была неприятна.


      Внезапно, отрывая ото размышлений, по причине угла вывернула автомашина и, ослепив возьми минута дальним светом фар, припарковалась во нескольких метрах ото нас. Практически вмиг двери темной иномарки распахнулись, да оттоле вышли высоченный худощавый малец да эффектная блондинка.


      — А сим почто тогда надо? — выдохнул Виан да потянулся ко дверной ручке.


      — Вы их знаете? — удивилась автор равно насторожилась. Ибо токмо знакомых изо другого таблица нам тогда равно неграмотный хватало!


      — Светлые маги, — откликнулась Эва. — Блондинка — Марианна изо Совета старейшин Искристой обители.


      — Ого! — аз многогрешный одним пыхом занервничала. — Это плохо?


      — Нехорошо, — Виан помрачнел. — Мы неграмотный на ссоре, только теперь они совершенно тутовник никак не ко месту. Инга, неграмотный высовывайся, — распорядился некто да выскользнул возьми улицу.


      Следом изо механизмы выскочила да Эва. Я а подвинулась ко двери да приоткрыла окно, с намерением слышать светящий разговор.


      — Откуда твоя милость здесь, Марьяна? — умиротворенно поинтересовалась у коллеги сообразно цеху Эва.


      — И тебе доброй ночи, — хмыкнула блондинка. — У меня ко вас такого склада но вопрос: зачем ваш брат тогда забыли? И идеже Алекс? Неужели прошлых неудач оказалось мало, равно возлюбленный решил в который раз вылизать музей?


      — Ну, симпатия — мужчина настойчивый. Не любит сохранять незавершенные дела, — Виан развел руками.


      — Ага, конечно, — Марианна поморщилась, а в дальнейшем отчетливо посерьезнела. — Так, а сегодня кроме шуток. Что такого ценного принцу Линнелиру потребовалось во музее?


      — С почему твоя милость решила, как бы я в этом месте по мнению его приказу? — понятно удивилась Эва.


      Впрочем, Марианна безвыгодный впечатлилась.


      — Если бы твоя милость вяще времени уделяла делам обители, Эвелина, в таком случае знала бы, почто потом недавних событий после домом из порталом изо Полуночного замка установлена слежка. — Она кивнула на сторону своего долговязого спутника. — Вот ми равно сообщили по части вашем появлении.


      — Кстати, их было четверо, — нечаянно подал напев пособник Марьяны. — Не конца нет вновь слабый пол — темного мага.


      Та зловеще глянула получи и распишись машину.


      — Даже так? И кого ваш брат после этого прячете? Пусть выходит.


      — Зачем? Для разговора равно нас хватит, — парировал Виан.


      — Не хочу, воеже ми на спину резак прилетел, — скривилась блондинка. — От вас, темных, в чем дело? нравиться позволяется ожидать. Так в чем дело? пес от ним выходит, иным способом аз многогрешный самоё ее выну.


      В голосе светлой зазвучал металл, через которого за коже пробежали мурашки. Я точь в точь неосознанно почувствовала, почто сие за тридевять земель невыгодный пустобрюхая угроза. Судя согласно решительному выражению лица равным образом блеску во глазах, сия светлая машину раскурочит по образу консервную банку, только лишь подоплека дай. А нам без дальних слов лишние проблемы решительно ни для чему. Может пока что удастся выпроводить ее по-хорошему?


      Открыв дверь, ваш покорнейший слуга подошла ко Виану, получи поторапливайся сочиняя легенду насчёт своем тутовник появлении. Даже едва придумала оправдание, но… только ми инда пустословие заметить далеко не дали. Марианна насилу-насилу скользнула сообразно ми цепким взглядом равно от торжеством улыбнулась.


      — Сильный двусмысленный чародей со ошейником, равным образом Алекс на музее, откудова сбежал Азарвил. Так-так-так, — следующий оценивающий взгляд. — И подо изображение наследницы возлюбленная беда подходит. Зачем а ваша сестра семо пришли, а?


      Издевательский окраска вопроса безвыгодный предполагал ответа. Собственно наш брат равным образом молчали. Напряжение возрастало из каждой секундой, а у меня оглушительно билось сердце. Нас раскусили, а моя персона пусть даже цвета кармина земля теперь произвести мамой клянусь безвыгодный смогу!


      — Хотя можете невыгодный отвечать, моя особа да этак поняла, — прерывая затянувшуюся паузу, разрешила Марьяна.


      И резко, размахнувшись взмахнула рукой. Вмиг охвативший ее сосиски ослепляющий огонь рванулся для нам из Вианом.


      Я всего-навсего равным образом успела, что-нибудь перепугано вскрикнуть, по образу сразу в его пути взметнулась вьюга, вставая морозной преградой да рассеивая заклятие Марьяны.


      — Эва? — остолбенело выдохнула та, опуская руку. — Какого демона твоя милость творишь?!


      — Я никак не дам тебе их убить, — физиомордия темноволосой магички заострилось, а зеницы полыхнули ядовитой зеленью.


      — Не дури, Эва! Они враги! Опусти щит!


      — Для тебя враги. А моя персона защищаю друзей.


      — Друзей?! — Взвизгнула Марьяна. — Они темные, сумасшедшая! А твоя милость своими руками отдаешь им отпирка ко силе тирана, кой насилу-насилу нас всех малограмотный уничтожил! Опомнись!


      — Азарвил мертв, — напомнила Эва. — Они — невыгодный он.


      — Да невыгодный иногда других темных! Пойми, они целое одинаковые!


      — Ты ошибаешься.


      — Я отнюдь не могу ошибаться! — Марианна сузила сверкнувшие голубым пламенем глаза. — Я — старейшина! И автор этих строк приказываю: опусти щит!


      Мгновение молчания равно жесткий, победоносный ответ:


      — Нет.


      Даже невыгодный имея понятки в отношении том, какие инструкция середь магов Искристой обители, мы сообразила, что-нибудь несогласие послушаться прямому приказу старшего по мнению званию для добру неграмотный приведет. И ярость, исказившая внешний вид лица Марьяны, догадку совсем подтвердила.


      — Значит, Эльзбет была права. Ты чрезвычайно несть общалась вместе с темными равным образом поддалась их влиянию, — прошипела она. — Ты архипредательница, жизненная сила Ран! Отныне приглашать тебя будут всего только так! И автор собственной персоной подпишу повеление что до твоей смерти!


      После в чем дело? во нас опять-таки полетели сияющие сгустки, притом сейчас они были несравненно больше! Магичка разошлась безграмотный для шутку, ко тому но ко ней присоединился худощавый помощник, где-то что-то Эве пришлось нелегко. А об ответном ударе инда речи неграмотный шло.


      — Я до второго пришествия безграмотный продержусь, — выдохнула девушка. — Тем более, поспешно на этом месте хорэ будет светлых.


      — Долго да невыгодный надо, — Виан поуже шарил по части карманам куртки.


      Миг, да некто достал многоугольную золотую бляшку-диск, на центре которой был вставлен черный как смоль закругленный камень. Сжав странную штуковину во руке, Виан направил ее получи нападавших. Кристалл словно по волшебству налился пурпуром равно ударил алым лучом. Магический лазер от шипением пробил защиту худощавого парня равно дословно прошил его насквозь.


      Светлый захрипел равно начал находить пристанище возьми землю. Тело его охватило багровое свечение, превращая мага на кровавую волокнисто-студенистую бесформенную массу.


      Я на ужасе смотрела сверху это. Желудок одиозно сжимался ото рвотных позывов.


      Тем временем, Виан направил ладанка получи и распишись озверевшую Марьяну, хотя ее ограждение оказалась безвыгодный во прототип прочнее, нежели у помощника. Луч только коснулся ее да исчез. Зато с ответной молнии светлой магички щиток Эвы тревожно завибрировал, намекая, ась? снова порядочно подобных ударов, равным образом возлюбленный невыгодный выдержит.


      Почувствовала сие да Марианна и, победно улыбнувшись, сызнова вскинула засиявшую руку. Но вдруг раздался ветром подбитый треск, равно ее прикрытие исчез, а во плечо блондинки вонзился одинокий кем-то нож. Взвыв через боли, Марианна пошатнулась да тогда но была отброшена снежной вихрем Эвы получай добрых метров пять.


      Блондинка попыталась подняться, однако, увидев, что-то Виан ещё вскинул руку со амулетом, вмиг расчертила на воздухе кредо перехода равно исчезла.


      А для нам уж подбегал мятущийся Алекс.


      — Эй! Всего бери полчасика вы оставил, да уж вляпались. Кто сие был?


      — Моя подруга. Бывшая, — грустно сообщила Эва.


      — Оу, — спирт недоумевающе потер переносицу. — Тогда сорри. Я, наверное, бесполезно ее ранил?


      — Наоборот. Жаль, что такое? малограмотный убил.


      — Кстати, здорово попал, — похвалил Виан. — А то, помнится, спервоначалу всё-таки спрашивал, держи какой ночница аз многогрешный для тебе пристаю да заставляю ножи изучать метать.


      — Слушайте, может, поедем сделано отсюда? — лихорадочно предложила аз многогрешный да оглянулась согласно сторонам. — Даже даже если буква блондинистая глиста сбежала, остальные-то ее братва сызнова могут семо приехать.


      — В этом твоя милость права, — Алекс в два приема посерьезнел. — Надо сматываться.


      — Тогда отдавай Инге кольцо, да поехали, — истомленно произнесла Эва. — Надеюсь, твоя милость вместе с ним вернулся?


      — Да, — отечественный безупречный воришка кивнул равным образом полез на карман. — Кстати, изрядно бегло его эврика и… блин, верно идеже оно?


      — Только безвыгодный говори, что-то твоя милость его потерял! — ты да я слаженно во панике уставились в Алекса.


      — Не потерял! — огрызнулся тот. — Кольцо по правилам во кармане, да автор его невыгодный чувствую! Оно бестолково исчезло в соответствии с дороге! Сами виноваты — никак не детородный орган чародействовать было!


      — Дай сюда, — мы непременно подошла ко Алексу равным образом полезла вышаривать во кармане его штанов. Весьма вместительном, кстати! Накладном, со какими-то штучками-отмычками внутри. Пришлось тщательно выяснять каждую, с намерением безграмотный исключить свое.


      От таких активных действий Алекс аж смутился, выдохнув:


      — Инга, аккуратнее! Я а в такой мере возбудиться могу!


      — Очень далеко не советую, — отметил Виан. — Тебя попозже Ашшарисс сожрет. А Инге ото дэйнатара достанется.


      — А притом на этом месте Ардан? — от легким раздражением уточнила я, продолжая ковыряться во кармане Алекса.


      — Действительно, ни присутствие чем, — здесь но охоче согласился работник равным образом порядком оскалился. — Это спирт прямо беспричинно бери нас зверем смотрел.


      Я несогласно фыркнула да собралась пояснить, сколько дэйнатар печется насчёт моем гигиея только что по вине договора. Но после этого щипанцы нащупали кольцо, да мысли в мгновение ока сменили направление. Быстро выудив находку наружу, автор этих строк с настроением выдохнула:


      — Нашла!


      — Отлично. Надевай, да поехали. Пора возвращаться, — скомандовал Алекс равным образом первым направился ко машине.


      Быстро нацепив кольцо, моя особа ощутила приятное тепло. Золотой ободочек густо обхватил палец, равно получи и распишись душе махом следственно легче. Все, со первый проблемой покончено. Теперь осталось только лишь вернуться во Полуночный замок.


      Когда механизм тронулась от места, автор этих строк инда чуточку расслабилась… ровнехонько давно восклицания сидящей подле со мной держи заднем сиденье Эвы:


      — Алекс, тормози!


      А во всяком случае наша сестра аж сотни метров безвыгодный все


      — Какого черта? — отчетливо остановившись на, известность богу, несущественный улице, обернулся ко нам тот.


      — Они собираются почти здания, — бегло выдохнула Эва. — Меня до этих пор невыгодный отключили через общей тревожной сети, моя особа требование слышу. Нас невыгодный пропустят, за крайней мере, нас не без; Ингой точно. О вы отнюдь не говорится ничего, а сверху наших образах смертельная пятно стоит.


      — Час с часу неграмотный легче, — ругнулся Алекс.


      А моя персона беспричинно вспомнила повесть Лены в отношении недавнем бое Линнелира да Даннелиона напересечку светлой толпы равным образом сглотнула. Если ажно их, сильнейших магов, насилу-насилу безграмотный пришибли, в таком случае у нас не насчет частностей пробиться в люди не принимая во внимание шансов.


      — И что-то создавать будем? — пробормотала я. — Ведь, в какой мере автор этих строк понимаю, отсюдова автор ни одной души бери воспособление родить отнюдь не сможем? Как во портал пройти?


      — Ну, твоя милость можешь сбросить ошейник, равно тебя выбросит изо Ограниченного решетка автоматом, — отметил Виан. — Правда, черт знает куда, только позволяется хорошенького понемножку равно Ашшарисс позвать.


      — А против всякого чаяния сие склифосовский базисная точка города, равным образом меня с годами грохнут вмиг же? — моя персона поежилась. — Не, непостоянно нескрываемый угрозы нет, подвергаться опасности малограмотный стану.


      — Эх, нам бы взять хоть однажды со Линнелиром связаться! — Алекс взъерошил волосы. — Он так-таки нате поразительный инцидент равно на другом месте может портал открыть.


      — Ну, позволительно затаиться равно погодить немного, — предложила автор вариант. — Через день, даже если наш брат невыгодный появимся, Линнелир равно Ардан олигодон безошибочно забеспокоятся равно решат самочки проверить, что-нибудь шелковица происходит.


      — У нас кто в отсутствии дня, Инга, — беспросветно сообщила Эва. — Спрятаться туточки может только лишь Алекс. Ну, или, возможно, Виан, вследствие силе амулета. Наши но не без; тобой ауры вничью далеко не прикрыты. Ты тутовник слаба, а моя особа без затей неграмотный смогу исчезнуть ото своих. Пара-тройка часов, равным образом нас обнаружат.


      — Хм, безграмотный вариант, да, — ваш покорный слуга куснула губу. — Слушай, а Марианна до того мощнее тебя, да? Может, твоя милость равно как смогла бы портал создать, что она?


      — Нет, — барышня мотнула головой равным образом поморщилась. — По силе наш брат приближенно равны, исключительно у нее более развита атака, а у меня защита. А портал — стандартный, из привязкой держи Искристую обитель. Туда-то равным образом моя персона могу прыгнуть… вернее могла. Сейчас сие мгновенное самоубийство.


      Я почувствовала себя виноватой.


      — Извини. Ты ради меня влипла.


      — Не всего-навсего с подачи тебя, — в точности поправила Эва, а позже амором перевела тему: — Ладно, возвращаемся ко вопросу, в чем дело? делать?


      — Нам нужна помощь, — сообщил очевидное Виан. — Вот всего лишь отколе ее взять?


      В салоне аппаратура возникла напряженная тишина. Через ряд минут аз многогрешный пусть даже начатки не шутя прикидывать, какова шанс родить ко дому из порталом пожарников равно МЧС, равным образом после во общем хаосе кому-то пройти внутрь. Но тута Алекс предисловий хлопнул себя соответственно лбу.


      — Есть у меня вариант, кажется, — сообщил он. — Не уверен, сколько сработает, да опробовать можно.


      — Какой? Своих братков бывших получи и распишись вспомоществование позвать? — Эва скривилась. — Так напротив светлых магов они невыгодный покатят.


      — Нет, — Алекс свободно улыбнулся. — Не братков. Эльфов.


      Мгновение Эва ошарашено смотрела сверху него, а следом закашлялась. Да равным образом Виан отреагировал никак не лучше, как немазаное колесо выдавив:


      — Ты серьезно? Так вы а всех… того… тож невыгодный всех?!


      Алекс хлестко покачал головой. И, на полной мере насладившись выражениями лиц друзей, бурно пересказал занятную историю связи не без; одним изо обитающих во нашем мире эльфов.


      Впечатлилась да я. Чтобы тут, возле со мной, бочок относительно бок, эльфы жили? Невероятно!


      А Алекс достал с нагрудного кармашка визитку не без; контактами равным образом уточнил:


      — Ну что, звоним?


      — Звоним! — разом подтвердили мы.


      Включив громкую связь, дьявол набрал номер.



      Несмотря возьми опасения равно то, почто стояла глубокая ночь, трубку взяли уж потом второго гудка.


      — Да? — послышался постоянный мужичий голос.


      — Привет, Аурелиус, — лихо произнес выше- эльф-вор. — Меня зовут Алекс. Не знаю, помнишь твоя милость меня, иначе нет, да наша сестра со тобой изрядно месяцев вспять во одном торговом центре столкнулись. Ты советовал если на то пошло подальше с магов содержаться равным образом визитку свою дал возьми приключение проблем.


      — Помню, — речь мужской пол за единый вздох стал жестче. — Что вместе с тобой?


      — Ну, собственно, проблемы от магами да есть, — ответил Алекс равно ахнуть неграмотный успеешь обрисовал собеседнику ситуацию касательно светлых, заблокировавших с дороги для порталу на разный мир.


      Впрочем, аноним неграмотный проникся.


      — И что? В томишко мире по отношению ко всему выгодно отличается невыгодный показываться, особенно молодняку по-видимому тебя, — отметил он. — Убьют.


      — Не убьют. И, ко тому же, аз многогрешный неграмотный один. Моим друзьям также тама надо.


      — Дай догадаюсь, также магам? — раздался бесстрастный смешок.


      — Да, — малограмотный стал недосказывать Алекс. — Так твоя милость можешь помочь?


      Мы затаили дыхание. Я аж грабки исподтишка скрестила на надежде нате единство незнакомца…


      — Тебе бы, может, равно помог, — прозвучало на ответ. — А им зачем? Разборки среди магами нас безвыгодный касаются.


      Алекс задумался. Хмурясь, скользнул взглядом по мнению мне… равным образом неожиданно дрогнул, можно представить осененный догадкой, равным образом для одном дыхании выпалил:


      — У нас клавиша ко книге Азарвила, во которой написано, каким образом появились дэйнатары, да на правах их не запрещается грохнуть.


      Тишина нате другом конце кабель была безусловно изумленной, однако недолгой. Секунда-другая, равно с мобильника раздалось отрывистое:


      — Убедил. Говори, идеже ваша милость находитесь.



      Алекс аллегро описал наше местоположение, в дальнейшем что такое? получил внушение увидеть друг друга у одного изо торговых центров, которые находились ориентировочно нате полдороги ото здания от порталом во Полуночный замок. Согласившись, Алекс отключил мобильник равным образом вновь завел машину.


      Мы вдругорядь мчались в соответствии с ночной Москве, а погодя минут двадцать еще парковались у нужного торгового центра. На стоянке было пустынно. Поэтому, рано или поздно после порядочно минут семо завернул автомобильчик представительского класса, безграмотный возникло сомнений во том, что-нибудь сие тот, кто такой нам нужен.


      Когда мотор припарковалось рядом, автор отнюдь не сговариваясь вышли бери улицу. А с аппаратура появился большой важно копненный мужчина. Черное элегантное ватерпруф рентабельно подчеркивало его фигуру. Светлые букли каскадом спадали в области плечам, оттеняя ветром подбитый загар получай спокойном лице. Синие ставни мужской элемент упорно оглядели каждого с нас, со временем что остановились получай Алексе.


      — Рад новой встрече, — поприветствовал гном да кивком указал в нас. — Ты им воистину в такого типа мере доверяешь?


      — Да, — Алекс кивнул. — Виан да Эва — мои напарники, да им автор этих строк поуже никак не присест обязан жизнью. А Ингеборга владеет артефактом Азарвила.


      Нас одарили очередным взглядом, да тогда случайно речение взяла Эва:


      — Простите, ваш брат — эльф? Но сие невозможно! — возлюбленная удивленно смотрела в мужчину. — Ваша аура, она… ваш брат чай рядовой человечный маг. Слабый глухой маг, равно только.


      Мужчина холодно, от легким превосходством улыбнулся да отодвинул ответвление запястья, продемонстрировав большой «ролекс». Потом отчетисто нажал держи часах одну с кнопок равным образом в одно идеал время насилу уловимо изменился. Казалось бы, сносно особенного. Ну, ухо несколько увеличились, так точно внешность лица стали побольше совершенными, властными, притягивающими взгляд. Но, вопреки сверху то, зачем молодой человек нынче просто излучал силу равным образом опасность, сам аз многогрешный сразу почувствовала ко нему симпатию.


      А видишь Виан равным образом Эва отреагировали несравненно паче бурно. Наемник вытаращил глазищи да выматерился, а Эва охнула равным образом недоуменно пробормотала:


      — Но во вкусе такое возможно? Мы ведь… автор сих строк должны были относительно вы знать! Ведь аж что касается спасении Алекса наши маги оставили заметки! И крата вы переместили сюда, мы…


      — В нынешний подлунный мир переместили нас безвыгодный светлые маги, девочка, — из пирушка но улыбкой прервал эльф.


      — Неужели темные? — снова пуще растерялась она.


      — И невыгодный темные.


      — Тогда как?! Ведь портал — изначально магическое действие, равным образом вы дьявол никак не доступен!


      — Ты истинно хочешь сие знать? — хмыкнул мужчина.


      — Мы всегда хотим сие знать, — вступил на словца два Алекс. — Я хочу сие знать, Аурелиус. Я все же не вдаваясь в подробности малограмотный думал, зачем бог знает кто с нас вновь остался на живых.


      Эльф помрачнел, только всё-таки а кивнул равно ответил:


      — Когда я поняли, что такое? спасения нет, пришлось задавать вопрос вслед через ко богам. Чтобы перебазировать такое сумма эльфов разом, нужен был неизвестно кто могущественный. К Темнейшему наша сестра направиться безвыгодный могли — спирт стоял для стороне дэйнатаров да их создателя. Светлейший помогает исключительно светлым магам. Поэтому отечественный император Литтоил Седьмой воззвал для Двуликой.


      — К Двуликой?! — Не выдержав, изумленно воскликнула Эва. — Но однако симпатия малограмотный отозвалась бы прямо-таки так! Тогда симпатия потребно был…


      — Принести значимую жертву, да, — Аурелиус кивнул равным образом до данный поры лишше нахмурился. — Он равно принес. Ценою нашего спасения стали жизни Литтоила равно его супруги. Кровь сияющей Альбеллы да последнего с королевского рода Эльро Андиннэль.


      При последних словах Алекс осунулся равным образом удобоваримо скрипнул зубами. Да уж. Печальная летопись хоть меня ради душу взяла, а ась? бросать насчёт нем? Речь-то в отношении родителях, похоже, идет.


      В попытке поддержать, для нему подошла Эва да взяла следовать руку.


      — Ну, безвыгодный переживай, адамовы времена весь в равной степени малограмотный вернешь. Зато твоя милость многое ради будущего сделал. Они бы тобой гордились.


      — Знаю, легко ми было бы несравнимо легче, даже если бы жертвой из чего можно заключить черт знает что другое, — неутешительно произнес Алекс.


      — Вы относительно чем? — настороженно хмурясь, спросил Аурелиус.


      — Он — конечный с королевского рода Эльро Андиннэль, — пояснила Эва.


      — Ты? Сын Литтоила? — гном со недоверием вгляделся на Алекса. — Невозможно!


      — Возможно! — победоносно заявила Эва. — Я сам читала хроники по части том, на правах Литтоил Седьмой оставил ребенка во Искристой обители. А следом наши маги, выполняя пари договора, переместили его на другой породы мир, с целью сховать через преследования. Так, с намерением следов далеко не осталось даже если про наемников.


      — Но не без; в чем дело? ваша милость предисловий решили, аюшки? сие воистину он? А малограмотный под стол пешком ходит кого-то изо нас?


      — Активное обструкция на крови, — ответила магичка. — Он бери наших глазах пурпурные решетки руками уничтожал!


      — Хм… — вот взгляде Аурелиуса так же читалось сомнение. — Я бы хотел питать доверие для кому вашим словам, однако отнюдь не могу, самочки понимаете.


      Тут Виан вытащил с кармана ранее ему и игра в карты в руки артефакт равным образом показал эльфу.


      — Здесь осталось единаче двушник заряда, — сообщил некто да вскинул руку.


      Мы инда сморгнуть малограмотный успели, как бы изо камня во артефакте вырвался розово-пурпурный свч-лучи равным образом ударил во сердце Алекса. С шипением проделал во его куртке равным образом водолазке дыру размером не без; живодер и, через силу соприкоснувшись со кожей, потух.


      — Твою ж!.. — ругнулся Алекс, из расстройством уставившись держи испорченную одежду. — Экспериментатор! Предупредить далеко не грядущее была? Я б по малой мере расстегнулся! Такую произведение попортил, скотина…


      Продолжить ему помешали медвежьи объятия отошедшего ото ступора эльфа.


      — Главное — результат, — хохотнул Виан.


      — Он прав, в настоящее время у нашего народа появилась надежда, — подтвердил Аурелиус, отпуская чуточку растерявшегося через такого склада бурной реакции Алекса. — Сегодня а разошлем похоронка в соответствии с общинам. За сутки, думаю, соберутся все, да допускается склифосовский препроводить тебя главам. А со временем да официальную коронацию провести.


      — Эй, какое «представить»? — занервничал выше- вор. — Какая коронация, получи и распишись фиг? Придержи коней, у меня снова обстановка во другом мире остались! Нам надлежит вернуться во Полуночный замок, забыл?


      Блондин нахмурился.


      — Твоим приятелям автор помогу, конечно. Но тебе целое а придется остаться.


      — С что вдруг? — опешил Алекс равным образом да мы из тобой вкупе из ним.


      — Я отнюдь не могу тебя отпустить. Ты больно важен с целью нашей расы, с тем мыкать горе такому риску.


      — Риску? Слушайте, ваш покорнейший слуга далеко не ребенок, все-таки!


      — И почем твоя милость сможешь промурыжиться визави среднего дэйнатара, «не ребенок»? — поинтересовался Аурелиус.


      Алекс бери минутка поморщился, видимо, вспомнив несколько неприятное. Но дальше цепко мотнул головой.


      — Какая разница, сколько? Нападать нате меня последняя вязальная игла в колеснице безвыгодный будет! Я, посередь прочим, ноне ваша сестра тутовник прятались, выбил разрыв охоты в себя равным образом всех эльфов, даже если равно никак не верил, что-нибудь сызнова кого-то найду!


      — Ты — что? — Лицо Аурелиуса вытянулось. — Но как?!


      — Как, как, смотри так, — буркнул Алекс. — Освободил Азарвила, а далее помог прихлопнуть во сделка держи обет подводить черту из нашим геноцидом. Так почто весь для мази, контракт подписали безвыездно Темные королевства, в фолиант числе и дэйнатаров. Конечно, сии белобрысые морды глубоко обосновались во Туманном, однако придумаю что-нибудь. Вон, книжечку интересную из Ингой почитаем, например.


      — Ты… ты… то, аюшки? твоя милость есть — невероятно! — выдохнул эльф.


      — Жить захочешь, вновь равным образом далеко не таково раскорячишься, — Алекс поморщился.


      — Ты превзошел своего отца!


      — Ой, видишь только лишь сего пафоса безвыгодный надо, а? Да равно вообще, моя персона невыгодный безраздельно сие делал. Мне Шер помогала.


      — Шер? — далеко не понял Аурелиус.


      — Ашшарисс. Богиня равным образом моя покровительница.


      — Покровительница? — Мужчина скривил губы. — Из токмо пантеона твоя милость выбрал слабую девчонку?


      Лицо Алекса мигом переменилось, обращая смешливого парня во серьезного, аж жесткого мужчину.


      — Не выкладывай насчёт ней на таком тоне, — ледяным, непререкаемым тоном потребовал он.


      И эльф, этот, казалось бы, апломбистый равным образом непробиваемый тип, по непредвиденным обстоятельствам опустил глаза.


      — Извини.


      — Забыли. — Алекс взъерошил волосы, еще раз становясь самим собой. — Давай не чета сделано разрулим проблему из блокирующими поди магами.


      Эльф немногословно кивнул и, достав изо кармана макинтош мобильник, отошел возьми до некоторой степени шагов. Из обрывков коротких фраз автор этих строк поняла, ась? некто вызывает семо до этих пор кого-то.


      Быстро закончив переговоры, Аурелиус вернулся равно сообщил:


      — Скоро подъедут наши, равно позволено бросьте выдвигаться.



      Глава 00



      Ждать получи и распишись морозе пишущий эти строки смысла безвыгодный видела, отчего открыла дверка автомобиля Алекса равным образом комфортно устроилась бери заднем сидении, оставив плита просто-напросто хоть сколько-нибудь приоткрытой. А вишь накипь что-то продолжили стоять, идеже были. Над стоянкой повисла напряженная тишина.


      Правда, длилась симпатия недолго. Буквально сквозь малость минут Алекс безвыгодный выдержал и, посмотрев возьми Аурелиуса, полюбопытствовал:


      — Слушай, а на правах ваша милость тогда обустроились?


      — Как видишь, неплохо, — хмыкнул троль да кивком указал бери кровный автомобиль. — Наш портал открылся во районе Урала. Конечно, попервоначалу да мы вместе с тобой особняком принципы никак не имели, который в этом месте да как. Людьми и, тем более, людьми во Ограниченном мире автор в жизни не в отдельности безвыгодный интересовались. Но сие недогляд было исправлено быстро. Разведав местную ситуацию, автор сих строк узнали, который магии тутовник равно взаправду равно как таковой нет, зато лакомиться технология. Разобраться во ней было несложно, впрочем, наравне равным образом на политике. И превратить равным образом в таком случае равно другое себя в пользу, тем более монета к сего имелись, а наши врожденные талантливость во этом мире остались.


      — А равно как а местные? — удивленно уточнила я, далеко не выдержав да высунувшись изо машины. — Неужели сам черт никак не заметил, что такое? с ниоткуда появилось столько народа?


      — Наш окончание до местному летоисчислению соответствовал концу восьмидесятых годов, — Аурелиус нетребовательно улыбнулся. — В в таком случае время, конечно, нас невыгодный чрезмерно устраивало существующее состояние дел. Пришлось несильно встряхнуть здешний народец, наметить подходящего кандидата во аппарат местное равно оделить его нужным очарованием да харизмой. Пара контролирующих эльфов вблизи — равным образом ко человечку стали прислушиваться, вслед за ним пошли. Ну а ноне отечественный ждущий упоенно прыгал по части танкам да вел следовать на лицо племя ко лучшей жизни, наш брат взяли то, сколько хотели. Завладели несколькими предприятиями, землями, да живот исподволь наладилась.


      От такого рассказа моя особа целых респирация затаила. Ведь, получается, разве кьюпи неграмотный врал, а спирт безусловно безграмотный врал, ведь беспредельщина на начале девяностых годов — их рук дело!


      — Обалдеть! Так чисто который страну разворовал, — Алекс присвистнул, разделяя мое изумление. — Новые русские эльфы, блин, вот всех смыслах сего словосочетания.


      — Поверь, местные человечки принимали во этом малограмотный поменьше активное участие, — отмахнулся Аурелиус. — Мы им попросту открыли к сего возможность. Да да какая разница, на целом? Главное, получай сей пора автор обеспечили себя комфортное существование, ну да равным образом об окружающей среде заботимся куда как паче людей. Как бы со временем ни было, а нынче да мы от тобой живем здесь, а благодаря чего точка соприкосновения имущество только лишь для руку.


      Нет, неужели следует же!


      Я аж помотала головой ото невероятности токмо озвученного. Недаром нет слов всяких передачах насчет заговоры правительственные инопланетян упоминали! Вот лишь десятая спица равно далеко не догадывался, почто сие из-за «инопланетяне» сверху самом деле, да идеже в частности находятся.


      — А маскировка? Откуда она? — вклинилась на словца два Эва. — Это фактически невыгодный магия.


      — Не магия, — подтвердил Аурелиус равным образом дружески пояснил: — Чистая технология. Когда я обжились, так стали предприимчиво интересоваться различными научными исследованиями. Здесь опять-таки магии нет, а комфорта равным образом хочется. И одно с них таких исследований показало, почто вид нашей ауры чтобы чужих зеницы дозволительно совсем нечего делать откорректировать, мало сместив округ бурный спектр. Поскольку маги на Ограниченном мире невыгодный редкость, а я отнюдь не были готовы со ними контактировать, такая маскирование оказалась очень удачна. В клепсидра встроен мини-излучатель индивидуального щита. Единственное его стеснение во том, что-то возлюбленный сажает батарейку из-за день-два. Это толкает нас получи сканирование новых энергоносителей.


      За разговором минута пролетело незаметно, и, увидев, в качестве кого в стоянку заворачивают четверка черных гелендвагена, мы даже если отдаленно удивилась. Впрочем, почти что махом взыграло любопытство: равно как выглядят боевые команды эльфов? Судя за Аурелиусу, для привычных братков они определённо невыгодный должны взяться похожи.


      Я хоть с механизмы вылезла, от интересом наблюдая, во вкусе внедорожники паркуются возле со нашей компанией.


      А через пару мгновений двери машин открылись, да стали вылезать они. Эльфы.


      Мои ожидания оправдались полностью. Двадцать эльфов оказались, на правах один, одеты на черные длинные пальто. Все высокие, не без; длинными светлыми волосами равно совершенными чертами лиц они, пожалуй, вничью неграмотный уступали дэйнатарам. В голове в один момент вспыхнула шитье изо сказки: «Все равны вроде возьми подбор, вместе с ними дядько Черномор».


      Нашу компанию они одарили равнодушным взглядом, а Аурелиуса поприветствовали коротким кивком.


      Тот разом перешел для самому главному, при полном параде возвестив:


      — Лорды! С гордостью представляю вы наследного принца Алексиса, последнего с королевского рода Эльро Андиннэль! — равно указал рукой получай лихорадочно кашлянувшего Алекса.


      В на первом месте морг белоголовый когорта опешил, а впоследствии нижестоящий впереди мальчик со недоверием уточнил:


      — Аурелиус, ежели сие шутка, так вовсе малограмотный смешная.


      — Дэртэль, твоя милость но прекрасненько знаешь, что-нибудь такими вещами неграмотный шутят, — со всей серьезностью проговорил эльф.


      Взгляды всех эльфов дословно впились во Алекса, со непередаваемой смесью радости равным образом восхищения. А Аурелиус, тем временем, указал уж получи меня.


      — У этой девушки треншальтер ко книге Азарвила, идеже я сможем разведать об появлении дэйнатаров да встретить манера отомстить.


      От доставшейся порции всеобщего внимания пишущий эти строки сглотнула.


      — Это невероятные известия, — медленным темпом произнес Дэртель. — И наследник, равным образом артефакт! Мы должны заявить во всех отношениях об этом!


      — Но к основы нам требуется вернуться во Полуночный бург да выудить книгу на руки, — тогда но ахнуть далеко не успеешь напомнил Алекс, видимо, вспомнив об «угрозе» коронации.


      — И который но вам останавливает? — не без; недоумением уточнил сызнова одинокий эльф, защищающий чуток правее.


      — Предположительно под лад десятков светлых магов, — несложно ответила Эва.


      — Всего брат десятков? Тоже ми проблема.


      И приблизительно убежденно сие прозвучало, зачем ми аж выходит маленечко вот жалость поджидающих нас светлых. Похоже, эльфы, подстегнутые появлением Алекса да мой кольца, любые преграды готовы были снести.


      — Выдвигаемся, — заключил Аурелиус. — Мы равным образом таково очень век скрывались.


      Алекс души объяснил, куда как надлежит попасть, потом аюшки? ты да я выслушали наставления, который вытворять до приезду во нужную точку. Спустя пару минут цепочка машин покинула пустую парковку.


      — Слушайте, а вам уверены, почто они справятся? — наблюдая во время ради нашим ночным кортежем, далеко не выдержав, уточнила я.


      — Инга, сие старшие эльфы. Им на бузовый конец планирование по части триста всем, — сообщила Эва, отдаленно поежившись. — Да равным образом Аурелиус отнюдь не нечаянно на своем приветствии назвал их лордами. Они безусловно изо тех, кто именно снова не без; дэйнатарами сражался, а, значит, весть сильны во бою. Честно говоря, мы уверена, что-нибудь наши маги никак не захотят не без; ними связываться. Тут сверх шансов.


      — Надеюсь, — пробормотала моя особа равно раздражительно куснула губу.


      Чем ближе ты да я подъезжали для конечной цели, тем пуще билось сердце. Пришлось упражняться самовнушением да советовать себя на том, аюшки? однако короче хорошо. За принца равно ошейник сверху моем пальце эльфийская свора порвет любого. К тому же, получай необыкновенный случай, аз многогрешный да парфорс могу снять.


      Остановились автор сих строк метров вслед за двести с здания вместе с порталом. На стержневой созерцание ночная дорога казалась тихой да безлюдной.

  

      — Удачи нам, — подбодрил Алекс, равным образом наша сестра вышли для дорогу.


      Почти моментально но нас обступили эльфы. В плотном кольце из-за широкими мужскими спинами следственно куда как спокойнее. Правда, ненадолго. Стоило прошествовать серия метров, вроде шедшая возле со мной Эва надрывно вздохнула да проговорила:


      — Нас заметили.


      — Ну, наша сестра равным образом безвыгодный скрывались, — хмыкнул Виан.


      А во нижеследующий момент с ближайшего здания высыпали люди, выстраиваясь на шеренгу равно перекрывая нам путь. Не теряя времени, светлые маги вскинули руки, равным образом их сосиски охватило сияние. Ударили они одновременно, действуя, во вкусе дружный механизм. Яркие вспышки осветили улицу, равным образом мы сжалась с страха, ожидая услыхать удар…


      Но шаровые да обычные молнии возьми подлете без труда исчезли!


      Словно бы 0D-фильм смотришь: туз есть, бряцание есть, а ощущения отсутствуют.


      — Эльфийский щит! Невероятно! — заворожено выдохнула Эва.


      Впечатлились равным образом противники, аж ударить перестали. Из шеренги выступил долговязый черненький дядя равно поднял руку ладонью вперед, во примиряющем жесте. После сего медлительно подошел ближе равным образом не без; напряжением спросил:


      — Кто вы?


      Единым плавным движением эльфы отключили излучатели на своих часах. А позднее Аурелиус подо общий, ненарушимый изумления ложечка светлых магов вяло сообщил:


      — Я — Аурелиус Таннегрион, коновод Совета Лордов туманных эльфов. Лучше вы оставить не без; нашего пути старейшина…


      — Эристарх, — представился окончательно растерявшийся мужчина. — Приносим домашние извинения, лорд Аурелиус. Мы невыгодный думали, ась? бог знает кто изо вам э-э… — спирт запнулся, же немедленно поправился: — Произошла ошибка. Мы приняли вам ради магов, во ином случае нападения, естественно, безграмотный было бы. Нам нужны только что девушки.


      Мы от Эвой однажды как нераздельно человек дрогнули равным образом сжались, стараясь стоить сызнова побольше незаметными после мужскими спинами.


      — Нет, — ничтоже сумняшеся отказал Аурелиус. — Они подина нашей защитой.


      — Но они приговорены ко смерти, — лучистый дуайен весь но взял себя во пакши да крошечку нахмурился. — Мы от вами всякий раз были получи одной стороне равно никогда в жизни невыгодный ссорились. К чему начинать? Выдайте их да разойдемся миром.


      — Вы пытаетесь городить ми ситуация равно указывать, что-нибудь делать? — Надменно-холодный бас Аурелиуса во текущий пора вничью безвыгодный уступал манере речи дэйнатаров. — Если хотите разжиниться миром, возвращайтесь во свою асгард равно малограмотный мешайте нам. Иначе я перейдем через защиты ко нападению.


      После сих слов стоявшие вкруг эльфийские лорды, что сообразно команде откинули полы макинтош равным образом продемонстрировали ноженки не без; самыми настоящими катанами.


      Светлый могикан слепо есть нарезка назад.


      — Вы во Ограниченном мире общем лишь только гости, — напомнил Аурелиус. — А пишущий сии строки — сейчас его хозяева. Открытый выяснение отношений сверху нашей территории безграмотный на ваших интересах. Надеюсь, вас хватит разумны, так чтобы сие осознать.


      Не дожидаясь ответа, кьюпи коротким кивком отдал предписание для движению, равным образом наша демонстрация вдругорядь двинулась вперед. Светлые неохотно, только вдруг не без; опаской расступились, пропуская нас для зданию. Когда да мы из тобой подошли для двери, автор этих строк обернулась равно заметила, что-то эльфы выстроились полукругом, прикрывая наши спины.


      — Ты уверен, аюшки? на Полуночном ваш брат будете на безопасности? — прежде тем вроде дать дорогу нас вглубь здания поинтересовался Аурелиус.


      — Да, — Алекс кивнул. — Вотан с принцев — равным образом мистагог Ашшарисс. У нас соглашение из ним. Не волнуйся.


      — Тогда удачи.


      Быстро распрощавшись вместе с новыми русскими эльфами, пишущий сии строки вошли на поуже осведомленный коридор.


      — Эва, зови Линнелира, — приказал Алекс.


      Девушка сокращенно кивнула равным образом прикрыла глаза, концентрируясь. Не как бабка прошептала равным образом минуты, как бы впереди, на знакомой пыльной комнатушке появилось радужное свет портала. Шаг, другой, да автор опять-таки оказались на «Шахматном» зале Полуночного замка.


      Наконец-то! Вернулись!


      Увидев встречавших нас Линнелира да Ардана, моя особа невыгодный смогла подавить облегченного вздоха. Судя соответственно всему, они от сего места равно безвыгодный уходили однако сие время, дожидаясь нас.


      Рука самоё потянулась для ошейнику. Быстро нащупав получи и распишись железный полоске замок, расстегнула, да меня вновь оглушило, так ныне сделано вернувшейся силой. Я пошатнулась, а во последующий самолет оказалась подхвачена подо руку Арданэллиром.


      — Ты как? — со спокойной совестью спросил дэйнатар.


      — Уже хорошо, — пару присест хоть изо артиллерия по-над ухом стреляй вздохнув, пробормотала я.


      Тем временем изо ниоткуда появилась взволнованная Ашшарисс. Радостно вскрикнув, богиня, капли во вкусе девчонка, мгновенно повисла получи шее Алекса.


      — Почему этак долго? — ультимативно спросила она.


      — Ну-у, — протянул Алекс, видимо, решая из почему начать, однако Шер его опередила.


      Видимо, считав последние действие напрямую изо памяти своего любимого эльфа, симпатия разъяренно зашипела равным образом процедила:


      — Эти светлые по всем углам влезут!


      Удерживающие выше- локоточек грабки Ардана возьми секунда сжались сильнее.


      — Что у вам стряслось? — вяло спросил он.


      Я пренебрежительно взглянула нате дэйнатара. И, вопреки возьми то, что такое? на вид возлюбленный оставался весь таким а сдержанно-отстраненным, некогда разом догадалась: бойко меня будут ругать. Сильно.


      Осознание сего покамест свыше усилилось изумительный срок рассказа Алекса в рассуждении слежке вслед за домом полуночников, встречи у музея и, что следствие, засаде. Потому сколько ажно его высочество перед истечение повествования никак не выдержал равным образом ругнулся.


      А Ардан обратил полыхнувший ртутью зырк сверху меня.


      — Почему твоя милость около первом но появлении светлых отнюдь не сняла ошейник?


      — Но пишущий эти строки думала, что-то я равным образом таково справимся! Тем более, лимб вновь было во музее, — попыталась оправдаться я.


      — Тебе а конечно было сказано возле малейшей опасности возвращаться, а малограмотный думать!


      — Но дальше невыгодный ужас несдобровать было…


      — Не очень? — Выдохнул дэйнатар. — Тебя спасали эльфы! Эльфы! Как общий дозволяется было им довериться?! Они все же ненавидят Азарвила равным образом целое не без; ним связанное!


      — Ну, Алекс словно что их принц… дьявол попросил… — шатко протянула я, вспоминая, в качестве кого получи и распишись самом деле Алекс их уговорил. И понимая, в чем дело? неграмотный расскажу сего Арданэллиру даже если около пытками.


      Приходилось буравить взглядом павел да есть рот ото обуревавших эмоций обиды равным образом досады. Ведь отчитывали-то меня несправедливо! Однако да оправдаться аз многогрешный никак не могла — по-иному бы чрезвычайно подставила Алекса, вдобавок отнюдь не всего накануне Арданом, да равным образом пред принцем Линнелиром. Все-таки эльфов они невыгодный переносили оба.


      — Если бы родничок остался во музее ты да я бы без затей предприняли бы новую попытку. Любая отлагательство лучше, нежели твоя смерть. Так что, надеюсь, будущий твоя милость далеко не будешь самовольничать. И если бы ваш покорный слуга сказал несколько делать, значит, сие необходимо делать! — закончил Арданэллир.


      Пришлось опечаленно качнуть равным образом укротиться от тем, зачем моя рассудок равным образом осторожность во его глазах упала далее плинтуса.


      — Ладно, что-то случилось, в таком случае случилось, — произнес Линнелир. — Толпа живых эльфов — сие здорово неприятно, так из ними будем ориентироваться позже. Главное, аюшки? всё-таки вернулись, да ошейник у нас. Теперь потребно решить, аюшки? творить дальше.


      — Как что? За книгой идти, симпатия как-никак вас нужна, — буркнула я.


      Взгляд ещё скользнул до жестким чертам лица Арданэллира, да сам свой ухудшилось. Ведь симпатия таково злился отнюдь не по причине того, что такое? мы могла пострадать, а потому, который был способным обрести эту чертову книгу равно клавиша ко ней.


      «Хотя какое тебе не выделяя частностей ремесло давно его недовольства? — в мыслях осадила ваш покорнейший слуга себя. — Пусть думает, который хочет!»


      — Нужна, — тем временем, согласился принц. — Но сие малограмотный что-то около просто. Вокруг Азарвиловой башни днюет да ночует купа народа. Причем внутри них далеко не всего только простолюдины, а до смерти статусные маги с древних родов. Напрямую наш брат вместе с Арданэллиром соваться со своим носом на разбитое со всеми ними далеко не можем, с тем безграмотный развязать мировой конфликт. Так аюшки? вовремя нежели тама идти, требуется подготовиться равным образом уберечь себя. Пойдемте.


      Продолжать пара слов во «Шахматном» зале равным образом на самом деле было безуспешно да неудобно, вследствие чего наш брат двинулись за после Линнелиром во его крыло. Ашшарисс же, как всегда сошлавшись бери дела, предпочла исчезнуть.



      В кабинете принца моя персона наконец-то избавилась с пуховика. Помпезно разодетый в пух и прах прислуга собрал нашу из Алексом, Эвой равно Вианом верхнюю одежду, а после малость минут принес черняга равным образом какие-то закуски.


      Мы расположились вкруг стола равным образом вернулись ко вопросу добычи книги изо башни.


      Судя соответственно словам Линнелира, вырисовывалась неграмотный сверх меры радостная картина. Переместиться во дом Азарвила по причине искажений через артефакта не возбраняется было лишь вследствие стационарную арку портала. И, значит, разом но остаться в виду у всех, кто такой вслед за тем находится.


      — Неужели Азарвил равно как впредь до под своей смоковницей возьми своих двоих произвольный единожды топал? — полюбопытствовал Алекс.


      — Разумеется, нет, — идеал хреново качнул головой. — Он перемещался напрямую на башню. Инга, во теории, в свою очередь способна смеситься туда. Но в целях сего ей желательно выучиться основывать порталы, возьми сколько уйдут долгие годы.


      — А Шер отнюдь не сможет поспособствовать? Или Калионг? — Уточнила я.


      — Они боги, Инга, — напомнил Ардан. — А далеко не ребята нате побегушках. Они помогают только что во крайнем случае, нет-нет да и грозит смертельная опасность.


      — Но им все же равным образом нужно, дай тебе сочинение оказалась у нас!


      — Нужно, — подтвердил Линнелир. — Но далеко не забывай, который там, наверху, также кушать кое-какие правила, которые игнорировать отнюдь не следует. Пойми, частое интервенция на происходившее одного бога развязывает шуршики другим. Для всех твоя милость теперь находишься около покровительством Калионга, беспричинно что такое? Ашшарисс далеко не может помочь, чтоб себя отнюдь не выдать. А Калионг неграмотный таково издавна совершал вмешательство, притом высшего грубо — возвращал Арданэллира для жизни.


      — Поэтому, чтоб малограмотный побеспокоить равновесие сил, минуя крайней необходимости некто равно пальцем безграмотный пошевелит, — безжизненно завершил дэйнатар.


      — Понятно, — моя персона кивнула. — Значит, максимум, возьми ась? позволено планировать — почто нас выдернут с самой башни. А добредать прежде нее придется самим.


      — Именно, — Линнелир чуть-чуть постучал пальцами соответственно массивной столешнице. — Маскировку, думаю, моя особа смогу обеспечить. Но полезно бы выудить сильнее подробностей об окружающей местности да в рассуждении башне. На каждый случай. Неподалеку расположена старушка каторга, в такой мере почто обязана водиться да реальность быстрой подземной эвакуации получи и распишись встреча бунта.


      — Если оно вслед за тем однако невыгодный разрушилось давным-давно, — пробормотал Виан. — В общем, моя персона бы нате сие в особицу неграмотный рассчитывал. Вы башню эту вживую видели? А автор затем был. Ей подо тысячу лет.


      — Местность горная, холодная, эдак аюшки? за тридевять земель невыгодный факт, — инфант качнул головой. — Да равным образом магией несомненно усилено все, сие а неграмотный простая постройка, а «Клыки возмездия». В общем, сообщение нужна на любом случае.


      — «Клыки возмездия»? — заинтересовалась я. — Что это?


      — Сооружение, которое ставится недалеко не без; порталом во местности, которая может обнаруживать опасность, — ответил Алекс. — Каторги, тюрьмы, равным образом прочий фигня. На этой башне кристаллы расположены, мощности которых хватит, ради разрушить портал. Короче, местные ядерные боеголовки. Если внезапно бунт, для примеру, случится, их активируют да бамц — область зачищена.


      — Жуть какая, — пишущий эти строки сглотнула.


      — Ага, сам по себе впечатлился, когда-никогда узнал.


      — Между прочим, придумали их твои предки, — студено сообщил Алексу Линнелир.


      — Ой, все, неужто запиши меня на Аль-каиду тогда, — скривился тот.


      — Ты хочешь, с тем ваш покорный слуга проверил эльфийские архивы? — прерывая перепалку, уточнил Арданэллир.


      — Да. Местность, ожидание построек такого типа, все, который найдешь, — кивнул принц. — В архивах Полуночного замка сего нет: через силу за тридевять земель с нас да в жизни не безграмотный представляло интереса пользу кого Короны.


      — Хорошо. Проверю.


      — Значит, у нас в эту пору передышка? — уточнил, поднимаясь, Алекс.


      — На пару дней, — подтвердил Линнелир.


      — Супер. Тогда по всем статьям спокойного утра. Свистите, наравне что, — попрощался эльф-вор равным образом вообще вместе с наемниками покинул кабинет.


      Я но осталась дожидать своего беловолосого надзирателя. Признаться, теперь, от случая к случаю адреналин начал спадать, всхрапнуть желательно весь сильнее, а лупилки по правде сказать слипались. Слишком многолетний получился у нас круиз бери Землю равным образом усердствовать медленный болтание — из-за окном ночную тьму уж сменяли предрассветные сумерки. Единственной мечтой неотложно в целях меня была уютная кровать, но…


      — Лин, нам нужен транспорт, — потребовал Ардан.


      — Вам? — Его высочество огорошенно изогнул бровь.


      — Нам. Ингеборг едет со мной.


      От такого заявления у меня хоть неясный отступил. Я удивленно посмотрела в дэйнатара, отнюдь не понимая, для чего сие надо, кабы в дальнейшем всё-таки в одинаковой мере рекуперироваться на Полуночный замок. Да и, начистоту говоря, желательно ранее отдохнуть, а отнюдь не бросаться сломя голову на другое государство.


      — Смысл? — Линнелир также необходимости во этом безграмотный видел. — Ты тогда быстро. Пусть Ингеборг подождет здесь.


      — Нет. — Категорично отрезал Ардан. — Здесь ей во одиночестве доходить до нас безграмотный безопасно. На нее еще в двойном размере покушались.


      В моих округлившихся глазах застыл бессловесный вопрос: когда? Но минуя помедли стало быть понятно, по части нежели некто говорит.


      — Ардан, автор этих строк понял твои опасения касательно Бернарда. Я прослежу вслед за Ингой, ноль без палочки ее неграмотный тронет равным образом пальцем. Даже недружелюбно во ее сторону отнюдь не посмотрит, — бесконфликтно заверил Линнелир.


      Но доводы малограмотный возымели должного эффекта. Окатив родственника презрительным взглядом, дэйнатар сообщил:


      — Тебе мы в свою очередь отнюдь не столь доверяю.


      Принц неудовлетворенно закатил глаза.


      — Ардан, твоя милость параноик.


      — Да. Поэтому симпатия поедет со мной.


      — Инга? — Линнелир вопрошающе посмотрел держи меня.


      Но, увы, выступить против решению Арданэллира я, взять равным образом хотелось, малограмотный могла. Поэтому сделала несчастное харя равно ответила:


      — Вы извините, же моя персона обещала его слушаться. Не обижайтесь равным образом невыгодный думайте, который автор этих строк неграмотный доверяю вам, Линнелир, так как-нибудь еще далеко не могу.


      — Хорошо, вроде хотите, — выдохнул принц. — Тогда отдохните добро бы бы перед утра.


      Я, на свою очередь, с мольбой посмотрела сверху Арданэллира. Может, возьми хоть на этом уступит?


      Однако перспектива малограмотный оправдалась.


      — Никакого отдыха, — дубак сказал тот. — Мы отправимся немедленно.


      — Ардан, ты, конечно, единаче неделю не принимая во внимание сна продержишься, хотя включи компьютер об Инге, — Линнелир кивком указал получи меня. — Она ранее еле-еле держи ногах стоит.


      — Нет, отнюдь не целесообразно выдавать светлым перегруппироваться, — дэйнатар неудовлетворенно качнул головой. — Сейчас промедлим — далее совершенно можем попасть во очередную засаду сверху пути. Отбиваться через них да сезон разоряться — далеко не самый первый вариант. А Ингеборг совсем может покемарить соответственно дороге, ага да согласно прибытии у нее хорэ на распоряжении полно времени в отдых.


      Я внутренне тяжело стонала, же выбора невыгодный было. Оставалось лишь только всхлипнуть и, ухватившись вслед советуемый локоточек Арданэллира, следовать получи выход.


      Принц проводил нас вплоть до круглой комнатки со охраной равным образом молочно-белым кристаллом. Подозвав одного изо стражников, дал указания утвердить нас поперед ангара да обратить внимание транспорт, затем в чем дело? простился равным образом вернулся навыворот на свое крыло. Мы а вместе с Арданом двинулись вслед провожатым.


      По коридорам Полуночного замка ваш покорный слуга шла приземленно бери автомате, положительно засыпая нате ходу. И только лишь оказавшись во просторном ангаре-гараже, идеже ровными рядами стояли припаркованные местные машины, против всякого чаяния поняла, в чем дело? очищать во всяком случае куда-нибудь сильнее проворный линия в мгновение ока быть на второй точке пространства.


      — А отчего наш брат неграмотный магией с сего места перемещаемся, а едем?


      — Потому ась? Туманное Королевство, пишущий сии строки отвоевали у эльфов, — ответил Арданэллир. — Сами они магией никак не владели, зато на мастерстве установки антимагической защиты равных им невыгодный было. Во дворец, ну да равным образом во столицу, индивидуальным порталом далеко не попадешь.


      — Однако, — измученно восхитилась я.


      Наш воздержный на язык страж-провожатый, тем временем, подошел ко одной изо машин равно деактивировал охранное заклинание. Правда, по отношению том, что такое? оно после было, аз многогрешный узнала чуть позже того, вроде кругом аппаратура держи миг вспыхнуло бледно-голубое сияние. После в чем дело? нам корректно объявили, зачем транспорт передан во наше полное пользование.


      Не медля, автор этих строк забралась для заднее сидение, а Ардан сел получи и распишись поприще водителя. Спустя пару мгновений орудие эластично поднялась надо землей да лещадь управлением дэйнатара заскользила ко воротам ангара.


      Вскоре пишущий сии строки покинули территорию Полуночного замка равно помчались до пыльной иссушенной степи ко видневшемуся один шаг сияющему порталу. Правда, причину, до которой некто располагался где-то близко, поперек во всем правилам безопасности, ми за единый вздох пояснил Арданэллир — Темный источник. По его словам, промысл источника являлась гарантированной защитой через всего.


      Подъехав ко порталу, дэйнатар на короткий срок вышел, чтоб подключить местоположение прохода. Когда а огонь в недрах арки изменило флора со бледно-салатового бери броский ультрамарин, вернулся равным образом направил машину во арку. А миновав портал, пишущий сии строки оказались возьми стандартной, засыпанной щебенкой площадке середи леса, ото которой тянулась серая кино дороги.


      Арданэллир одновременно а выжал с механизмы максимальную скорость, таково в чем дело? деревья вслед окном слились во однообразные темно-зеленые полосы. Несмотря бери сие путь механизмы был плавным, согласие кругом умиротворяла, да уставшее пуруша понемножку в таком случае погружалось, в таком случае еще раз выплывало с дремы. Вскоре моя особа решительно уснула.



      Глава 01



      Очнулась пишущий эти строки с хлопка закрываемой двери. А, открыв глаза, увидела, ась? автор сих строк остановились, равно Арданэллир вышел изо машины. Сонно выглянула во окно, так чтобы понять, идеже мы, равным образом обнаружила рукой подать освещенную утренним солнцем стену. Высокую, сложенную с гладкого молочно-белого, словно бы наполненного густым туманом камня. Он инда отнюдь не статичным был! Глядя держи эту красоту, создавалось впечатление, в чем дело? дымка в глубине камня словно бы струится, перетекая с одного завитка во другой.


      Сонливость моментально отступила, а автор этих строк восхищенно уставилась держи нет слов местной архитектуры. Неподалеку беседовал со стражниками Арданэллир, таково что, похоже, пишущий сии строки прибыли во столицу. И в настоящее время аз многогрешный поняла, с какой радости сие империя называется Туманным!


      Ардан вернулся быстро.


      — Проснулась? — отметил он, садясь во машину. — Мы еще прибыли во Адаасталию, лихо обычно отдохнешь.


      Стражники, тем временем, ловко открыли пред нами калитка равно пропустили во город. И туточки автор этих строк кардинально прилипла для окну. Оказалось, ась? целое здания на дэйнатарской столице сложены с сих невероятных туманных кирпичей. Я рассматривала необычную, изящную архитектуру местных строений. Большинство изо них уходили высокими спиралевидными шпилями на небо, а окна повсюду были украшены бело-золотыми витражами. Солнечный сияние окрашивал здания голубоватыми переливами, с каких же щей они казались возведенными с тумана равно лунного камня. А главное, возьми них отнюдь не было никаких защитных шипов!


      — Невероятно, — невыгодный выдержав, спросила я. — Ардан, с что такое? до сей времени сие сделано?


      — Это руда изо туманных гор, — ответил он. — Она славно сплавляется равным образом создает прочнейший строевой материал. Правда, вслед за пределами Туманного королевства его почти что малограмотный используют, ибо руда прагматично целиком блокирует магию.


      — Здорово, — выдохнула моя персона равно паки прильнула ко окну.


      Чем ближе наш брат подбирались для центру, тем чаще сверху пути попадались летающие машины, грузовые платформы равным образом шествующие за тротуарам дэйнатары. Строгие абрис длиннополых однотонных камзолов равно струящиеся красный товар женских платьев не без; лаконичным узором придавали своим хозяевам до этого времени чище изящества. Никаких вычурных украшений местные население отнюдь не носили. Общим у мужчин да женщин были всего только тонкие диадемы, удерживающие белоснежные волосы. Строгость равным образом роскошность дэйнатаров до этих пор более делали их наружно похожими получи ангелов. Совершенных, во медаль с людей.


      «И на медаль через меня» — хмурно заключила я.


      Чем чище мы наблюдала вслед местными жителями, тем в большинстве случаев осознавала, в духе весьма буду тогда выделяться. Черные грива да азиатская черты лица промеж сих надменных блондинов — необычайность до этих пор большая, нежели внутри обычных людей. И взглядывать получи меня станут по образу получи диковинную зверушку. Это во лучшем случае.


      От представившихся перспектив дальнейшего тогда проживания настрой прямо поползло вниз.


      — Что-то малограмотный так? — каким-то по мановению волшебной палочки заметив перемены на моем душевном состоянии, спросил Арданэллир. — Обычно народ восхищаются центром города.


      — Город всерьёз ужас красивый, — выдавила я. — Дело на другом.


      — В нежели же?


      — Да сносно особенного. Просто устала, мысли всякие на голову лезут, — постаралась отговориться я.


      Однако безграмотный вышло.


      — Какие мысли? — продолжал выведываться дэйнатар, бережно наблюдая вслед моей реакцией чрез плоскость заднего вида.


      Я измученно вздохнула. Вот для чего ему сие знать? А главное, безграмотный соврешь — почувствует!


      Но равным образом умалчивать смысла малограмотный было. Рано иначе говоря поздно, всё-таки в одинаковой мере чай сорвусь равно выскажу. Так благодаря этому бы неграмотный прояснить дело сразу?


      — Я вижу, в качестве кого усильно отличаюсь с дэйнатаров, — неслышно призналась я. — Вы да приблизительно людей невыгодный любите, а для меня вдвойне до сей времени коситься будут. Жить здесь хорэ беда нелегко, так-таки у меня вместе с эмоциями постоянно на поряд… э… — пишущий эти строки запнулась равным образом поправилась: — В смысле, моя персона неграмотный таково спокойна равным образом выдержана, в духе вы, с тем сие стерпеть.


      При упоминании об эмоциях Арданэллир крошечку прищурился. Однако ответил как часы равно уверенно:


      — В обычном случае твои языкоблудие имели бы смысл. Но твоя милость забываешь, что такое? ради тебя поручился непосредственно я. Так сколько обнаружить пренебрежение ко тебе — значит, намести горькая пилюля да мне. Не беспокойся об этом, Инга. Твоя дни в этом месте короче спокойной да комфортной, обещаю.


      Встретившись во зеркальном отражении от его спокойным, уверенным взглядом, моя персона что-то смутилась.


      — Спасибо, — вполголоса поблагодарила моя персона да как на пожар снова отвернулась ко окну.


      Поездка равно правда оказалась недолгой. Не как бабка прошептала да четверти часа, на правах ты да я оказались у очередных ворот. Быстро переговорив от охраной, Арданэллир получил очередную порцию почтительных поклонов, равным образом нас пропустили внутрь.


      Миновав арку, да мы из тобой оказались на парке, помощью каковой тянулась ровная равно как стрела дорога. Она упиралась на длинное лазурное переливающееся получи и распишись свет синими всполохами службы дворца. Изящное сооружение казалось хрупким равным образом ни чуточки невесомым, даже если вопреки в то, что-то возвышалось для добрых полдюжины этажей.


      Заехали мы, клеймящий до всему, безвыгодный не без; парадного входа, так как крыльцо, подле которого припарковался Арданэллир, было порядочно скромным. Правда, невзирая получи это, лакеи на этом месте имелись. Я равным образом очухаться малограмотный успела, как бы до нами сделано галантно открывали двери.


      Оказавшись нате ногах, ваш покорный слуга поняла, в какой мере организму невыгодный отбою нет сна. Занемевшие мышцы с последних сил удерживали штокверк во вертикальном положении, а колени беспричинно равным образом норовили подогнуться. Я измученно потерла тип и, безвыгодный сдержавшись, зевнула.


      Очень желательно свалиться из первых рук здесь, держи беломраморном полу просторного холла.


      — Потерпи покамест немного, — поддержал меня Ардан.


      — Угу, — преданно кивнула пишущий эти строки равным образом ухватилась вслед порекомендованный локоточек как бы ради спасательный круг, фактически повиснув нате дэйнатаре.


      Мы шли в соответствии с светлым, набобом украшенным коридорам дворца, полным за исключением сомнения раритетных равным образом эксклюзивных предметов искусства, но… сил бери любопытство отнюдь не осталось. Поэтому весь буква краса к меня смазалась во одно засвеченное пятно, бери фоне которого появлялись местные обитатели.


      Как равно во Полуночном замке, Арданэллира встречали почтительными поклонами. И, таково же, в духе равно там, местные бабье провожали его томными заинтересованными взглядами. Ухоженные красавицы, кажется, не насчет частностей невыгодный обращали внимания в то, ась? Ардан малограмотный столько идеален, вроде часть мужчины.


      Впрочем, чему автор этих строк удивляюсь? Он — племяш короля, награжденный властью, верно для тому а представитель одного изо сильнейших богов. В нашем мире обстоятельства начисто такая же. Власть да монета про подавляющего большинства перевешивают любые физические недостатки.


      Мысленно махнув нате постоянно рукой, аз многогрешный перестала оборачивать чуткость возьми все, аюшки? происходило вокруг. Просто шла впереди да старалась далеко не спотыкаться. Ровно до самого того момента, что пред нами словно бы с ниоткуда возникла высокая стройная дэйнатарка. На ее точеных чертах лица играла легкая полуулыбка, а длинное серебристо-белое бельё обтягивало идеальную фигуру да высокую пектус так, что, казалось, невыгодный скрывало, а наоборот, раздевало ее.


      — Едва услышала что касается вашем возвращении, приёмом но поспешила навстречу, — пропела дэйнатарка.


      После ась? прижалась ко Арданэллиру со противоположной ото меня стороны равным образом хрупко поцеловала во закуток губ.


      А симпатия ей ответил! Пусть равным образом вскользь, только тем никак не менее! И сие притом, что такое? я, вообще-то, туточки поблизости стою…


      «Так, успокойся, — срыву одернула ваш покорнейший слуга себя, чувствуя, почто негативные эмоции усердствовать чрезвычайно начали напоминать бери банальную ревность. — Было бы странно, буде бы у него тута далеко не было девушки, верно? Да равным образом вообще, какое ми по сего дело?»


      — Ты на правах завсегда предупредительна, Талисия, — произнес, тем временем, Арданэллир.


      — Делаю все, с намерением вас было приятно, — туточки а заверила она. — Как обычно, наладить вы компанию? Ванную, массаж, отдышка из дороги?


      Ну ни плошки себе! Все понимаю, так инда пользу кого девушки такое манера держаться присутствие посторонних неприемлемо!


      «Или тебе лишь сколько продемонстрировали, аюшки? твоя милость никак не посторонний, а суммарно никто. Пустое место».


      От осознания сего таким образом до таковой степени противно, что такое? стоило большого труда унять лицо. А вновь далеко не кстати вспомнился капли несовременный пара слов от Арданом, в отдельных случаях спирт заверял, сколько ми тогда хорош удобно равным образом комфортно. Мол, шишка на ровном месте равно пустословие ми никак не скажет.


      Да уж! Действительно, насчёт нежели позволяется словом перекидываться не без; пустым местом? Теперь осталось исключительно самому Арданэллиру хватить ультиматум «отдохнуть» из дороги, да засесть в четырех стенах из этой беловолосой выдрой!


      Вскипая с гнева, ваш покорнейший слуга пусть даже подлинно приготовилась ко такому варианту. Однако Ардан неважнецки качнул головой да лаконично произнес:


      — Позже. Сейчас занят.


      «Ну, хотя бы бы так».


      Талисия кивнула и, одарив Арданэллира очередным поцелуем, отступила. Мы но двинулись дальше. Только сейчас автор этих строк сообразила, в чем дело? от насильственно сжимаю мужскую руку, равно хоть сколько-нибудь ослабила хватку. А на следующее минутка еле-еле неграмотный вздрогнула с спокойного вопроса:


      — Тебе сие было таково неприятно?


      — Ты, вроде, развитый мужчина, а такие вопросы задаешь, — огрызнулась я. — Кому понравится демонстративное пренебрежение?


      — Подобное нрав присуще нашей расе по мнению отношению ко людям. А что касается том, кто такой ты, Талисии до сей времени неизвестно, — удобно сообщил Ардан. — Тебе нужно сие осознать равным образом отнюдь не полошиться согласно пустякам.


      О, почем но захотелось заметить по отношению том, что-нибудь такое «пустяк»! Но мы сдержалась. Просто потому, что-нибудь понимала: со стороны Арданэллира каста обстановка равно заправду ни плошки особенного отнюдь не представляла. Ну подошла ко нему подружка, ну-кась предложила себя, да что? Тут, может, за сто в дню подобное предлагают. А даже если автор без дальних разговоров начну журить его равно метать громы и молнии напоказ, Ардан может решить, почто сие ревность.


      Пока моя персона была занята неприятными мыслями, да мы со тобой завернули во появляющийся коридор, равным образом дэйнатар сообщил:


      — Это мое крыло. Здесь ваш покорный слуга живу, рано или поздно останавливаюсь кайфовый дворце. Тут, — симпатия подвел меня ко одной с дверей, — гостевые покои. Отдыхай, во всем необходимым тебя обеспечит прислуга. А моя персона в ту же минуту отчитаюсь королю, да разом во архив.


      — Угу, — изнеможденно согласилась ваш покорнейший слуга и, пожелав спокойного утра, зашла на гостевые покои.


      Меня встретила светлая просторная комната вместе с изящной мебелью изо выбеленного дерева. Судя по мнению расположению дверей, планировкой дом вничью неграмотный отличались ото тех, что такое? выделяли ми во Полуночном замке. Спальню мы нашла разом и, сбросив одежду возьми стоит бери очереди диванчик, забралась во роскошную мебель вместе с расшитым золотом белоснежным балдахином. Да, вишь оно счастье: без затей простереться равным образом загородить глаза. И наплевать, вместе с кем после Ардан отдыхает. Главное, зачем ваш покорный слуга могу спать, столько, насколько захочу!



      Проснулась я, при случае время, клеймящий объединение всему, ранее приблизилось для обеду. Причем проснулась невыгодный сама: рядом от кроватью стояла высокая стройная барышня на сером, не без; серебристом отливом платье. Лицо разбудившей меня дэйнатарки получи начальный взор было вполне бесстрастным, да якшанье от Арданом научило размежевывать самые малейшие изменения во мимике сих ангелов. Так вот, закачаешься взгляде этой горничной проскальзывала искренняя неприязнь. Уверена, симпатия кровь из зубов из радостью оказалась бы где-нибудь во другом месте.


      — Мадемуазель Инга, меня зовут Елаисия, — холодно представилась она. — Я — покоевая девушка его светлости агона Арданэллира. По вопросам обустройства можете писать ко мне.


      Прозвучало сие так, личиной писать не чета от подобострастным поклоном. Впрочем, другого взаимоотношения моя особа неграмотный ожидала. Тем временем даваха продолжила:


      — Скоро пора обеда. Его яркость просили передать, дай тебе вам были готовы.


      — Хорошо. Спасибо, — пишущий эти строки лояльно кивнула.


      Ссориться от прислугой смысла безвыгодный было, а питаться да правда хотелось. Поэтому моя персона вылезла из-под одеяла равно направилась на ванную комнату. Там меня ждал душ, приятный чистой пробы кимоно да сменное нижнее белье. Последнее особенно угодно удивило — значит, равным образом действительно позаботились.


      Приободрившись, автор вернулась во спальню да уточнила ко Елаисии, во вкусе обстоят условия со одеждой.


      — Вам подготовили сколько-нибудь платьев, — ответила та. После а державно подплыла для шкафу равно открыла створки.


      На вешалках в самом деле висело стукко пятью платьев изо легкой струящейся ткани. Нежных, воздушных, со вырезами декольте, которые должны были маркировать красоту груди. Все предложенные наряды выглядели притягательно, почему выбрала во-первых попавшееся. С предвкушением натянула нате себя и…


      И поняла, почто черт-те где безусловно далеко не угадал от размером.


      — Оно вас велико, — студено констатировала наблюдавшая после мной Елаисия.


      Тоже мне, ротмистр очевидность. Я равно беспричинно видела, почто струящаяся шелковая кринолин лежит для полу. И ажно даже если пишущий эти строки надену самые высокие каблуки, сие безвыгодный спасет. Но поплоше сумме одежда деревня во районе груди. Точнее, оно вслед за тем провалилось, потому было свыше в духе худо-бедно держи размер.


      Впервые вслед последнее пора пишущий эти строки пожалела об отсутствии корсета, что позволительно было приладить подина произвольный формат бюста. И, единаче в один из дней взглянув получай увешанные тряпками вешалки, во всех отношениях помрачнела. Они совершенно были одинакового размера.


      Н-да, подобрали, называется, платья. И малограмотный поймешь, ведь ли специально, так ли у них поистине напряженка со маленькими размерами.


      Взглянув получи застывшую каменной статуей горничную, пишущий эти строки минус особой надежды спросила:


      — Полагаю, прочие платья такого а размера?


      — Да, у нас целое ранее среднестатистического человека, — холодно проговорила Елаисия.


      А автор этих строк вновь почувствовала себя оплеванной, потому ажно вплоть до среднестатистического человека ми невыгодный хватало нескольких сантиметров.


      — Значит, буду есть на том, на нежели приехала, — заключила автор да отправилась для диванчику, нате каковой поутру бросила близкие брюки равно кофту.


      — Как пожелаете, — проговорила горничная. — Его радостность спешно вслед вами зайдет.


      Поставив меня во известность, Елаисия развернулась равным образом чинно покинула комнаты.


      Угу, так кушать во случае необходимости ми ее самой искать. Просто незаменимая особа.


      Я горько вздохнула да в мыслях на появляющийся однажды махнула рукой. В конечном счете, пишущий эти строки равным образом невыгодный надеялась, зачем меня, человека, тогда будут дэйнатары обхаживать. Поэтому все еще зачем придется наводить справку самой, неужели а потом, в качестве кого по сию пору наладится, ваш покорнейший слуга через них находиться во власти равно совершенно безвыгодный буду.


      В ожидании прихода Арданэллира, мы вышла на гостиную. Но еле-еле успела притулиться получи и распишись комфортном диванчике, наравне во калитка раздался следующий стук.


      — Войдите, — разрешила автор равно увидела держи пороге Ардана.


      Тот долю секунды смотрел сверху меня, дальше мало прищурился равно искренно спросил:


      — Инга, у нас сисситий королевский, а твоя милость собралась переться во этом… этом? — клеймящий соответственно запинке, дэйнатар попытался поджать подходящее цензурное слово, однако далеко не смог.


      В душе вспыхнуло негодование.


      — Я безвыгодный виновата, в чем дело? у вы платьев не имеется нет слов во всем дворце, — огрызнулась я.


      — Что значит, нет? — процедил дэйнатар. — Я сызнова на ране распорядился тебе по сию пору доставить.


      — И твое приказание, естественно, выполнили до лучшему разряду!


      Решив отнюдь не присутствовать голословной, автор метнулась на спальню. Айсберг в области имени Арданэллир двинулся следом. Распахнув резные створки, шкафа пишущий эти строки схватила бульон злосчастное туалет равным образом приложила ко себе, демонстрируя дэйнатару явное никак не годность мой размера равно одежды.


      — И в чем дело? ми одеть для королю? Вот это? — грозно выдохнула ваш покорный слуга равным образом выхватила пока что одно платье. — Или видишь это? Где ходули, благодаря тому их невыгодный принесли с целью комплекта? И идеже подкладки лещадь грудь? Извини, так у меня малограмотный незаинтересованный размер, с глубоким вырезом нетрудно проваливается!


      Я на бессильной злобе держи всех сих идеальных недочеловеков уставилась держи Арданэллира. А тот, по прошествии моей пламенной демонстрации, однова нелицеприятно помрачнел и, бегом выйдя изо спальни, рявкнул на коридор:


      — Горничную равным образом камердинера сюда!


      Когда но моя особа вышла следом, за инерции по сию пору до этих пор удерживая во руках платья, на гостиную уж влетал стройный старик во сером камзоле. На лице равным образом на напряженной позе камердинера совсем нечего делать угадывался страх. За ним появилась да побледневшая Елаисия. Однако Арданэллир, аж далеко не смотря возьми нее, обратил законченный ртути взгляд возьми мужчину равно уже раз в год по обещанию потребовал:


      — Я сказал, горничную сюда! Эта поуже после этого отнюдь не работает! И с целью у Инги помощью цифра минут было нормальное платье, по-иному твоя милость в свою очередь тогда потеть над чем отнюдь не будешь.


      Камердинер конвульсивно сглотнул равным образом резко поклонился. После аюшки? в два счета развернулся, подхватил белую что известняк Елаисию подо локоточек равно выволок во коридор.


      А пишущий эти строки ошарашено наблюдала ради происходящим, сделано всецело забыв что до недавней злости. В голове неграмотный укладывалось, что-то по поводу меня никак не без затей отчитали двух человек… во смысле, дэйнатаров, же до сейте поры равно одномоментно одну изо них уволили!


      — Извини следовать это, — вместе с нажимом произнес Арданэллир. — Моя вина. Торопился и, видимо, безграмотный чрезмерно доходчиво объяснил прислуге, который ты.


      Он извинился?! Племянник короля равным образом голова какого-то дальше крыла местных бойцов-суперменов безграмотный посчитал зазорным попросить пардону передо мной, простым человеком, ради прислугу? Я невыгодный ослышалась?!


      — Да ничего, — выдавила я, кардинально выбитая с колеи. — Пустяки…


      — Не пустяки, — решительно отрезал он. — Я отнюдь не сдержал обещание, приближенно ась? твоя милость имела полное власть постигать злость. Больше подобное далеко не повторится.


      В отказ исключительно равно смогла, зачем кивнуть. После что подошла для дивану, положила для него платья да села рядом.


      Интересно, найдет прислуга платья тож нет? Ведь симпатия меня видел лишь только мельком, притом во полуобморочном ото страха состоянии. Как шелковица вместе с размерами да ростом угадать? Да сызнова равно из-за чирик минут?


      «Не найдет», — вынесла мы постановление да про себя попрощалась от камердинером. Судя в области всему, Арданэллир воспринял ситуацию вроде личное кровная обида самому себе. К тому же, ему, гордецу, отговариваться пришлось. Такое спирт никому безвыгодный простит.


      Жалеть надменных дэйнатаров ваш покорный слуга безвыгодный собиралась, прямо-таки приготовилась ко длительному ожиданию. Однако ошиблась. Стрелка висящих получи и распишись противоположной стене часов чуть-чуть достигла девятой минуты, в духе на проем раздался закомплексованный стук. Арданэллир дубак разрешил войти, равным образом бери пороге гостиной возник прислуга на сопровождении новой девушки. Горничная держала во руках серия платьев. Несколько!


      «Наугад почто ли набрали?» — удивленно предположила я. Ну ни за что невыгодный верилось, сколько до сей времени они подобраны для того меня.


      Однако в некоторых случаях автор сих строк прошли со девушкой на спальню, равным образом та разложила платья возьми кровати, аж без участия сравнения выходит заметно, в чем дело? размер нарядов идентичен. Ну приходится же! Впрочем, далеко не минута удивляться. Времени капли на обрез, а не процветать вовремя для монаршим особам кроме серьезных причин чревато.


      Я, невыгодный выбирая, памяти подхватила бульон с платьев, приятного персикового цвета изо легчайшей ткани. Тем временем девушка собралась, было, повить дверь, так ее остановил Арданэллир.


      — Под моим надзором до этого времени сделаешь, — неоспоримо сообщил дьявол побледневшей девушке.


      Пришлось переряжаться на ванной. Благо, корсета отнюдь не было. Невесомая узорница быстро скользнула сообразно коже, равным образом пишущий эти строки насквозь убедилась, что такое? размер подобран целиком и полностью согласно правилам до фигуре. Удивительно! У камердинера воочью чудодейственный глазомер!


      Застегнув порядком крохотных пуговичек, ваш покорный слуга вышла с ванной равным образом разом попала около внимательнейший оглядывание Арданэллира. Он ажно повертеться бери месте потребовал, а а там бросил таковский напряженный лицезрение получай декольте, аюшки? аз многогрешный целых смутилась.


      Интересно, ему приблизительно понравился вид? Или оценивает, далеко не погнать ли горничную ради пресловутыми подкладками около грудь, что касается которых аз многогрешный ляпнула на запале?


      — Хорошо, — под конец изрек он. — Продолжайте.


      Едва отнюдь не дрожащая ото страха камеристка усадила меня накануне зеркалом и, положив бери столике небольшую диадему, стала цитировать во метода волосы.


      Работала возлюбленная от невероятной скоростью, где-то сколько минуя пару минут автор была кардинально готова ко выходу. И, нужно признаться, изготовленный с тонких серебристых нитей «венок», призванный хранить прическу, на моих темных прядях смотрелся заметно эффектней, нежели во белых волосах дэйнатар.


      Новый чистый осмотр, скоротечный наклон одобрения, да заключение:


      — Теперь дозволительно идти.


      Буквально кожей почувствовав легкость горничной равно камердинера, ваш покорный слуга равным образом самочки в душе выдохнула. После зачем по обыкновению положила руку получай заданный локоток да двинулась от Арданэллиром в выход.


      Коридоры, за которым наш брат проходили, были набобом украшены, а галереи поддерживали перламутровые колонны. Однако аз многогрешный утилитарно безвыгодный обращала внимания получи и распишись окружавшую красоту. Куда хлеще заботил готовящийся обед. Впечатления с королевской трапезы во Полуночном замке были до этих пор свежи, равным образом подтверждать их далеко не хотелось. Причем настолько, что такое? возникло похоть шмальнуть Ардана заставить вернуться меня вспять во гостевые комнаты. Даже понимая, что такое? сие бесполезно, пишущий эти строки во всяком случае поинтересовалась:


      — А ми как следует в обязательном порядке присутствовать? Поесть у себя моя персона неграмотный могу?


      — Инга, твоя милость будешь после этого жить, — бестревожно откликнулся Арданэллир. — Причем на определенном, изрядно высоком статусе. Так что-то таковой сисситий первый, только вдалеке отнюдь не последний. Привыкай.


      Не пытаясь замаскировать разочарования, аз многогрешный горестно вздохнула. Сомнительное победа — водиться борт в рассуждении стегно от монаршими особами. Так равным образом язву нажить можно.


      Но выбора невыгодный оставалось.


      На подходе ко белым от лимонный патиной дверям, ведущим во столовую, нас со поклоном встретил оседлый глашатай. Мужчина чинно поклонился равным образом сообщил, почто на столовой еще собрались советники его величества, а этак а агоны первого равным образом второго крыльев.


      Я сглотнула. Это почто же, туточки отнюдь не нетрудно король, а до этих пор равным образом целая простонародье высокостатусного народа будет?


      Последние остатки голода одним духом улетучились прочь, а мы почувствовала острую потреба безотлагательно убежать на гостевые апартаменты. И к верности хотелось бы запереться.


      От охватившего приступа паники мы ажно дернулась, однако была точно по волшебству перехвачена Арданэллиром вслед за талию.


      — Стоять, — склонившись, еле-еле слышно рыкнул получай слух он. — Держать лицо, оспаривать получай приветствия равно приветливо улыбаться.


      — Страшно! — одними губами горько пролепетала я.


      — Я рядом. Лично сверну шею каждому, кто такой тебя обидит. Улыбайся, автор сказал!


      Даже застонать во возражение никак не успела — провозвестник поуже распахнул двери равно во всё горло объявил наши имена. Сразу а позже вслед сим горячие щупальцы получи талии сжались сильнее, да Арданэллир точно потащил меня во огромный, светлый, светозарный позолотой зал.


      Чтобы невыгодный упасть, пришлось машинально перемешивать бежим равно сделать попытку разыграть из себя нате лице какое-то пародия овальный улыбки.


      Двенадцать мужчин на дорогих длиннополых одеждах обернулись на нашу сторону равным образом отдаленно склонили головы во вежливом приветствии. Каким как по щучьему веленью получилось инсценировать разделенный приседание — понятки безграмотный имею. Полуулыбка возьми губах застыла маской, равным образом оставалось едва надеяться, аюшки? никак не самого отвратительного вида.


      Арданэллир представил ми каждого изо них, со всеми именами равно титулами за во всех отношениях требованиям протокола. Я, конечно, попыталась запомнить, однако бесцельно — усердствовать чужеродные для того земного шорба имена, через силу длинные. Оставалось надеяться, зачем по разговора со мной сам черт неграмотный снизойдет.


      За представлениями да вежливыми фразами период пролетело быстро. Не успела ваш покорный слуга опомниться, в духе герольд объявил касательно приходе короля да королевы.


      Приседая во реверансе, чувствовала себя колченогой табуреткой. Никакого сравнения на изяществе вместе с проходящей мимо королевой на белоснежном, украшенном бриллиантами миди ваш покорнейший слуга никак не выдерживала. Черт, не позволяется взяться такими совершенными!


      Их величества прошли нет слов главу стола. Следом потянулись равно постоянно остальные, начиная нас из Арданэллиром. На сей однажды ми предстояло трудиться посреди каким-то советником во возрасте да агоном первого крыла карателей дэйнатар. Тариллиром, кажется. Или Тиреллором?.. В общем, высоким статным мужчиной из аристократичными чертами лица равно видимыми пусть даже при помощи похожую сверху Арданову форму рельефными очертаниями мышц.


      Ардан но занял простор в области правую руку через короля — статного сильный пол средних планирование вместе с привычным чтобы этой расы ледяным выражением лица.


      Сев, ваш покорный слуга нервически уставилась получи и распишись неимоверное численность столовых приборов. Даже на Полуночном замке аз многогрешный малограмотный что-то около боялась что-либо перепутать! Здесь а ото одной мысли, который возьму неграмотный ту вилку иначе говоря ложку за спине пробегали пугливые мурашки.


      А позднее начался Обед. Именно так, со больший буквы. Чинный, неспешный, царственно-формальный.


      Я во стоит на повестке дня единовременно вознесла мысленную признательность маме да бабушке из-за то, что такое? во юности они вбивали во меня запас знаний этикета лещадь лозунгом: «В интеллигентной семье должны смыслить в духе управлять себя на высшем обществе. Это красит человека да приносит во его бытье культуру!»


      Кто бы был способным подумать, что такое? ми до тех пор пригодится понимание всех сих тонкостей!


      А посередь сидящими следовать столом дэйнатарами исподволь завязались разговоры. Советники несколько обсуждали, Арданэллир разговаривал со королем. И только лишь ваш покорный слуга сосредоточенно, путем силу жевала, тщательно выбирая ко в одни руки блюду подходящие вилки.


      — Вы жирно будет напряжены, расслабьтесь, — негаданность раздался недалеко безглагольный голос. — На вы уж однако посмотрели равно нынче заняты своими делами.


      Чуть никак не подавившись, автор сглотнула кусочек отбивной да повернулась для говорившему — агону первого крыла карателей. Мужчина смотрел нате меня спокойно, без участия толики присущей дэйнатарам надменности alias превосходства.


      — Спасибо, — выдавила я, лихорадочно вспоминая, вроде а его зовут.


      На лице дэйнатара проскользнула мимолетная понимающая полуулыбка.


      — Ториллир, — напомнил он, во всех отношениях меня смутив.


      Ой, наравне стыдно-то!


      — Извините, ваши имена порядком сложные к меня, — постаралась оправдаться я.


      — Я понимаю, — успокоил агон равным образом перевел тему: — Как вы столица?


      — Очень понравилась, — автор облегченно улыбнулась. — Нигде сызнова из-за всю житьё-бытьё невыгодный встречала таковой красоты. Жаль, капельку посчастливилось увидеть.


      — Ну, у вам времени паче нежели достаточно. Начните не без; осмотра дворца да парка, думаю, вас понравится.


      — Не сомневаюсь, — согласилась мы равно неумышленно посмотрела получи и распишись Ардана.


      Интересно спирт меня лишенный чего своего сопровождения весь выпустит куда-нибудь?


      Словно почувствовав, оный бегло скользнул до ми равнодушным взглядом да снова вернулся для разговору из его величеством. А Ториллир продолжал предписывать роспись обязательных для посещению мест:


      — После обеда можете залететь на Лазурную галерею. Она что однажды находится по части пути ко крылу Арданэллира. Вас все же после этого разместили, сколько ми известно?


      — Да. Спасибо, ваша милость бог заботливы, — поблагодарила автор необычного дэйнатара да для себя довила: «В различие с других».


      Словно прочитав мои мысли, молодой человек ответил:


      — Я для людям отношусь спокойно, помимо лишней ненависти. А ваша необычная облик равно далеко не вызывает интерес. Не встречал подобного раньше.


      — Значит, подобных ми ваша милость до данный поры далеко не карали? — через смущения ляпнула ваш покорный слуга невпопад.


      Ториллир, чуть-чуть улыбнувшись, нелестно качнул головой.


      — Нет. И адски отнюдь не хотел бы, воеже поперед сего дошло.


      И гляди попробуй, пойми, поклон тебе безотлагательно сделали, либо предупредили что до чем-то?


      — Мне бы в свою очередь сего отнюдь не хотелось, — заверила я. — Скажите, нешто промеж дэйнатаров столько незаконопослушных, в чем дело? наказаниями занимаются аж хорошо подразделения?


      — Разумеется, нет. Неужели Арданэллир невыгодный рассказывал касательно карателях?


      — Сказал только, что-то ваших отрядов четыре. Мы весь немножко общались, — без обмана ответила я.


       И заново поймала получи себя стремительный взор Ардана.


      Хм, кажется, меня держат лещадь присмотром, и, может, ажно слышат, об нежели подходит разговор. На миг из чего можно заключить неловко, так мы после этого а себя одернула. У нас шелковица вежливая светская беседа, отнюдь не паче того. И расследование общедоступных вещей. А хоть разве равным образом нет… какое кому дело?


      — Первое равно во-вторых крылышко — сие личная караул короля равно королевы, — тем временем, пояснил Ториллир. — Третье да в-четвертых следят вслед за приграничьем равным образом внешними угрозами.


      — Теперь понятно, спасибо, — автор этих строк благодарно улыбнулась. — Серьезная у вам после этого охрана.


      — Более чем, равным образом безвыгодный всего лишь интересах королевской семьи, — подтвердил дэйнатар. — Так аюшки? прогулки интересах вы окончательно безопасны.


      — Не сомневаюсь, — аз многогрешный кивнула, да затем помрачнела. — Хотя вместе с эдакий охраной маловероятно ли ми удастся обозреть чертог — никуда малограмотный пустят.


      — С зачем ваша милость круглым счетом решили? Ваш положение позволяет передвигаться фактически минуя ограничений.


      — Мой… что, простите? — никак не поняла я. — С зачем вдруг?


      — Хм, Арданэллир да сего вы малограмотный удосужился объяснить? — Ториллир чуть-чуть нахмурился. — Как сие в него похоже… Инга, дав изречение с имени короля, возлюбленный взял полную порука получи себя вслед ваши действия, тем самым сравняв ваши статусы да привилегии.


      Ого! Вот где-то новости! Не думала, в чем дело? наша условие равным образом вокабула агона карателей дэйнатар полноте держать такие последствия! Это сколько а получается? Если Арданэллира называют «ваша светлость», то…


      — Это ваш покорный слуга тута получи и распишись правах герцогини что-нибудь ли? — неуверенно уточнила я.


      — Нет. На правах племянницы его величества Заариила Туманного.


      Я сглотнула. Ну ничто себе!


      — Но неужто не грех таково питать доверие мне? Постороннему, ей-ей снова человеку?


      — Вы связаны магическим договором. Не надеяться вы — безграмотный питать доверие Арданэллиру. Каждого изо карателей дэйнатар царь отбирает лично, в одни руки дает имеет право пустить в дело свое выражение не принимая во внимание ограничений. Никто изо нас прямо-таки невыгодный станет сверху предательство, тем больше агоны.


      — Все в одинаковой мере странно, — пробормотала я. — И неправильно. А глядишь ваш покорнейший слуга смертник-террорист? И вынудила его умозаключить сделку?


      — Вынудила? Арданэллира? — дьявол ажно бровь изогнул через удивления.


      Да, пожалуй, равным образом заправду неразумие сказала. Но успокоиться, тем невыгодный менее, безвыгодный смогла.


      — Знаете, во моем мире поговорка есть: «доверяй, же проверяй».


      — Занятная пословица. Неужели вам хотите наделать неудача королю равно Туманному королевству, Инга?


      — Боже упаси, — открестилась я. — Нет, конечно.


      — Не лжете, — констатировал Ториллир. — Видите, пугаться вам никак не имеет смысла.


      Так сие надзор была?!


      Я поперхнулась равно кашлянула — капли забыла, что такое? они отличают правду от лжи! И после этого но удостоилась нового взгляда Арданэллира.


      — Ему неграмотный чересчур нравится, что-то автор сих строк общаемся, — отметил агон.


      — Да? Почему? — просипела пишущий эти строки равным образом потянулась ко бокалу со водой.


      — Давняя взаимная неприязнь.


      Я помрачнела. Нет, неужто необходимо же! Час через часу неграмотный легче. В кои-то вежды попался подходящий человек… во смысле, дэйнатар, со которым не грех пообщаться, равно еще проблемы.


      — Не волнуйтесь, вы сие далеко не коснется, — заверил Ториллир. — Я разделяю статусы равным образом личную ответственность.


      Угу. Ты-то, может, равно разделяешь. А вишь Ардан… Что-то ми подсказывает, который получи и распишись следующем обеде меня пересадят для какому-нибудь напыщенному советнику.


      За разговором перекурка подошел для концу. Его величество начал подниматься, а вдогонку вслед ним равным образом весь остальные, в книжка числе равным образом нас вместе с Ториллиром. Агон подал ми руку помогая встать. Отказываться отнюдь не стала да протянула свою на ответ.


      А на ближайший пора вздрогнула через леденючего голоса нечаянно появившегося возле Ардана:


      — Ториллир, елико аз многогрешный помню, твое район рядышком от королем. Советую вернуться для своим непосредственным обязанностям.


      После аюшки? мою руку демонстративно перехватили равным образом сжали, прозрачно показывая недовольство. Вот какого черта, спрашивается?


      — Я помню в отношении своих обязанностях, — безучастно откликнулся агон первого крыла. И против всякого чаяния скривил цедилка во неприятной усмешке. — Кажется, автор поменялись местами, Арданэллир? Не знаю, равно как ты, а аз многогрешный нахожу сие очень забавным.


      Не дожидаясь ответа, возлюбленный развернулся равным образом быстрым медленный направился для королевской чете.


      — И почто сызнова никак не так? — вполголоса, строго спросила я. — Может, твоя милость ми зараз выдашь оглавление разрешенных для общению имен?


      — Не утрируй. Я тебя безграмотный ограничиваю во общении, — глас Арданэллира заново стал ненавистно-бесцветным. — Но с Ториллира тебе отпустило следовать держи расстоянии.


      — Потому что-то ваша милость на ссоре? Слушай, меня ваши застарелые конфликты далеко не касаются.


      — Ты причины их далеко не знаешь.


      — Разумеется, безвыгодный знаю, — вспылила я. — Я общий ничто далеко не знаю, благодаря тому что в чем дело? твоя милость ни штрих отнюдь не объясняешь. Просто ставишь под фактом, да все. Причем ранее за того, на правах черт знает что произойдет. И смотришь для меня не без; таким видом, чисто ваш покорнейший слуга на этом виновата. А я, может, равным образом авторитетный потенциально маг, так никак не телепат, Ардан. Откуда бы ми было испытывать в отношении способностях принца Бернарда, например? Или видишь без дальних слов — автор убеждения малограмотный имею, сколько тебе безвыгодный нравится!


      Мгновение Арданэллир вновь смотрел получи меня пронзительным, малограмотный ото таблица этого взглядом, а дальше рожа его недавно незаметно изменилось. Эмоций оно так же отнюдь не выражало, но, тем безвыгодный менее, стало быть паче живым. Словно святочная харя спала.


      — Справедливо, — афористично признал он. — Объясню.


      «И надеюсь, который по прямой сейчас», — в уме добавила я, наблюдая, наравне советники одинокий вслед за другим чинно покидают столовую. Для того так чтобы вытечь их примеру, осталось только лишь наступить ко королю да откланяться.


      К Заариилу Туманному наша сестра равно направились. Его величество из супругой стояли невдалеке с обеденного стола равно беседовали со каким-то советником. За их спинами возвышались четверо затянутых во знакомую униформу дэйнатаров-карателей, в томик числе и агона Ториллира.


      Когда пишущий сии строки подошли, самодержец коротким взмахом обрезки отпустил советника, равно перевел воззрение в нас. А позже того, на правах мы во появляющийся однажды изобразила реверанс, проговорил:


      — Мадемуазель Инга, Арданэллир рассказал нам в рассуждении вашей сделке. Нахождение книги Азарвила на пределах Туманного королевства нас сильнее нежели устраивает. Мы со своей стороны прямо подтверждаем ваше монополия для равные условия. В ближайшем будущем вам обеспечат во всем необходимым равно положенным соответственно статусу.


      — Благодарю, Ваше величество, — выдохнула автор да снова разок присела во реверансе.


      От шатание хоть коленки дрожать начали. Благо, убор длинное!


      — Надеемся, аюшки? учебник хорош тогда во ближайшее время. — Заариил перевел лицезрение возьми Ардана. — Не откладывай поиски во архиве. Девушку проводят воины изо моей личной охраны.


      Арданэллир сжато кивнул, да его величество взмахнул рукой.


      Словно изо воздуха возле со мной возникли тандем дэйнатаров. Я целых вздрогнула, до того неожиданным сие оказалось, равно воровато покосилась возьми них. От мужчин можно подумать тянуло холодом, у меня ажно хлад до коже пробежал.


      «Вот твоя милость равным образом подо конвоем», — беспросветно поздравила пишущий эти строки себя.


      — Что ж, никак не буду побольше вам задерживать, — благосклонно разрешил царь равно самолично направился ко дверям.


      Мы чуточку задержались, ожидая, в некоторых случаях правитель покинет помещение, равно всего-навсего в дальнейшем сего двинулись для выходу.


      — Обещание мы помню, — отпуская мою руку, произнес Арданэллир. — Как лишь только ты да я разберемся из насущными проблемами, целое объясню. А на срок даст бог получай твою разумность. Возвращайся для себе, хорошо?


      — Вернусь, конечно. Куда аз многогрешный денусь ото вашего конвоя? — моя персона равно бросила раскосый представление бери стоящих ради задом дэйнатаров.


      — Они неграмотный конвой, Инга, а охрана, — поправил Ардан. — Скоро привыкнешь да перестанешь видеть их присутствие.


      Я кивнула, добро бы верилось во сие со трудом. А после поняла, аюшки? целиком и полностью безграмотный помню дорогу. Перехватив муж растерянный взгляд, Арданэллир не принимая во внимание труда его расшифровал да в коротких словах пояснил, камо равным образом когда-когда надо поворачивать.


      — Если забудешь, стража подскажет точный путь, — закончил он, позднее ась? немногословно попрощался да направился во противоположную с меня сторону.


      Вздохнув, я, во свою очередь, развернулась да двинулась соответственно указанному маршруту.



      Глава 02



      Так вроде шаражничать было некуда, решила наконец-то предоставить не заговаривать зубы местным красотам. Шла медленно, не без; интересом разглядывая интерьер, картины да статуи. А добираясь до самого очередного поворота, дальнейшее наклонность уточняла у своих стражей.

  

      Дойдя, наконец, накануне крыла Арданэллира, в глубине сердца настроилась бери длительную релаксацию на мраморной ванной. Как вдруг, по поводу одной изо ближайших дверей, оказавшейся малость приоткрытой, донеслось злое, отрывистое: «черноволосая стерва!».


      Я нелицеприятно остановилась да прислушалась. Поскольку весь дэйнатары были блондинами, совещание правильнее просто-напросто шел об мне. И клеймящий согласно тону, шелковица меня никак не хвалили.


      — Представляешь, по поводу того, сколько симпатия — плоскодонная пигалица, пан наорал получи и распишись нас! — чеканила отроковица за ту сторону двери. — Да симпатия должна была бытовать благодарной, аюшки? ей взять хоть некоторый помочь вызвался! А меня через нее чуть-чуть отнюдь не уволили.


      Та-ак, кажется, сие моя утренняя служанка Елаисия. И почто значит, «едва»? Насколько аз многогрешный помню, Арданэллир высказался больше нежели однозначно.


      В душе азы развиваться злость. Эта тетка подставила меня вместе с платьем равным образом королевским обедом, а днесь покамест отнюдь не довольна, зачем ее после сие отчитали?!


      Тем временем совещание продолжился.


      — Талисия как и жаловалась, что-нибудь милорд по непредвиденным обстоятельствам пренебрег общением не без; ней равно заставил повременить вплоть до ночи, — поддержала Елаисию невидимая собеседница. — И извольте бы для королю спешил, в такой мере нет. Эту человеческую девку, видите ли, осуществлять требуется было. Будто последняя ганшпуг в колеснице остальной равно безвыгодный справился бы. Все думаю, который симпатия такое на постели может, единожды Талисию в другой чертеж подвинули?


      Нет, сие контия слишком.


      Я безвыгодный выдержала и, распахнула дверь. Однако стоило перешагнуть порог, что двум горничные застыли, а выражения их лиц закаменели. Очень желательно рухнуть для ругань, так пишущий эти строки сдержалась да обратилась ко утренней «помощнице» приблизительно спокойно:


      — Вас пару часов отворотти-поворотти уволили. Что вас тутовник делаете?


      Елаисия вздернула подбородок да проговорила:


      — Я вы неграмотный подчиняюсь равно малограмотный должна под вами отчитываться.


      — Что ваш брат никак не должны — что-то около сие дебатировать гостей Арданэллира ради спиной. Тем более, во таком тоне, — процедила я.


      — Гостей — да. — Меня окинули выразительным взглядом. — Ах, да, вам все же тоже… гостья. Прошу прощения, забыла.


      В контексте предыдущего разговора по отношению моих «способностях» такая затор равно обнаженно циничное обеление насквозь вывели изо себя. Да как долго можно, на конце концов?!


      В душе вспыхнула злость да возьми нее в одно мгновение отреагировала сила. В секунда ока по части коже прокатилась покалывающая волна, а пессарий держи пальце нагрелось. Я рефлекторно стряхнула напряжённость вместе с рук… да какой-то неведомой силом обоих дэйнатарок отбросило бери сколько-нибудь метров!


      От неожиданности ваш покорный слуга ойкнула да прижала щипанцы ко груди. Но было уж поздно.


      Стены равным образом артесонадо комнаты охватило пугающее алое мелькание — видимо, сработала какая-то обеспечение дворца. Оба моих сопровождающих с дэйнатарской стражи во секунда ока оказались рядом. Одновременно от сим с коридора послышался прогрессирующий этот стенание у нас песней зовется неприятности равно холодный, квелый голос, сообщавший насчёт несанкционированном применении магии кайфовый дворце. Сирене вторил визг перпуганных горничных.


      Ой, мамочки! Что автор натворила-то!


      Спустя пару мгновений на дверях появились снова серия мужчин от мечами наизготовку. И, заметив нас, обескураженно замерли получи пороге.


      Наверное, нужно было вещь произносить alias объяснить, а целое мысли изо головы вылетели.


      — Извините, — выдавила я.


      А на следующую подождите на комнату влетел Арданэллир. И, резким взмахом щипанцы деактивировав пурпурную защиту, обхватил меня следовать плечи.


      — Ты во порядке? Живая, отнюдь не пострадала? Кто напал?


      Стало ничуть стыдно. Из-за несдержанности этакий беспорядок устроила!


      — Понимаешь, десятая спица отнюдь не напал. Это… извини, это, кажется, за меня, — пробормотала я.


      Арданэллир медленно, по-деловому вздохнул. Потом перевел лицезрение держи одного изо королевских охранников равно щипком потребовал:


      — Отчитывайся.


      Дэйнатар в двух словах кивнул равным образом четко, по порядку пересказал все, зачем произошло, начиная вместе с момента подслушанного мной разговора.


      Слушая, ваш покорнейший слуга лихорадочно сжимала пальцы. Предугадать реакцию Арданэллира безвыгодный получалось: рыло его оставалось нацело непроницаемым хоть перед развязка рассказа. Все не без; тем а видом дьявол посмотрел бери Елаисию равным образом бесцветно спросил:


      — Я уволил тебя утром. Что твоя милость тутовник делаешь?


      — Меня приняли получи и распишись другую должность, ваша светлость, — пролепетала та.


      — Кто?


      Девушка замялась. Видно было, в чем дело? отзываться Елаисии аспидски крепко малограмотный хочется. Однако сосредоточенный суждение Арданэллира выбора далеко не оставлял, равным образом симпатия тихо, почитай себе под нос произнесла:


      — Его просветленность агон Ториллир.


      Все до текущий поры удерживающие меня ради закорки грабки получи и распишись миг сжались сильнее. И сегодня хоть недостаток какой-либо мимики получи лице Ардана невыгодный помешало ми понять, что такое? оный зол. Сильно.


      — И в качестве кого подобное произошло?


      Голосом Арданэллира в ту же минуту не грех было схватывать моря. Сейчас дьявол наравне отроду походил возьми беловолосого демона, бездушного да мрачного. Даже автор во принципе далеко не причастная ко переводу служанки нате другую положение вздрогнула. А Елаисия круглым счетом вообще, кажется, готова была навалиться на обморок. Но однако но нашла во себя силы ответить:


      — После вашего приказа моя персона направилась для своей троюродной сестре, которая работает на штате ее величества Даэллианы, равно рассказала в рассуждении случившимся ей. А его яркость агон Ториллир, видимо, находился поблизости, во охране, равным образом благодаря чего стал невольным свидетелем. Узнав об вашем недовольстве, его сияние разрешил ми остаться у него. Я… пришла скопить имущество равно разговорилась не без; подругой…


      Она судорожно скосила воззрение бери вторую дэйнатарку равно затихла.


      Только ныне пишущий эти строки заметила, аюшки? комната, уж на что да просторная, была обставлена малограмотный до такой степени паном равно помпезно, во вкусе мои апартаменты. А недалеко приоткрытого шкафа стояла приличных размеров сумка.


      В комнате повисло секундное молчание, словно бы могильная тишина преддверие бурей. А попозже Арданэллир взглянул получай застывших у порога стражников, да зазвучали короткие, отрывистые команды:


      — Выставить обоих ради границы дворца. На пошлины отдать далеко не сильнее десяти минут. Ториллиру проинформировать равным образом предупредить, ась? после этого автор этих строк их далеко не потерплю. Если у него возникнут вопросы — пусть себя на здоровье напрямую обращается ко мне.


      После в чем дело? меня перехватили лещадь руку равно бегло вывели во коридор. Впрочем, аз многогрешный этому была лишь только рада, потому постоянно сие миг чувствовала себя малограмотный на своей тарелке. Конечно, поначалу пишущий эти строки усиленно удивилась решению Ториллира прекратить горничную Ардана себе. Но по прошествии рассказа Елаисии поняла: сие было обусловлено простым желанием сделать пакость давнему неприятелю. А то, ась? автор этих строк оказалась втянута на древний конфликт… пан рубят — щепки летят, вроде говорится.


      Да, неприятно, только переживу.


      — Инга…


      — Знаю, твоя милость отнюдь не успел ни ложки внятно никому объяснить, — оборвала ваш покорный слуга Арданэллира. — Но, веришь, ми поуже что совой об сосну получи то, ась? постоянно они думают. Другого с вашей расы аз многогрешный во любом случае никак не ждала. А вспылила зря, признаю.


      — Не нимало так, — врасплох опроверг он. — Сейчас по всем статьям известно, который твоя милость — моя гостья.


      — Гостья? — ваш покорный слуга зацепилась ради ненавистное слово. — И только?


      — Пока да. О том, кто такой твоя милость возьми самом деле, знают всего лишь князь равным образом его приближенные. И ваш покорный слуга с открытыми глазами просил Заариила затормозить подписывание указа касательно твоем статусе.


      — Что? — пишущий эти строки ушам своим безграмотный поверила равно вместе с возмущением уставилась бери него. — Но почему?! Хотя, понимаю, наверное, сие чрезвычайно с позором — признать до такой степени возвышенный гражданское состояние с целью какой-то человеческой…


      — Инга! — Арданэллир метко развернул меня ко себе, просто опалив ртутным взглядом. — Опять твоя милость пытаешься оскорбить, безграмотный думая!


      — И относительно нежели туточки думать?


      — О том, что-то в дальнейшем озвученного королевского указа обнова распространится утилитарно мгновенно, глупая твоя милость девчонка! — рыкнул он. — Как равно определение твоей внешности нераздельно со слепком ауры. А на этом случае хоть Линнелиру хорэ баста замысловато прибить маскировку так, с тем орава магов рядом Азарвиловой башни тебя неграмотный распознала. Нет, если бы тебе хочется, повеление подпишут немедленно. А для книге будем вскрываться вместе с боем. В конце концов, мое боевое крылышко да сколько-нибудь сот магов сломать может, с каких щей бы равным образом нет? Правда, ибо образ действий карателей дэйнатар по мнению умолчанию постоянно одобрены королем, сие хорошенького понемножку аутентично тому, который Заариил торжественно объявил войну Закатному равным образом Сумеречному королевствам. Но нам равно для этому неграмотный привыкать. Мне спустить предписание об общем сборе?


      — Не надо! — воскликнула я, прерывая резкую выступление дэйнатара да чувствуя себя недальновидной дурой. — Я поняла, извини!


      — Я еще уяснил, который на Ограниченном мире человеки неграмотный держат стихи без мала никогда, да тотальное подозрение ко по всем статьям у тебя во крови, — ранее сдержаннее сказал Арданэллир. — Но до этого времени а постарайся понять, что-то автор малограмотный индивидуальность твоего мира. Я — дэйнатар, притом несвободный словом, которого ввек безграмотный нарушу. Запомни сие равным образом кончай заподазривать меня, ночница знает на чем. Меня надёжность твоя беспокоит, а отнюдь не отзыв окружающих получи и распишись какие-то немного погодя статусы.


      После таких слов моя персона решительно смутилась равным образом почувствовала себя виноватой. Он прав, моя особа продолжаю навешивать получи всех ярлыки исходя с стереотипов другого мира. И подле этом без устали забываю, идеже нахожусь равным образом вместе с кем общаюсь.


      — Извини, — в который раз пробормотала я. — Я… может, в одно красота время помочь могу?


      — Можешь, — возлюбленный кивнул. — Возвращайся для себя да невыгодный махай руками и так бы мало-мальски часов, хорошо? А так моя особа приближенно равным образом из-за неделю картотека безвыгодный переберу.


      Я кротко кивнула да сопровождаемая пристальным взглядом Арданэллира поспешила во гостевые покои.


      Войдя во гостиную, аз многогрешный наткнулась получи новую горничную. Девушка присела во положенном книксене равным образом поинтересовалась, малограмотный надлежит ли ми что-либо. Однако на книжка нервном состоянии, каком автор этих строк находилась сейчас, желательно всего только побыть одной, об нежели равным образом сообщила служанке. Та далеко не заставила себя продолжительно поджидать да покинула апартаменты. Причем, кажется, инда со облегчением.


      Когда из-за горничной закрылась дверь, мы утомленно потерла хайбол равно постаралась снарядить разбегающиеся мысли. Подумать только, за меня всего только что такое? были готовы развязать войну! Хотя… нет. Не за меня, а за артефакта. Я — сие так, вынужденное приложение.


      Осознание того, зачем какая-то журнал до этого времени в равной степени оставалась значительнее меня самой, нож острый резало по части душе.


      «Инга, твоя милость вновь ведешь себя как бы ревнивая барышня!» — одернула автор саму себя. И, вовсе отбросив неприятные мысли, двинулась на ванную. После таково напряженного обеда равно выяснения отношений вдвойне надобно было порядком расслабиться.


      Релаксация во пенной воде пластично переместилась во дремоту получи и распишись кровати. Делать было напрочь нечего, а тащиться по части дворцу равным образом нарываться сверху очередные сплетки автор неграмотный хотела. Тренироваться во магии как и опасалась — чуть-чуть ли, равно тогда гвардия неведомая сработает?


      Так да пришлось пролежаться предварительно вечера, жалея, аюшки? Арданэллир далеко не оставил меня во Полуночном замке. Там так например инфант был равным образом лаба безопасная ради магических упражнений. И книги интересные…


      А после этого — скука!


      Когда вслед окнами отсюда следует темнеть, вернулась горничная. Перед на лицо возлюбленная катила седой столик, принужденный накрытыми тарелками, кувшинчиками равным образом вазочками.


      — Ужин, мадемуазель, — мелодично сообщила она, снимая крышки.


      По воздуху словно по мановению волшебного жезла разлились духи пряностей равно жаркого.


      — А Арданэллир что же? — поинтересовалась я.


      — Его неомраченность агон пока что невыгодный возвращался. Велено было дать еда вас во комнату.


      Что ж, малограмотный удивительно. Архив — получи и распишись так равно архив, дабы бытийствовать огромным.


      Закончив свою работу, прислужница поклонилась равно по новой исчезла следовать дверью. Я а основания проверять закуски. Хоть какое-то развлечение!


      Ардан заглянул, при случае автор доедала десерт. Тут но отложив столовые приборы, автор этих строк приготовилась ко новостям, всё-таки их невыгодный последовало.


      — Ешь, автор этих строк прямо зашел опробовать наравне у тебя дела, — сказал он.


      — Все хорошо, — заверила я. — Как поиски?


      — Пока нуль стоящего выкопать невыгодный удалось. Судя за всему, чьи года этой башни заметно старше, нежели пишущий сии строки предполагали. Пока зачем совершенно документы, на которых встречалось поминание касательно ней равным образом что касается каторге, указывали только что сверху то, в чем дело? безвыездно давнёшенько заброшено. Завтра продолжу поиски.


      — Понятно. — Я в воображении вздохнула, предчувствуя пока что одинокий будень скуки. — Надеюсь, грядущее тебе повезет больше.


      — А контия в духе я-то получи сие надеюсь, — пробормотал дэйнатар.


      После аюшки? пожелал ми спокойной ночи равным образом вышел.


      Какое-то минута аз многогрешный задумчиво помешивала ложечкой остатки фруктового мусса равным образом форсированно думала, нежели начать завтра. Рискнуть да во всяком случае пуститься в путь для экскурсию? Или поизучать местные предметы искусства?


      Окинув взглядом декоративные вазочки во нишах равно пару картин для стене, пишущий эти строки раздраженно поморщилась. Нет, интереса они безвыгодный вызывают. Можно, конечно, отпустило разобрать завитушки сверху дальнем гобелене, но…


      Я замерла. Мысли об узорах заставили предаться воспоминаниям по части татуировке Арданэллира. Вот что-то бы мы пунктуально из удовольствием изучила!


      «А зачем бы равно никак не постараться снова?» — мелькнула шальная идея, равным образом я, подскочив, заметалась сообразно комнате, разыскивая письменные принадлежности. Карандаш равным образом препроводиловка нашлись порядком быстро, беспричинно что-нибудь немного спустя моя персона сейчас выбегала во коридор.


      Несколько поспешных шагов, солидный вздох, да во моя хэнд поуже стучит на покои Арданэллира.


      Через несколько, кажется, бесконечных мгновений, портун открылась… равно ваш покорный слуга уткнулась носом по прямой во нее! В мою прелесть!


      Ардан, видимо, уж ложился спать. Он был всего-навсего на одних брюках, позволяя на полной мере рассмотреть могучий стан равным образом тугие мышцы сиськи равно рук. В остальной однажды автор этих строк бы, пожалуй, оценила до такой степени эффектное зрелище, только сейчас… без дальних разговоров напрямик передо мной закачаешься всей красе была татуировка!


      — Инга? — некто нахмурился. — Что твоя милость хотела?


      — Тебя… во смысле, твою божественную метку, — неграмотный отрывая взгляда с вожделенной татуировки, пробормотала я.


      — Что?! Опять?


      — Ну…


      — Инга, твоя милость невозможна. Сказал же, ась? у меня пропал получи и распишись сие времени.


      — Это было тогда! А теперь твоя милость тем неграмотный менее вничью безграмотный занят! А пишущий эти строки ненадолго! — затараторила я. — Смотри, ваш покорный слуга бумагу со на вывеску принесла! Быстро перерисую, равным образом все!


      — Да почему твоя милость для ней где-то привязалась?


      — Как что? Это но затрагивание бога!


      — Касание? Я бы безграмотный сказал. Там эдакий зуботычина был...


      — Какая разница! — перебила ваш покорный слуга возбужденно. — Символы такие древние! И всецело изо разных культур! Я обязана постигнуть эту метку!


      — Свою изучай! У тебя в свой черед есть!


      — Не такая! Ее пишущий эти строки сделано исследовала, равно с годами только лишь анимализм! А у тебя невероятная, невозможная вместе с точки зрения объективной науки вязь!


      — Инга…


      — Ардан! Ну пожалуйста! Любой хронист у нас ради такое руку бы отдал! Вот хочешь ваш покорнейший слуга тебе руку отдам?


      — Да никак не нужна ми твоя рука! — рявкнул целиком повыведенный изо себя дэйнатар.


      Однако автор далеко не отступила, понимая, аюшки? другого шанса может безграмотный выпасть. Пусть почем приятно рычит, всего только согласится!


      — Инга, твоя милость душевнобольная женщина!


      Упрямо молчу да с мольбой смотрю получи и распишись него. Прямо во наполненные ртутью глаза. Секунда, другая, да гнетущий вздох:


      — Демон со тобой. Рисуй. Только отстань!


      Счастливо пискнув, ваш покорнейший слуга проскользнула во как пан обставленную гостиную. И здесь но принялась из-за работу: точно угорелый зарисовала петлю уробороса равно стала чертить первые знаки. Но многие изо них были больно мелкие, равно не присаживаясь было архи дискомфортно сие делать. Осознав, аюшки? этак провожусь долго, правда покамест почему доброго могу отчего-то исказить, моя особа решилась равно попросила:


      — Ляг, пожалуйста.


      Новый вздох, да уже, видимо, ничему далеко не удивляющийся дэйнатар, смирившись, без слова прошел на спальню да растянулся бери широкой кровати. После что такое? закинул пакши из-за голову и, кивком предложив поехать вслед его примеру, замер.


      Даже неграмотный задумываясь, моя персона прыгнула тама же. После а положила табель стойком возьми мощную соски да души начатки перерисовывать. Даже квакало ото усердия прикусила равным образом склонилась пониже, с тем вернее примечать по сию пору малейшие значки.


      Да, что-то около значительно удобнее! И работа несравненно быстрее идет!


      Правда, кудряшки неослабно мешали, соскальзывая вперед. Раз нате пятый ругательно-нервной попытки водворить их противоположно вслед ухо, Арданэллир малограмотный выдержал равно сам по себе перехватил их. Скрутил во кулаке равно чуток оттянул назад, удерживая, с намерением далеко не мешали.


      — Спасибо. — Пробормотала я, безграмотный отвлекаясь с рисунка. — Я еще с закончи...


      Меня прервал возможный звук двери равным образом оченно удивленный бабий выдох:


      — Арданэллир? что... Что происходит?!


      Я подняла голову, обернулась равно увидела стоящую для пороге спальни Талисию. Лицо ее утратило ни чуточки всю дэйнатарскую хладнокровие да надменность, равным образом выражало теперь бурную мешанина растерянности да негодования. А после поняла да причину. Ардан равным образом автор этих строк сверху кровати. Он раздет прежде пояса, ваш покорный слуга склонилась по-над ним, а спирт придерживает мои волосы... Со стороны — положение пошлее некуда! Боже! Да тогда который нужно воспринял бы увиденное абсолютно однозначно!


      — Ничего особенного, — во сие промежуток времени раздался мирный гик Арданэллира. После а настоящий непробиваемый фигура перевел представление получай меня равным образом добавил: — Инга, невыгодный отвлекайся. Закончи уже.


      Талисия резким движением развернулась да опрометью вылетела изо покоев, голосисто хлопнув дверью.


      — Н-да, — смотря ей вслед, выдавила я. — Неловко вышло. Тебе днесь поясняться со ней придется.


      — С а твоя милость взяла? — Арданэллир приподнял бровь.


      А автор ото такого вопроса во всех отношениях растерялась.


      — Э-э, на правах не без; чего? Вы ведь… на общем, ми ни свет ни заря показалось, ваша сестра слыхать вроде близки…


      — Талисия — моя любовница, — бесчувственно подтвердил он. — И что?


      На момент выходит неприятно. Хотя, вроде, равным образом перед слов Арданэллира об этом догадывалась, а всегда равно.


      — Как — что? — автор постаралась не утратить спокойную интонацию. — Она как-никак обиделась. И убежала.


      — Как убежала, эдак равно прибежит, когда-никогда позову.


      — Да? Значит, у нее нисколько горделивость равно гордость отсутствуют. Если бы пишущий эти строки обиделась, так неграмотный пришла бы, — холодно сообщила я, возвращаясь ко рисованию. — Тем более, от таким отношением.


      В протест послышался засохший смешок, да ми сообщили:


      — Инга, интересах девушек модальность равно возможное удачное союз имеют слабо большее значение, нежели какие-то обиды либо неуместная гордость.


      Я скривилась.


      — Толку через титулов равно статусов, даже если на отказ получаешь такую черствость? Хотя вы, дэйнатары, для этому привычные. А с целью меня аж аллопрининг принца Бернарда да ведь выглядит паче заманчивым. Он так например получай дары флоры отнюдь не скупился… И отчего я, спрашивается, на Полуночном замке безграмотный осталась?


      Я размышляла вслух, во так срок в отдельных случаях большая порцион сознания была занята перерисовыванием татуировки. Единственное, что такое? заметила — затвердевшие перед моими руками мышцы. Но должного внимания этому малограмотный уделила, радуясь лишь, что такое? следовательно отпустило чертить.


      — Соскучилась до Бернарду, значит? — тупо процедил Арданэллир. — Мне казалось, твоя милость усвоила, что такое? с него вернее соблюдать как бы дозволено дальше. Или сейчас далеко не боишься?


      — Не боюсь, — согласно инерции кивнула автор этих строк равным образом отстраненно пробормотала: — Чего его бояться, неравно Калионг ранее сказал, почто поможет?


      И тутовник а охнула, оказавшись во руках энергично севшего дэйнатара. Листок не без; изображением татуировки улетел бог знает куда получай пол, вышибленный с шуршики рашкуль тоже.


      — Ты разговаривала не без; Калионгом? Когда? О чем? — Арданэллир был напряжен наравне струна. Горячие щипанцы дословно стиснули мои плечи.


      — Ну, сие было получи следующее утро впоследствии того, как… Бернард меня целовал, — неохотно призналась я. — И, во общем, Калионг спрашивал, нужен ли ми принц.


      — Что-о?!


      Такого изумления в лице дэйнатара ваш покорный слуга невыгодный видела, кажется, аж во начальный дата знакомства, в некоторых случаях во отдыхальне объявила изумительный всеуслышание, почто говорят его наняла.


      — Чему твоя милость удивляешься? В конце концов, самопроизвольно говорил: про девушек краеугольный камень — индигенат равно выгодное замужество, — невыгодный удержалась моя персона через язвительного напоминания.


      — И сие непременно полагается оказываться са-ариин? — чрез хлебогрызка процедил Арданэллир.


      — А с какой радости нет, ежели некто достанет неграмотный опасен? Разве у меня крупный выбор? Кроме него рядом со мной всего лишь ты! — ляпнула моя особа во запале.


      И всего лишь заметив вспыхнувшие опасной ртутью глаза, поняла всю темнота равно многозначность последней фразы.


      «Так. Надо счищаться отсюда, да как бы не грех быстрее, — мелькнула мысль. — Пока никак не наговорила до сей времени чего-нибудь чрезвычайно опрометчивого да глупого».


      — Знаешь, я, наверное, пойду, — судорожно пробормотала мы да попыталась отстраниться.


      Однако Арданэллир никак не пошевелился. Только черство отметил:


      — Ты малограмотный дорисовала.


      — Завтра дорисую. Или послезавтра, — татуировки, хоть божественные, для установленный час меня а именно метко перестали интересовать. — И вообще, вслед за тем тебя растирание ждет со ванной равно развлекательной программой.


      — Инга, твоя милость приближенно реагируешь, можно подумать ревнуешь.


      От его слов равно резкого, желчного тона, у меня целых мокрое дело ко щекам прилила.


      — Ревную? К постельной грелке, которая ни сверху волос бесправна? — выдохнула я.


      И получила на отповедь кривую, издевательскую улыбку.


      — То есть, тебя лишь только бесправие возмущает? Будь у Талисии какие-то права, твоя милость бы согласилась проявить себя в ее месте?


      Чувствовалось, который сказано сие специально, с тем поддеть. Что Арданэллир раздражен отнюдь не менее меня, да безоговорочно хочет разругаться.


      И моя особа бы не без; удовольствием! Но, насилу-насилу открыв рот, против всякого чаяния окончательно далеко не кстати осознала, зачем сижу бери кровати приблизительно близко прижатая для полуобнаженному мужчине. И какому мужчине! Теперь, в отдельных случаях остервенение охоты получи татуировку спал, я, наконец, оценила равно мышцы, равно тело и…


      В горле некогда безотложно пересохло, а воздуха таким образом малограмотный хватать. Организм, изрядно планирование соблюдавший вынужденное целомудрие, просто-напросто взбунтовался.


      Однако дело как прежде требовал ответа, равным образом аз многогрешный нечаянно облизнула пересохшие губы. После зачем собрала остатки решимости равным образом выдавила:


      — Н-нет.


      — Врешь, — нахраписто хриплым голосом проговорил Ардан ми лично нате ухо.


      Миг, да ваш покорный слуга оказалась прижатой ко кровати, точно втиснутой на нее жарким телом, ощущая мускулы, перекатывающиеся подо кожей мужчины. Но на смену того ради возмутиться, что такое? нисколечко малограмотный вру, ваш покорнейший слуга как зазимок на голову ажно интересах себя зарылась обеими руками во шелковистые снежные грива да притянула голову Арданэллира сызнова ближе. Мое клейстокарпий недвусмысленно дало постичь аж ми — вру, да уже как!


      А во следующую помедли его губы, оставив накаленно чувственную дорожку держи шее, впились на мои. Заставляя преследовать невероятное приятность с острых, жалящих поцелуев, переходящих на глубокие да чувственные, равно самой спрашивать большего.


      Глухо застонав, аз многогрешный нечаянно изогнулась дугой, прижимаясь ко нему сильнее. Мне было всего ничего поцелуев. Сейчас моя особа хотела сего мужчину всего, с головы до пят равно полностью, равным образом отнюдь не собиралась врать, в чем дело? сие неграмотный так. К тому но — бесполезно. Меня бы да малограмотный послушали.


      Арданэллир дословно срывал вместе с меня одежду, опаляя поцелуями плечи, шею, грудь. А моя особа могла всего лишь бездарно жаловаться лещадь сим яростным натиском, впиваясь ногтями на его спину. Причем класть мои пакши Ардан равным образом никак не собирался, кажется, получая через сего удовольствие, кое-как ли далеко не большее, нежели моя персона сама.


      Он сполна равным образом полностью подчинил меня, приподнимая мои чресла равно раскрывая их встречу себе. Проникая мощными, уверенными движениями да доводя предварительно полного исступления. Заставляя брать его целое глубже да шептать, стонать, галдеть одно единственное имя. Его имя.


      И, слыша учащенно бьющееся внутренность равным образом неровное дыхание, парить, радикально разоряться себя да истлевать в вспышке сверхновой.



      Когда умопомешательство схлынуло, Арданэллир устроился неподалёку и, обняв меня, переместил ко себя для плечо. Прикрыв глаза, ваш покорный слуга кожей впитывала его тепло, погружаясь на непривычную расслабленную негу.


      И сего мужчину аз многогрешный считала холодным равным образом черствым? Это но надо! Недаром Калионг отнюдь не стал упрямиться нате Бернарде…


      — Инга? О нежели задумалась? — якобы услышав неприятное имя, спросил Арданэллир.


      Я ажно лупилки приоткрыла равным образом взглянула получай него, пытаясь понять, никак не обнаружился ли у дэйнатара подачка для телепатии. Но нет, выглядел оный вовсе спокойным.


      — Ни касательно чем, — ответила я.


      Пальцы, удерживающие талию, малость сжались.


      — Опять врешь, — прищурясь, констатировал он.


      — Ну ежели лишь только чуть-чуть, — моя особа усилий улыбнулась.


      — Мне сие неграмотный нравится.


      — Помню, — заверила аз многогрешный и, потянувшись, пробежалась пальчиками по мнению мощной груди. — Но излагать близкие мысли касательно тебе целое эквивалентно невыгодный буду.


      Уголок губ Арданэллира дрогнул на довольной усмешке.


      — Ты ввек была экой своевольной упрямицей, другими словами исключительно ми где-то «повезло»?


      — И безвыгодный надейся. Всегда, — моя особа фыркнула, а впоследствии поерзала, стараясь расколбаситься поудобнее. От недавней нагрузки мышцы вместе с непривычки начали нацеживаться свинцом. Захотелось перевернуться, да через силу автор этих строк попыталась сие сделать, Арданэллир без дальних разговоров вернул меня бери место. Но отнюдь не стерпеть же! Пришлось перенести наглости равно спросить:


      — Ардан, а твоя милость массирование умеешь делать?


      Дэйнатар удивленно изогнул бровь.


      — Вообще-то, сей вопросительный знак ми стоило тебе задать.


      — Не умею, равным образом даже если ни разу безграмотный пробовала, — целиком честный да начистую сообщила я. И туточки но заныла: — Ну твоя милость тогда беспременно можешь! А у меня однако болит за этой внеплановой гимнастики!


      — Внеплановой? — его зеницы ненадежно вспыхнули. — И какие но у тебя ожидание были, привлекательно узнать?


      Я стремительно выдохнула.


      — Не придирайся для словам.


      — Я безвыгодный придирался, а задал вопрос.


      Черт, видишь все же вечный мужчина!


      — Да никаких, Ардан, — вместе с раздражением произнесла я. — У меня сейчас четверка возраст никаких планов!


      И попыталась переворотиться возьми прочий бок, хотя меня неожиданно подхватили да уложили получай живот. Миг, равно в области спине заскользили шероховатые мужские ладони, разминая ноющие мышцы.


      Действовал спирт уверенно, показывая, в чем дело? на своих предположениях автор этих строк невыгодный ошиблась. Человеческое гарполит Арданэллир знал во совершенстве.


      «Ничего удивительного, возлюбленный но воин», — проскользнула ленивая мысль.


      Впрочем, приблизительно немедленно сменившись растерянностью да смущением, с спокойного вопроса:


      — Четыре года, значит? И благодаря этому этак долго?


      — Принцев невыгодный попадалось, — выдохнула я, первое, что-то пришло во голову.


      И всего только охнув с усилившегося нажима, поняла, сколько сморозила.


      — Хорошо! И герцогов тоже, — скоро пропищала я, надеясь реставрировать ситуацию. — Только нежнее, пожалуйста! Не дави так, моя особа равным образом разломиться могу!


      — Нежнее, значит? — перспективно протянул Ардан, да касания неприметно изменились.


      Каждое его движение, плавное равным образом обманчиво мягкое, ныне вызывало волну мурашек. Казалось, вот-вот, равно мы окажусь во раю. От удовольствия автор этих строк застонала, да почти не словно по мановению волшебной палочки ощутила получи и распишись затылке горячее дыхание.


      — Какая ты, оказывается, чувствительная, — склонившись надлежит мной, прошептал Ардан, одним звуком своего голоса вызывая дрожь. — А ежели так?


      Его цедильня прошлись сообразно позвоночнику, а руки, получи минута сжав бедра, скользнули ниже, нахально лаская. От таких откровенных касаний бросило на жар. Я заново застонала равным образом задышала чаще.


      — Хорошая девочка, — со знакомой хрипотцой похвалили меня равно победоносно приподняли, перемещая изумительный тотально однозначную позицию.


      — Ардан! — запоздало опомнилась я.


      — Возражения никак не принимаются, — пиццикато сообщил он.


      И после этого а подался первоначально лишенным всякой сдержанности натиском, срывая от моих губ вскрик. А следовать ним сызнова один, равно еще.


      Арданэллир ещё подчинял меня, оставляя власть вкушать всего его прикосновения да его желание. И автор этих строк безвыгодный смела, истинно равным образом безграмотный хотела противиться, целиком отдаваясь на его власть.


      Из моей перси вырвался стон, а конвульсивно сжатые щупальцы вцепились во граница одеяла. В глазах в повремени потемнело. Наслаждение захлестнуло горячей волной, да медленно, нехотя отступило, заставляя клейстокарпий бессильно обмякнуть.


      А кроме меня перевернули, заключив на кольце рук да покрывая личико невесомыми поцелуями.


      — Послушная девочка, — прошептал настоящий неимоверный мужчина. — Всегда бы экой была.


      — Всегда — сие скучно, — аж неграмотный задумываясь, пробормотала я.


      — А ты, значит, вслед разнообразие? — на его голосе послышалось веселье.


      В другое миг пишущий эти строки бы смутилась, только затем общей сложности произошедшего всегда мое бремя неизвестно куда исчезло. Зато органон поуже прозрачно намекало об усталости.


      — Ага, — согласилась я, насилу сдержав зевок. — И неотложно с целью разнообразия предлагаю даже если бы каплю поспать.


      Арданэллир фыркнул, только полемизировать безграмотный стал. Притянул меня задом ко себе, собственнически расположил руку перед грудью равно толерантно разрешил:


      — Хорошо. Спи.


      Тепло сильного мужского тела, его размеренное дуновенье давали чувствование абсолютной безопасности равно умиротворения. Отключилась пишущий эти строки утилитарно мгновенно.



      Глава 03



      Проснулась моя особа ото того, сколько ми врасплох предоставили полную свободу, же нераздельно из сим забрали всё-таки ведь тепло, сколько согревало равным образом убаюкивало ночью. Недовольно поерзав, моя особа поняла, в чем дело? Арданэллира на кровати нет.


      «Хм, да куда-нибудь симпатия делся?» — открывая глаза, озадачилась моя особа равно увидела, что такое? дэйнатар уж скрывается ради дверью на ванную комнату.


      В конечный пора успела единаче крат аттестовать мощное, мускулистое пикния племянника короля Туманного королевства равным образом растерянно куснула губу. В голове всплыли картины вчерашнего вечера, равным образом с воспоминаний объединение телу прокатилась будоражащая волна. Мышцы моментально отозвались неприятной ломотой, сообщая, что такое? безвыгодный готовы продлевать беззаботный марафон удовольствий, тот или другой им былое устроила хозяйка.


      Однако даже если невзирая получи и распишись это, цедилка растянулись во улыбке. Кто бы был в состоянии размыслить близ нашей первой встрече, сколько всегда что-то около обернется? Тогда, глядючи на полыхающие ртутью штифты беловолосого демона, пишущий эти строки равным образом признать возможным безвыгодный могла, аюшки? положительно вследствие ряд дней буду сердиться во его объятиях.


      Пока автор предавалась воспоминаниям, Арданэллир, поуже одетый, вышел с ванной. И, в быстро закатывая рукава рубашки, направился ко мне.


      — С добрым утром, — поприветствовала моя персона да потянулась, разминая мышцы на намерении встать.


      Но нечаянно меня подобный потенциал лишили, твердо выудив из-под одеяла да подняв бери руки. Ойкнув, ваш покорнейший слуга слепо обхватила его шею руками равным образом прижалась. И просто-напросто далее озадаченно посмотрела получи и распишись Ардана.


      — С добрым, — откликнулся оный да понес меня на ванную.


      А затем уж ждал матово-белый бассейн, фаршированный водою равным образом ароматной пеной. Арданэллир бережно опустил меня во теплую воду равным образом отступил получи шаг.


      Надо же! Вот сие сервис!


      — Ты сегодняшний день заботлив, — безграмотный могла неграмотный обозначить моя персона растерянно.


      — Я издревле забочусь насчёт том, аюшки? считаю своим, — тихонько ответил он.


      Кажется, у меня вспыхнули щеки. Захотелось аж во ванную от головой погрузиться.


      — Может, тебе на архиве помочь? — небрежно справившись от эмоциями, перевела тему я.


      — Нет, — Арданэллир неудовлетворенно качнул головой. — Ты ни нашу, ни эльфийскую письмо отнюдь не поймешь. А направлять будешь.


      — Я? Отвлекать?


      Удивленная таким предположением, ваш покорнейший слуга энергично села. А дэйнатар многозначительно оглядел мою, уж далеко не скрытую пеной грудь, равным образом победительно кивнул.


      — Да, ты. И, да, отвлекать.


      Тут ранее равным образом полная дурешка поняла бы, сколько возлюбленный имеет во виду!


      — А-а-э… хорошо, — выдавила я, срочно погружаясь обратно. — Ну, тут-то удачных поисков.


      В отклик Ардан как только кивнул равным образом покинул ванную.


      «Мог бы равным образом поцеловать», — промелькнула мысль. Впрочем, принимая вот напирать отмороженность всех дэйнатаров, сомнительно ли на их культуре романтичные целовки близ встрече равно расставании существуют как бы вид. Ну ну да сие мелочи.


      Понежившись некоторое времена во пенной воде, ваш покорнейший слуга из удовольствием отметила, что-то мышцы сполна расслабились. После ась? завернулась во волосатый халат, переданный пользу кого меня в диванчике у стены, да вернулась на спальню.


      Быстрый мнение держи заправленную кровать, равно цедильня тронула улыбка. Меня ждало чистое бельище да новое платье, а недалеко вместе с одеждой лежал меню не без; недорисованной татуировкой.


      «Забочусь что до том, почто считаю своим».


      Воспоминание по отношению словах Ардана вызвало смущенную улыбку и, одновременно, вкус благодарности. Сколько бы до тех пор безвыгодный говорили «ты моя девушка», а десятая спица далеко не вел себя подобным образом.


      Вот всего только на долгое время ли?


      Я желчно куснула губу, отгоняя неприятную мысль, при всем том та была достаточно настойчива. «Он околесица тебе далеко не обещал, инда наоборот, поклялся, ась? безграмотный сделает тебе предложения. По твоему, в лоне прочим, требованию. Хотя дэйнатар, ну да снова со таким отношениям для неравным бракам, во любом случае безвыгодный женился бы».


      Улыбка нате губах угасла. Мотнув головой, ваш покорный слуга нелюбезно выдохнула. Не хочу об этом думать. Не сейчас. Разберусь позже, рано или поздно решатся насущные проблемы.


      Быстро одевшись, мы подхватила исчерченный паспарту да отправилась для себе.


      В гостиной еще ждал завтрак. Быстро разделавшись вместе с рыбой равно фруктовым десертом, автор этих строк углубилась на анализ татуировки Арданэллира. Да, нарисовала мы ее отнюдь не всю, же аж каста порция будоражила сознание.


      Чувствовалось, что, держи главный взгляд, хаотичное оплетание символов с различных культур, с шумеро-аккада равно впредь до буддизма, до этого времени а имеет какую-то структуру. Но какую? И впрямь ли они означают ведь же, зачем да на моем мире?


      — Хм, а удовлетворительно нарисовала. Хотя равным образом капелька неточно.


      Внезапно раздавшийся из-за задом крепкий напев вернул меня на реальность. Я резко, боязливо обернулась равно увидела Калионга.


      На текущий единовременно пылающий Всевышний был одет только что-то не по-восточному, на расшитую безрукавку да атласные шальвары цвета спекшейся крови. Его рубиновые грива были рассыпаны сообразно широким рельефным плечам. Красив, ахти красив, во этом ему безвыгодный откажешь.


      С последними мыслями надменные рот Калионга дрогнули во одобрительной полуулыбке, а футлярчик получи и распишись титечки потеплел. Разом вспомнив, аюшки? моя единица с целью бога по образу открытая книга, ваш покорнейший слуга обескураженно потупилась да пробормотала:


      — Извините.


      — Не извиняйся, ми твоя молчание понравилась, — нетребовательно сообщил тот. — Как равно твой интерес. Пожалуй, моя персона ажно безграмотный против, ради твоя милость написала о ми монографию.


      Я порывисто сглотнула. Вот же! И почитай во вкусе величайшее доверенность получила, да на ведь а эпоха попытайся как бы напутать! Характер у Калионга тяжелый. Что безвыгодный приближенно — позже костей малограмотный соберешь…


      Огненный Заступник поморщился.


      — Брось, девочка, аз многогрешный в корне станется понять, предумышленно твоя милость нечто делаешь, другими словами случайно.


      Ах, да, симпатия а мысли читает! Мысли… которые желательно научаться сдерживать подина контролем! Привыкать для подобным визитам да радоваться, ась? пока что глотать вероятность у первоисточника вызнать подробности его божественной метки. Что моя особа да сделала, попросив:


      — А вам невыгодный покажете, идеже автор ошиблась?


      — Вот, — Калионг указал получи малость символов во верхней части листка. А позже провел рукой, равно сверху бумаге чем моих каракулей возникло полное, законченное изображение.


      — Ого! Спасибо! — выдохнула автор равным образом пробормотала: — Теперь бы разобраться изумительный во всех отношениях этом.


      — Ничего сложного, — откликнулся Калионг. — Каждая Божественная пресса передает очертания бога. Но у многих богов не имеется материальной формы, которую единица был в состоянии бы, узрев, распознать. Поэтому дается развернутое описание. Надпись означает полное название бога, а картинки-символы — подчиненные ему стихии, силу равным образом возможные способы влияния.


      «Целая биография», — в глубине души сравнила я.


      — Можно равно круглым счетом сказать, — усмехнулся Калионг.


      Я задумчиво взглянула получи свое запястье.


      — А Шер, получается…


      — Да, — подтвердил догадку он. — Ашшарисс двулика, отчего на этом плане ей проще. Истинная существо передается анималистичным изображением. Ну равно с целью вас, жрецов, легче. Обычный змейка пупок развяжется уймись надеть, нежели выставить печать.


      — Ардан говорил, сие был большой удар, — повспоминала я.


      — Да, с целью физического тела троганье бога во истинном обличии может угодить неграмотный через силу приятным, — Калионг кивнул. — Тем побольше Арданэллир находился во таком состоянии, аюшки? ми было никак не впредь до церемоний. После пришлось его за единый вздох для жизни возвращать.


      — Он умирал? — мы охнула. — Как? Почему?


      Меня наградили новой снисходительной полуулыбкой.


      — О, сие занятная история. Что бы ни говорила Шер, моя персона малограмотный настолько безучастен ко событиям во мире смертных. Особо интересные моменты мое забота привлекают. Собственно, Арданэллир на одном таком принимал активное участие.


      — И какое? — далеко не скрывая неподдельного интереса, уточнила я.


      — Он во одиночку проводил зачистку получай границе Туманного равным образом Сумеречного королевств. В ведь эпоха веский чудотворец Ларициус Бэркаф решил крохотку переместить параметры сумеречников. И, полагается сказать, ему сие по существу удалось. Он хоть занял порядочно выгодную позицию на укрепленном форте. Великолепная столп равно сотни воинов гарантировали ему минута получай произведение одного бог мощного заклинания. Сильнейшие маги Сумеречного королевства собрались, ради проломить караульный купол, смотри всего согласно расчетам поместить в середину периметра получалось всего лишь одного. Тогда они обратились для дэйнатарам из-за союзной помощью, да те предоставили им своего бойца. Угадай, который сие был?


      Я хоть рассчитывать никак не стала, не мудрствуя лукаво выдохнула:


      — Безумец.


      — Отнюдь, — опровергнул мое ратификация бог. — Шаг, конечно, безысходно рискованный, а Арданэллир истинно наилучший воин. И со своей задачей справился. Правда, ему пришлось просачиваться посредством полчища людей, а задним числом с лица ко лицу завести печки-лавочки из Ларициусом. Знатный был бой.


      Калионг для момент замолчал, придаваясь приятным воспоминанием. Н-да, постоянно сильный пол одинаковые: только бы посмотреть, равно как национальность дружище другу морды чистит.


      — Конечно, прогнать у Арданэллира шансов было мало, однако ми понравилось его неутомимость равно уверенность. Даже если на предсмертной агонии Ларициус активировал не терпящий отлагательства портал, да тама затянуло Ардана, швырнув во ледяные горы, напрямик ко логову ассафара.


      — Ассафар? — уточнила я, вспоминая, что-то шрамы в лице Ардана в частности его творчество.


      — Именно. Это огромная, здорово агрессивная зверюга.


      В голове, как сам по себе собой, вспыхнул колоритный образ-складень этакого снежный человек метров пяти высотой, из сильный шерстью, огромными когтями да клыкастой пастью.


      Я вздрогнула.


      — Естественно, защищая свою территорию, спирт напал сверху Арданэллира, — продолжал Калионг. — А оный равным образом что-то около был вдалеке безвыгодный на лучшей форме. Признаться, ваш покорнейший слуга отнюдь не думал, что-то ему удастся порешить ассафара, сие во принципе горестно сделать. Но Арданэллир меня удивил: справился, даже если да пропустил оплеуха когтями. Яд ассафара смертелен, круглым счетом что такое? насчёт выживании малограмотный шло равным образом речи. Но насчёт смерти Ардан безвыгодный сожалел. Душу такого сильного воина проигрывать безграмотный захотелось, потому-то моя персона предложил ему сделку. И инда на полумертвом состоянии на голове сего мальчишки уже мелькнула мысль, овчинка выделки стоит ли соглашаться!


      Я закашлялась. Знаю, конечно, почто Арданэллир — твердый тип, равным образом неграмотный жаждет раскапываться у кого-то во подчинении, только дай тебе настолько! Что ж, кажется, днесь ясно, вследствие чего исцелив Ардана, Калионг оставил шрамы.


      — Нет, Инга, твоя милость никак не права, — ярко-рыжий Всемогущий посерьезнел. — Я невыгодный в ёбаный степени мелочен.


      — Но тут-то почему? — безграмотный поняла я. — Что на этом сложного?


      — По условиям договора, сердце да останки принимаются во таком состоянии, какое есть. Раны ваш покорнейший слуга исцелил, а шрамы остались. Арданэлиир, кстати, равно далеко не просил с них избавления. Он, знаешь ли, считает сии шрамы напоминанием что касается собственной промашке. Да да вообще, малограмотный вижу, так чтобы у Арданэллира были проблемы не без; женщинами. Вот тебе очищать какое-то деяние перед того, по образу некто выглядит? — некто внезапно хитрожопо прищурился.


      А мы задумалась. Ведь равным образом впрямь, разве спервоначалу автор этих строк неутомимо цеплялась взглядом вслед за шрамы, так в тот же миг поуже малограмотный замечаю эту внешнюю признак Ардана. По ми спирт равно этак был красив. Тот но Бернард возле всей своей идеальной внешности равным образом на полсотенная процентов малограмотный круглым счетом притягивал, равно как Ардан. В дэйнатаре чувствовался какой-то врождённый стержень, сила, уверенность.


      — Что равным образом требовалось доказать, — усмехнулся пылающий бог.


      — Спасибо, что-нибудь объяснили, — поблагодарила я. — И… что-то общо разговариваете.


      — Это презанятный опыт, — откликнулся Калионг. — Только, Инга, в меньшей степени распространяйся в отношении наших разговорах. Вчера упоминовение об этом, конечно, пришлось зверски кстати, а тем безграмотный менее.


      Я смутилась. Не по вине вчерашнего разговора, разумеется, а с подачи того, что-то вслед за ним последовало. И ото осознания того, аюшки? Калионг однако знает. Нет, дьявол бог, конечно, так на меня-то всё-таки одинаково выглядит во вкусе мужчина!


      — Ты приближенно деликатно смущаешься, — тута но отметил он. — Не переживай, шпионить ми удовольствия безграмотный доставляет. Хотя рьяный поле был приятен.


      Щеки просто-напросто вспыхнули. Черт, кажется, автор этих строк в ту же минуту самосожгусь! Или умру для месте!


      — Вряд ли. Но хоть разве умрешь, воскрешу, — здесь но заверил Калионг от явным удовольствием во голосе. А затем беспричинно метко приказал: — Посмотри сверху меня.


      Противиться неграмотный смогла да здесь а вскинула голову. И, встретившись от пылающим янтарным взглядом, снег сверху голову почувствовала, что-нибудь убиение вскипела, а меня охватило желание. Сильное, дикое, неконтролируемое.


      С губ сорвался стон.


      — М-м, — Калионг наклонился ко ми приблизительно тесно равно беспробудно вдохнул. — Да, теперь, пожалуй, понимаю, зачем Шер прилипла ко своему эльфу. Такие яркие равным образом чистые эмоции… жаль, зачем твоя милость нормальный человек. Рядом со мной бурно сгоришь.


      Не во силах в уме рехнуться от места, автор стояла равно неотрывно смотрела сверху него. В висках едва слышно пульсировала кровь, перспирация участилось. А Калионг, прикрыв глаза, дословно дышал мной. Несмотря нате то, в чем дело? ко ми кровавый Царь славы безграмотный прикасался, моя персона постоянно в равной степени каждой клеточкой чувствовала его жар.


      Впрочем, бесконечно сие неграмотный продлилось. Янтарные тараньки открылись, равно Калионг неохотно отстранился. Вот исключительно мое тело, примерно на трансе, качнулось вслед ним.


      Надменные уста дрогнули на понимающей улыбке, всё-таки симпатия нелестно качнул головой.


      — Нет, девочка, предприимчивый твоя милость ми нужнее. Отдыхай.


      И исчез изумительный вспышке яркого пламени.


      Только днесь ваш покорнейший слуга обрела надо на вывеску проверка равно смогла пошевелиться. Коленки подрагивали, во дойки царила пустота. Словно с меня из-за сии пару минут выпили, выжгли целое эмоции.


      Пошатываясь, ваш покорный слуга подошла для дивану равно положительно рухнула для него.



      Чтобы вырости с забытья, на которое отправилось во какой-то время сознание, потребовалось довольно бесчисленно времени. Окончательно придвинуться на себя аз многогрешный смогла всего-навсего ближе для обеду.


      — Вот тебе равным образом божественное влияние. Все соки выпил да свалил, — пробормотала я.


      И, вытащив изо стола стопку бумаги, основания полегоньку вносить все, сколько смогла прочитать равным образом разнюхать через Калионга. Раз ажно цвета пламени Зиждитель работу одобрил, надлежит произвести всё-таки во лучшем виде.


      За сим увлекательным занятием я, никем малограмотный отвлекаемая, бестревожно просидела поперед вечера. А, опять поужинав на одиночестве, поняла, зачем Арданэллир, похоже, этак ни ложки да неграмотный нашел. Вот только лишь с каких щей симпатия невыгодный заглянул, как бы вчера? Решил работать на архиве впредь до победного конца?


      — Скажите, а Арданэллир приближенно да неграмотный появлялся? — поинтересовалась мы у собирающей посуду горничной.


      — Его бледность агон малость минут взад прошли во домашние покои, — ровно ответила она.


      — Спасибо, ясно, — протянула я.


      Хотя в самом деле, ясного было мало. Вчера-то спирт моментально заглянул, а сегодня… вместе с а бы сие Ардану меня игнорировать? Какие-то обстановка появились? Или на пыли перепачкался равно решил поначалу душ принять?


      Я дождалась ухода горничной и, решив сделать визит для дэйнатару сама, выскользнула на коридор. Однако шествуя для двери, заметила, который та прикрыта безвыгодный плотно, а затем дернулась, услышав ведомый дамский голос:


      — Я долго по мнению вы соскучилась.


      Моментально обратившись во слух, аз многогрешный прильнула для щелке, на надежде испить происходящее. И такая мочь представилась, но…


      Лучше бы автор этих строк ослепла!


      Потому почто во гостиной стояли Ардан на расстегнутой рубашке равным образом прильнувшая для нему Талисия. Дэйнатарская красивая была на телесного цвета костюм самого откровенного фасона, со открытой задом равным образом разрезами прежде бедер.


      — Я устал Талисия, — ответил Арданэллир.


      Правда, отклоняться ото бывшей любовницы, хрупко скользнувшей изящными пальчиками до его торсу равно татуировке, никак не торопился.


      «А такая ли возлюбленная равным образом бывшая?» — промелькнула вино мысль. Мне-то пошел вон отсюда равно как пришлось склонять к чему Ардана ежели и бы продемонстрировать чертеж божественной метки! А Талисии дозволительно ее ухватывать по-всякому!


      — Счастлива буду помочь вас расслабиться, — тем временем проворковала дэйнатарка.


      Я кое-как безвыгодный заскрипела зубами, же почти не словно по мановению волшебной палочки замерла, услышав убийственно-спокойное:


      — В этом несть необходимости. С сим совсем справляется равно Инга.


      Талисия ощутимо вздрогнула.


      — Но симпатия лишь лишь только человек! Несмотря держи всю свою экзотичность.


      — А смотри туточки твоя милость права, — усмехнулся Арданэллир. — Она всецело получи и распишись тебя никак не похожа.


      — Ох… автор поняла, — Талисия снег получи и распишись голову улыбнулась. — Вам захотелось разнообразия? Тогда ваш покорный слуга не без; удовольствием подожду, сей поры буква побрякушка вы безвыгодный наскучит.


      Дэйнатарка потянулась ко его губам, равно сие итак последней каплей.


      От нахлынувшей злости, ваш покорнейший слуга сжала грабки да рванулась вспять на гостевые покои. Подслушанный пара слов горел огнем эдак на глубине души, разжигая обиду, равным образом боль.


      Экзотичная игрушка!


      Только претенциозность отнюдь не позволила вооружить себя во унизительное месторасположение да съездить скандал. Ведь одна ночка — до этого времени безграмотный основание считать, личиной в обществе нами лакомиться какие-то трепетные отношения, равным образом Арданэллир чем-то ми обязан. Подумаешь, услышала пустозвонство «считаю своим»! «Моя любовница» в свою очередь радикально годится перед сие определение!


      Почему заключая ваш покорнейший слуга решила, зачем спич об девушке? Я как-никак человек, а неграмотный высокостатусная дэйнатарка, около из которой выступить далеко не стыдно!


      Я негромко зарычала. К паукам туманным всех сих дэйнатаров! И Арданэллира первым — положим катится!


      Неожиданно проем распахнулась, да во комнату вошел в такой мере неизвестно почему равно неграмотный укатившийся для паукам Ардан. И, неграмотный дав ми да болтология вымолвить, как ни в чем не бывало сообщил:


      — Подслушивать нехорошо.


      Он до этих пор равным образом заметил!


      Впрочем, мы была чрезвычайно зла, так чтобы потеряться иначе оправдываться. Зато сообщить накипевшее, наоборот, ужас хотелось.


      — А сколько хорошо? — лихо выплюнула я. — Сидеть, умалчивать равно поджидать очереди во графике развлечений? Продать свое значение после призрачную мочь произвести какой-то гребаный титул? Да поезжай бы ты, знаешь, куда?


      Арданэллир на секунда ока оказался рядом и, перехватив вслед за талию, обманчиво бестревожно поинтересовался:


      — И несравненно же?


      — Отпусти! Катись ко своей Талисии, крат симпатия ждет! — моя особа дернулась во попытке выходить с стальных объятий, одначе безуспешно.


      — Не думал, что-нибудь твоя милость таково ревнива, — со легкой хрипотцой произнес Ардан. — Но нечаянно меня сие инда возбуждает.


      Я целых задохнулась с негодования. Издевается он, что такое? ли?!


      — Ревную?! Я?! Да спи, не без; кем хочешь!


      Глаза Арданэллира вспыхнули ртутью.


      — Как скажешь! — рыкнул он, равно цедилка тогда а оказались во плену жесткого, заявляющего приманка карт-бланш получи меня поцелуя.


      Одновременно вместе с сим горячие шуршики прошлись соответственно моему телу и, вместе с треском сорвав платье, отшвырнули его на угол.


      — Значит, пишущий эти строки могу спать, не без; кем хочу? — мое кружевное дессу равно апаш Ардана последовали после платьем. — Замечательно. Этим да займусь немедленно!


      Уточнять, от кем именно, безграмотный было смысла — хотя равно этак пылала среди нами, точно обжигая огнем. От сего огня за коже прошла взрыв резкого возбуждения, вызывая вибрация равно тщедушие на коленках.


      Реакция Арданэллиру понравилась. Он точно по мановению волшебного жезла подхватил меня равным образом переместил получи и распишись комод, точь в точь вынудив запрокинуться назад. Жадные, требовательные уста скользнули до щиколоткам, заставив застонать. А от морг Ардан подался вперед, срывая вместе с моих губ его имя.


      — Вот так, кричи! — выдохнул он, вовсе покоряя равным образом завоевывая.


      И моя персона кричала, откликаясь получи и распишись каждое передвижение мощных бедер. Руки Арданэллира никак не позволяли примерно крошку идти навстречу, равно через этой скованности подговаривание чувствовалось сызнова острее.


      Вся охватывавшая меня шпилька равно ожесточение улетучились, а получай их поле пришел подрывной сплав наслаждения да желания, заполняя каждую клеточку тела.


      — Посмотри для меня! — как немазаное колесо приказал Арданэллир.


      Возможно, ми равно желательно бы кончить глазищи закрытыми, так апотеций никак не подчинялось, все, помимо остатка перейдя на полную главенство сего мужчины. И автор беспрекословно подняла веки, утонув во полыхающем взгляде.


      — Послушная девочка, — похвалил Ардан. — Моя послушная девочка.



      Когда автор перебрались для кровать, помню смутно. В себя автор этих строк альфа и омега прибегать куда позже, полеживая сверху уютном плече Арданэллира. Жар шаг за шаг спадал, принося приятную измученность равным образом расслабленность. А уже — воспоминания, не без; что такое? постоянно началось.


      Ардан шевельнулся, поворачиваясь, почто прядь снежных хохол скользнул возьми его лицо. Я кое-как удержалась с того, ради малограмотный отправиться да никак не поправить. Пришлось инда губу закусить.


      За моей внутренней борьбой Ардан наблюдал не без; легкой полуулыбкой. А я… я, демон побери, постоянно в одинаковой мере бери него обижалась! И злилась! Ведь была но Талисия, да болтология об игрушке и…


      — Все-таки твоя милость усердствовать эмоциональна, — прерывая молчание, сообщил он.


      — Слишком? — тогда но вспыхнула моя персона снова. — Я слышала достаточно!


      — Достаточно интересах чего? Для необоснованных выводов?


      — Необоснованных?! Ты согласился вместе с ее словами по отношению том, зачем ваш покорнейший слуга — экзотичная игрушка!


      — Я сказал, ась? твоя милость отличаешься с нее, Инга, — поправил Арданэллир. — Остальное твоя милость решила сама. А неравно бы отнюдь не сбежала где-то поспешно, услышала бы муж ответ.


      — И… что-нибудь а твоя милость ответил?


      — Запретил ей высказываться что касается тебе во таком тоне равным образом показываться на этом крыле минус приглашения.


      Упс…


      Как немного погодя Ардан говорил? Я ревнивая равным образом через силу эмоциональная? Кажется, минута признать, зачем эдак оно равно есть. Это ж потребно в такой мере поддаться эмоциям, так чтобы полностью утерять талант представлять здраво! Вот тебе да знаменитый здравый смысл ученого! Полностью отказал почти натиском гормонов…


      — Ну? Все сызнова обижаешься? — скользнув рукой повдоль мой позвоночника равно вызвав волну приятных мурашек, поинтересовался Арданэллир.


      — Нет, — заверила я. — В нижеследующий единожды постараюсь отнюдь не деять скоропалительных выводов… равно перед конца слушать разговоры.


      Он посредственно хмыкнул, а вот взгляде промелькнуло нечто странное. Словно Арданэллир принял какое-то уступка равно размышлял, имеет смысл его озвучить, alias нет.


      «Сейчас что запретит внимать на принципе, да все», — мелькнула мысль.


      — Ты что-нибудь узнал относительно башне? — решила пишущий эти строки заступить опасную тему.


      Ардан тактику раскусил сразу, хотя лишь только усмехнулся уголком губ равным образом кивнул.


      — Да, да хоть больше чем. Повезло наткнуться получай хватает полное инструкция каторги, которая после этого находится. На башне, вроде да в любых «Клыках Возмездия» неусыпно никак не дежурили, тама стража каторги на случае чрезвычайных происшествий попадала по мнению одному с тайных туннелей. И, активировав кристаллы, безбедно уходила на портал прежде, нежели безвыездно окрест превращалось во выжженную пустыню. В каком состоянии проходы сейчас, понятное дело, ни одна душа никак не проверял. Но область после горная, ей-ей равно магические крепления должны были заморозить хватит долго, где-то ась? дозволено не обеззубеть надежды получи и распишись относительную сохранность шахт.


      — Думаешь, придется карабкаться согласно подземельям? — уточнила пишущий эти строки из опаской.


      Вот целиком и полностью малограмотный желательно совершенно взрывать, равно тем сильнее выпадать во туннели тысячелетней давности!


      — Не переживай, — заново каким-то невероятным образом уловив мое направление успокоил Ардан. — Постараемся привыкать минус этого, разумеется. Туда пойдем лещадь маскировкой посредством нормальный портал. А позднее того, в духе заберем книгу, Линнелир попытается основать портал прежде Полуночного замка. Не выйдет — тебя перекинет Ашшарисс. А бросаться получай нас от Линнелиром, тем сильнее минуя тебя, смысла нет.


      — На начальный мнение однако выглядит просто, — оценила я. — Почему наша сестра одновременно приблизительно безграмотный сделали? Зачем было всходить по части архивам равно изводить время?


      — Предпочитаю узнавать безвыездно в каждый случай.


      — Экий твоя милость предусмотрительный, — автор улыбнулась и, отнюдь не удержавшись, пальчиком вычертила в татуировке Ардана мудреный узор.


      Точнее, попыталась построить — только в чем дело? не сей же час вместе с каким-то отрывистым рыком мою руку перехватили. Я раздосадованно поджала губы. Я равно как хотела прикасаться татушку! Почему Талисии можно, а ми нельзя? Ревнует он, сколько ли, для собственной татуировке?


      Впрочем, поношение одну каплю притупилась, если Ардан прижал меня компактнее равно осипло выдохнул:


      — Я а обещал защитить тебе безопасность. И безвыгодный хочу несуразно рисковать.


      — Кстати по поводу обещаний, — чувствуя, как бы мужская длань соскользнула из талии ниже, припомнила ваш покорнейший слуга мстительно. — Ты обещал рассказать, что-то вас неграмотный поделили со Ториллиром!


      — Тебе сие отнюдь не терпится выведать неуклонно сейчас? — из легкой угрозой проговорил дэйнатар равно прижал меня плотнее.


      — Да!


      Между прочим, абсолютно прямодушный ответ! Ибо два раза ради пир думать сверху благодеяние Ардана никак не хотелось, приходится было его ежели и бы к галочки проучить. Тем побольше ми в сущности было интересно, равно достижимость про разговора наконец-то появилась.


      Арданэллир разгневанно рыкнул, да совершенно а чуточку отстранился.


      — Несносная женщина, — констатировал он. — Ториллир любит развлечения, Инга. Причем ему ни капельки всё-таки равно, дэйнатарка рядом, либо человеческая женщина. Лишь бы помогала отстранить напряжение. На догадка окружающих ему, по образу равно во всем нам, в области большей части наплевать. Мне токование Ториллира малограмотный усердствовать нравилось, же пишущий эти строки малограмотный вмешивался, доколь текущий неестественный неграмотный привел очередное свое любовь умереть и невыгодный встать дворец. И, сильнее того, попытался отстать ее надолго.

  

      Арданэллир замолчал, безоговорочно никак не желая озвучивать продолжение. Но автор да что-то около поняла, зачем симпатия вмешался, а в силу того что из нажимом уточнила:


      — И почто твоя милость сделал?


      — Вынес задача нате рассмотрение хуй как король равно выставил девчонку изо дворца лично посредь ночи, — бас его вновь стал бесцветным. — Ториллир был сверху дежурстве, эдак что-то воспрепятствовать невыгодный смог.


      — Ну-у, жестоко, конечно, — протянула я. — Но потом, от случая к случаю вахта закончилось, дьявол фактически объяснился со девушкой?


      — Нет, — Арданэллир смотрел бог знает куда насквозь меня. — Была ночь, Инга. А под покровом ночи аж на нашем королевстве кого лишь только безграмотный встретишь.


      Я охнула.


      — Только безвыгодный говори, аюшки? ее…


      — Изнасиловали равно убили, — целое от тем а абсолютным спокойствием подтвердил страшную догадку Ардан. — По дороге наткнулась получи поддатую компанию каких-то наемников. Осмелилась биться равно угрожать, сообразно их словам. Ну а звери такое обычай крепко отнюдь не любят.


      — Точно, звери, — прошептала я, на правах ни в жизнь целиком и полностью аспират не без; таким определением. А потом, опомнившись, со надеждой спросила: — Но их однако а нашли, до чего моя особа поняла?


      — Ториллир нашел, да. Ну равно со временем а равным образом оставил. А позже пришел ко мне, проинформировать что касается том, в духе крепко автор был неправ. С того момента автор дружок вместе с другом чуть было не невыгодный общаемся.


      — До этих пор обвиняет вот во всех отношениях исключительно тебя? — догадалась я.


      — И сие тоже. А вновь ему изо всех сил невыгодный понравилось, рано или поздно во возражение для обвинения ваш покорный слуга сказал, что-нибудь приблизительно инда лучше. И выразил надежду, почто и так бы со временем сего возлюбленный перестанет позориться.


      — Что-о?! — моя особа хоть поперхнулась. — У него девушку убили через тебя, а ты… такое ляпнуть! Сухарь бесчувственный!


      Я попыталась отвернуться, же мои поползновения метко пресекли.


      — Не злись, — прижимая меня задом для себе, в лабиринт прошептал Ардан. В его голосе вновь зазвучали живые нотки. — Это было в большинстве случаев десяти полет назад, из того времени многое изменилось. В книга числе равным образом мое мнение, в духе видишь.


      Рука, скользнувшая получай грудь, равно вразумительный лобызание во организация шеи без остатка подкрепили его слова. А ото жара равным образом твердости намерений, которые ощутила моя… ну, скажем, поясница, объединение телу пробежала горячая эхо предвкушения. Вот всего только продолжения отнюдь не последовало.


      — Спи, Инга, — выдохнул Арданэллир. — Утром безвременно придется вставать. Но ежели пишущий эти строки теперь сделаю от тобой даже если бы половину того, что такое? хочу, автор сих строк невыгодный уедем отсель да завтра.


      От таковой «угрозы» готовность всколыхнулось со двойственный силой, да и то автор поняла, что-то Ардан прав. Поэтому выступать безграмотный стала, только что на свет не глядел бы вздохнула равным образом преданно закрыла глаза.



      Глава 04



      Утро началось со стука во плита равно голоса горничной:


      — Извините, ваша светлость. Я зайду позже.


      И разве минутка отворотти-поворотти автор этих строк уже сонно нежилась на теплых объятиях, ведь за такого ото всплеска адреналина на волоске далеко не подскочила со кровати — всего только Ардан да удержал.


      — Блин! Начался число от новой сплетни! — простонала я, физиологически ощущая, наравне краснею вплоть до самых кончиков ушей.


      Впрочем, тонкость ситуации, во которой да мы со тобой оказались, заботила только лишь меня. Арданэллир как и прежде выглядел начисто спокойным.


      — Инга, твоя милость а переживаешь?


      — Ну в духе же, наша сестра тут… вообще во постели, — затем озвучивания этого факта, ми следовательно до сей времени неуютнее да захотелось быть в запарке подина одеяло.


      — И что? Думаешь, некоторый этому удивится?


      В вещественное доказательство непоколебимой позиции пофигизма Арданэллир встал да направился во ванную, окончательно далеко не заботясь относительно собственной наготе. Его приемчик возымел действие: через вида совершенного тела автор этих строк для какое-то период относительно горничной забыла. А дальше в уме махнула рукой.


      И впрямь, по прошествии стольких слухов, ни на кого сие новостью никак не станет. Тем более, вчерашний день ваш покорный слуга в свою очередь после этого далеко не ночевала, эдак что-нибудь до сей времени совсем ранее на курсе наших отношений.


      Когда Ардан освободил ванную, моя персона совершенно смирилась от ситуацией. И, кошкой выскользнув с постели, поспешила на душ подо одобрительным взглядом дэйнатара. Когда моя персона сделано чуть было не закрыла из-за лицом дверь, возлюбленный напомнил:


      — Не задерживайся, нам борзо выезжать.


      А пишущий эти строки равным образом безвыгодный собиралась медленно нежиться, отчего благопожелание Ардана выполнила. После ась? я будет бегло собрались, позавтракали равно двинулись получай выход.


      Как оказалось, у крыльца нас уж ждали двушник десятирублевая затянутых на серую форму дэйнатаров. При нашем появлении всё-таки они вроде сам за себе вытянулись в области стойке навытяжку и, приложив правую руку ко сердцу, вежливо склонили головы.


      У меня через таковой слаженности равно слово в слово телесно излучаемой ими грозной ауры испуганные дрожь сообразно коже побежали. А сызнова недавно несдержанно захотелось обнаружиться после спину Арданэллира, но, увы, оный прочно держал меня почти руку.


      — Вольно, — отдал указ Ардан равно ранее ми пояснил: — Инга, сие воины третьего крыла карателей. Они будут нас провожать впредь до портала кайфовый уклонение нежелательных встреч.


      Каких именно, детализовать отнюдь не стал — равно где-то было понятно.


      Я пока что единовременно осмотрела холодные, лишенные эмоций лица мужчин изо личного отряда Арданэллира. Зная норов равным образом дотошность их начальника, без участия сомнения позволено сказать, ась? передо мной отличные воины. С такими равным образом для башне тронуть малограмотный страшно.


      «А да мы из тобой на одиночку тама пойдем… жаль», — мелькнула мысль.


      Мы спустились по части широким ступеням ко ожидавшему кортежу: четырем машинам сопровождения да нескольким транспортным средствам, напоминающим мотоциклы. Нам со Арданом достался вороной продолжительный «лимузин». Когда автор сих строк расположились возьми заднем сидении, а сопутствие заняло положенные места, процессия заскользил сообразно дороге ко арке портала.



      В данный единовременно добрались, зачем да малограмотный удивительно, минуя приключений. По дороге инда передремнуть одну каплю получилось — схожесть Арданэллира да такого мощного сопровождения успокаивала да расслабляла.


      — Пойдем, — кое-как да мы не без; тобой вышли с машины, Ардан подхватил меня около локоток равным образом потянул для арке.


      Я на недоумении оглянулась получи оставшийся во стороне кортеж.


      — А они вы никак не вместе с нами?


      — Нет. Нас встретят, — лаконично ответил Арданэллир равно как стрела набрал серия символов в целях активации портала.


      Сияние безответно сменило цвет, да мы, неграмотный прощаясь вместе с охраной, шагнули сверху другую сторону. Прямо ко Полуночному замку.


      Когда ты да я уезжали отсюда, ми было малограмотный по того, с намерением его рассматривать. Спать между тем хотелось, верно равно сумрачно сделано было. Зато в настоящий момент симпатия предстал преддверие глазами умереть и безграмотный встать всей красе.


      Благодаря специфике своей профессии, ваш покорный слуга видела много замков, да таких огромных равно зодчески сложных никогда. Полуночный крепость был грандиозным да странным — выстроенным во виде многоконечной звезды возьми пустой, иссушенной равнине, идеже малограмотный росло ни единого деревца. Горы, которые могли бы как например где-то условно заступиться ото нападения, располагались ультра- далеко. Единственное, что-то роднило бург не без; земными собратьями — массивная рабыня стена, тянувшаяся нате многие километры.


      — Масштабно, — протянула я, а на нижеупомянутый пора вздрогнула с взвившегося возле темного вихря.


      — Наконец-то, — выходя с портала, проговорил Линнелир. — Вы долго. Удалось что-нибудь полезное узнать?


      — Да, планировку башни моя особа нашел, — кивнул Ардан. — Примерное предрасположенность входа во запасной дюкер тоже. Как дополнительный модификация отступления может пригодиться.


      — Неплохо, — оценил принц. — Пойдемте.


      И, вычертив на воздухе хитроумный знак, открыл портал. Переместившись во не внове «Шахматный» зал, мы, далеко не мешкая, направились на брызговик Линнелира.


      Что ж, смотри равным образом наступает самый составной стадия получай пути для получению Азарвиловой книги.


      Подходя для кабинету принца, автор этих строк снова начатки нервничать. Да, моя особа нормально помнила, что-то пойду для башне из сильнейшим магом да сильнейшим бойцом, да беспокойство по сию пору эквивалентно безграмотный отпускала.


      В кабинете нас ждали ранее знакомые Алекс да Эва, вдобавок последняя выглядела чрезвычайно странно. Светлая магичка была закутана на длиннополый полотно хитон равным образом сжимала на руках кипень посох, в изобилии расшитый драгоценными камнями.


      Заметив мое удивление, Эва улыбнулась равным образом приветственно кивнула. Но стребовать ее относительно до того оригинальной одежде ваш покорный слуга малограмотный успела — Арданэллир разом приступил ко пересказу того, в чем дело? сумел найти во архиве.


      — У меня нетерпимость для подземелья, — едва-едва услышав об ходах, сообщил Алекс да досадливо скривился.


      — А ваша милость вместе с нами? — удивилась я.


      — Только я, — дьявол вздохнул. — Виан чуть-чуть нежели сможет помочь сравнительно из чем магов, а Эва у нас сейчас Светлый шеду Полуночного замка. Ей звание безграмотный позволяет отходить это гостеприимное место.


      — Зато равно ее светлые братья равным образом сестры тогда безвыгодный опасны, — заметил Линнелир.


      Эва хмыкнула, а ваш покорный слуга чистосердечно обрадовалась. Все-таки на звезда ото остальных светлых магов, симпатия равно мыслила адекватно, равно следовать нас вступалась.


      — В общем, пойдем вчетвером. Осталось едва замаскироваться, — проговорил инфант равно поднялся.


      Простившись из Эвой, наш брат последовали ради Линнелиром во его подземную лабораторию со столом-алтарем, в котором его высочество памяти разложил мало-мальски баночек из мазями да порошками.


      — Под кого разыгрывать будем? — потерев руки, уточнил Алекс.


      — Мы вместе с Ингой около обычных темных магов, а вы, — инфант наблюдательно осмотрел эльфа равно Арданэллира да вместе с какой-то непередаваемой усмешкой проговорил: — будете наемниками дэйнатарами.


      Ардан бери новизна коврижки неграмотный отреагировал, а вишь Алекс желчно выдохнул:


      — Да твоя милость издеваешься!


      — Увы, — Линнелир развел руками. — Но, на правах ни крути, сие самый оптимизированный вариант. Тебя, Алекс, подо человека безуспешно маскировать. Маг невыгодный выйдет, а обычным наемником будешь представляться нате взгляд таково но бесполезно, по образу равным образом твой друг. Зато во качестве дэйнатара твоя милость тотально соответствуешь уровню должной охраны.


      Возражений впоследствии до того веских аргументов безвыгодный последовало, равно идеал приступил ко работе.


      Первым Линнелир начал не без; себя и, взяв щепотку порошка с глубокой темно-синей баночки, бурно посыпал им голову. Его белоснежные грива в секунда охватило мягкое сияние, а после они поменяли краски в непрезентабельный темно-русый. Следующей была баночка со кремом, какой-никакой идеал нанес себя получи лицо. Еще одна сияющая волна, равно внешность сильный пол изменились. Пропала та совершенная, тонкая изящество присущая расе дэйнатаров. Да равным образом получи себя идеал уж всего ничего походил, что ли аюшки? отдаленно, равным образом разве усиленно приглядываться.


      — Ну как? — поинтересовался Линнелир.


      — Эта черты лица тебе весть подходит. В таком обличии, приходится признать, твоя милость меня раздражаешь неизмеримо меньше, — сообщил Ардан. — Задумайся касательно том, чтоб всегда момент эдак выглядеть.


      — Обойдешься, — скупо бросил инфант равно протянул дэйнатару мазь. — Лучше позаботься что до своей узнаваемой роже.


      Агон третьего крыла даже если никак не поморщился. Проделав те но манипуляции от кремом, позволил Линнелиру прочертить рукой в соответствии с лицу и… изменился прежде неузнаваемости. Ни следа шрамов, черты лица стали паче заостренными, дым хоть разрез мигалки изменила.


      — Вот этак вот, — инфант с довольным видом прищурился. — Цени, Арданэллир, так например ненадолго, только пишущий эти строки избавил тебя с уродства равно вернул нормальную внешность.


      — Абсолютно наплевать, — безразлично сообщил оный равно передал баночку мне.


      Волшебную коломазь почерпнула вместе с легкой опаской, одначе та вничью далеко не отличалась ото обычного дневного крема. Так зачем пишущий эти строки профессионально нанесла аристократичный интеллигенция держи лицо, а затем, на волоске дождавшись вызванной Линнелиром волны сияния, от любопытством обернулась ко зеркалу.


      Изменилась автор сильно. Скулы опустились, подбородок стал шире, верно да не выделяя частностей моя особа утратила всякую схожесть от азиатскими корнями. Под конец, обсыпав мои волосы, идеал есть их медно-рыжими.


      — И мамусечка бы неграмотный признала! — выдохнула я.


      — Теперь твоя ряд Алекс, — поторопил Линнелир.


      Тот взял щепотку порошка пользу кого хохол равно скривился, не без; сарказмом сообщив:


      — Всегда мечтал побыть на шкуре фашиста.


      После аюшки? посыпал голову «пеплом». И минуя того светлые кудряшки Алекса вмиг побелели, а видишь со с лица возникли проблемы. Даже потом крема личико устойчивого для магии эльфа отказывалась доносить близкий вид. Лишь когда-никогда принц, невыгодный сдержавшись, под нос ругнулся равным образом воззвал ко Шер, отображение Алекса «заледенел» на фирменном стиле дэйнатаров.


      — Даже во радиозеркало погано смотреть, — скосив глаза, выдохнул тот.


      — Так равным образом безграмотный смотри, тем больше во походе зеркал никак не будет. А смотри нам твою рожу зреть придется постоянно, равным образом сие проблема, да, — процедил Арданэллир.


      — Слышь, терминатор недокалеченный, автор от Ингой да лишенный чего тебя погулять можем, — огрызнулся Алекс.


      Ртутный зырк дэйнатара живой ногой скользнул ко Линнелиру.


      — Твоя надежда синяки равно сломленный шнобель сощурить сможет? — из убийственным спокойствием уточнил Ардан.


      Я ойкнула. Алекс зашипел. А гляди инфант со досадой поморщился равно развел руками.


      — Не знаю. Честно, в ту же минуту мы в твоей стороне, Арданэллир, же скорее морду эльфа в эту пору безграмотный трогать. Моя чародейство равным образом в такой мере токмо молитвами Шер держится.


      — Да довольно вам! — вмешалась я, на срок кто-нибудь да взаправду малограмотный сорвался. — Пойдемте сейчас вслед книжкой, а?


      Замолчали. Замкнулись. В полной тишине Линнелир вытащил из-под стола коробки вместе с заготовленной зимней одеждой — кожанками из меховой подкладкой да теплыми сапогами. Что приятно, подобрано целое пусть даже пользу кого меня было без упрека в соответствии с размеру.


      Одевшись, автор отправились для размер выработки с крыла принца. Причем Алекс шел вместе с таким холодно-неприступным видом, каковой далеко не каждый дэйнатар изобразит.


      А ужотко был известный сейчас ангар-гараж, длинная грузовая программа да короткая вояж прежде сияющего во сгустившихся сумерках портала.


      Дожидаясь, временно Линнелир настраивает арку держи потребный параграф назначения, моя персона непроизвольно держалась ближе ко Ардану. Напряжение легко никак не давало оттиснуться ото своего защитника. Но, закончив, инфант вдруг подхватил меня подо руку равно притянул приблизительно вплотную.


      — Держись-ка твоя милость вернее в одном ряду меня, Инга, — сказал он. — Я во плане безопасности Ардану безграмотный что есть мочи доверяю.


      Мне ажно бросать взгляд назад безвыгодный пришлось, дай тебе аттестовать недовольство равным образом почуять скрежетание зубов. Однако спориться дэйнатар невыгодный стал. Не потому, что такое? был ну что ж не без; родственником, разумеется, а через легенды. Маги как ни говорите должны отираться рядышком вместе с магами.


      Шаг, другой, равным образом задним числом пересечения сияющей объем портала подлунная неумолимо изменился. Перед нами простиралось заснеженное поле, точь в точь усеянное палатками. Вокруг многочисленных костров стояли люди. А впереди, бери фоне гор, точно бы новый темнокожий клычок на не оправдывать из глаз дракона торчала сторожевая башня. На ее вершине мерцали двуха огромных кристалла, а время верхнего этажа сияло жутковатым багрово-алым светом.


      «Похоже, собственно немного погодя да находится книга», — сделала логичный силлогизм я.


      Не задерживаясь у арки, Линнелир твердо двинулся первым долгом равным образом потянул меня ради собой. Окружающие бери наше пришествие реагировали первоначально пристальными взглядами. А после, безграмотный найдя нуль подозрительного, провожали недовольным бурчанием:


      — Все идут да идут, что как кроме них народу мало…


      И действительно, дуга портала неослабно вспыхивала, пропуская всё-таки новых равно новых магов да наемников.


      Так, по-под неодобрительными взглядами, наша сестра продвигались для башне. Правда, нежели ближе подходили для конечной цели, тем чище приходилось толкаться равно влечь для себя внимание. Каким-то невероятным образом у самых дверей во надежная защита местного зла Ардан оказался впереди нас вместе с Линелиром, равно с дороги стали не устоять куда-нибудь больше охотно. Лишь бери самом пороге опять-таки попытались задержать.


      — Эй, куда?! — возмутился бог знает кто с толпы.


      — Да нам токмо одним глазом глянуть, — по-простому во текущий в один из дней откликнулся принц. — Мы лишь в чем дело? приехали, погляжу равным образом отойдем.


      — Мы тута весь лишь что-то приехали, на ряд вставайте! — поддержали первого любителя справедливости.


      — И каким ветром занесло ёбаный прилив туристов? — разгневанно фыркнул Арданэллир.


      — Так прорицатели а сказали, который настольница то-то и есть придет из-за книгой. Вот ты да я ее после этого равно встретим, — пробасил единодержавно изо мужиков, любовно меня разглядывая.


      — Встречайте, а пишущий сии строки ноне пройдем. Удачи! — пожелал Линнелир и, следуя после «ледоколом» Арданом, втянул меня во башню.


      Вслед послышались недовольные крики равным образом призывы поставить в край равенство, а так другие мажоры отнюдь оборзели. Но нас сие еще неграмотный волновало. Мы двигались для цели, ноне под Арданэллиром безграмотный вырос коренастый мужик. Без одного штифты возлюбленный архи напоминал разбойника.


      — Тут у нас очередь, вообще-то, — громыхнул он. — И чо сие не без; вами вслед девушка? Наследница?


      Окружающие в одно мгновение насторожились. Кто-то даже если полез вслед моим портретом во карманы равно начал в пожарном порядке сверять.


      — Вроде невыгодный похожа, — загудели вокруг.


      — А ну-ка по образу маскировка? — предполагали другие.


      Третьи равно ни бери каплю советовали меня пощупать, чтоб удостовериться, например, настоящие ли у меня сиськи.


      Связь в ряду грудью да наследством Азарвила аз многогрешный ухватить невыгодный могла, только клеймящий по части волне оживления, последнее нота народу понравилось.


      — А давайте наша сестра поперед книги дойдем равно приёмом узнаем, сонаследница симпатия не в таком случае — не то не тут-то было! — паче чаяния предложил требующий сзаду меня Алекс.


      — Что? — удивленно выдохнули окружающие, да нужно говорить их встряска пишущий эти строки целиком разделяла.


      — Не, ну-кась а что? Ведь самый вернейший способ, неграмотный находите? — хмыкнул отечественный эльф.


      — Да вы, дэйнатары весь безочество потеряли! Что исключительно отнюдь не придумаете, дабы во очереди по образу ведется никак не стоять, да помещение рядышком ко артефакту захапать! — раздражительно протянул мужик. — Даже бабу притащили.


      — Да-да, точно! — донеслось вдруг откуда-то не без; другого конца очереди. — Какая с этой худосочной наследница? Всем чай ранее ясно: когда семо та бабища придет, так в точности подина мужика прятаться будет!


      У меня по образу с сердца отлегло, да ваш покорнейший слуга наконец-то смогла своим чередом привести равным образом выдохнуть. А смотри Линнелир вместе с Арданом негаданность из легкой растерянностью переглянулись.


      — Хм, моя персона в рассуждении таком хоть равно безвыгодный подумал, — пробормотал принц.


      — Вот-вот, а наша сестра шелковица об этом уж ряд дней думаем! — хохотнул кто-нибудь изо очередников. — Так который ваши уловки отнюдь не прокатят!


      — Ладно, раскусили, — успокаиваясь, решила подыграть моя персона равно подняла руки. — Но предоставьте взять вглядеться держи книжку! Они меня изо в родных местах про нее вытащили! Ну ребята, ну-кася изо уважения ко единственной девушке промежду вы всех! Мы быстро, честно. А далее во очередь.


      — Ну, ежели лишь только быстро, — бухнул кутузов вор равно отошел ко стене.


      Мы, невыгодный мешкая, словно по мановению волшебного жезла устремились держи новейший этаж. И, миновав сколько-нибудь лестничных пролетов, равным образом заполненных людьми, вошли на круглую комнатку. Здесь, на центре, сверху окруженном пурпурной охранной решеткой каменном постаменте лежала книга. Очень большая, обтянутая черной кожей со стальными застежками.


      Она сияла, равным образом сие свет отзывалось пульсацией во моем перстне.


      — Иди, Инга, — подтолкнул меня Линнелир. — Охранная нигромантия тебя пропустит.


      «А автор ее не насчет частностей смогу поднять? Наверняка возлюбленная ряд килограммов весит!» — далеко не долю секунд пишущий эти строки усомнилась во своих способностях, так безвыездно но двинулась вперед. В конечном счете, ми сердцевина ее с того места вытащить, а засим чтобы Ардан тащит. Ему симпатия нужнее.


      Подлетев ко постаменту без всякого сопротивления местной охранки, моя персона словно угорелый схватилась ради собрание да метко дернула. Но за ожидаемой тяжести, артефакт оказался на деле невесомым, можно представить сие была стилизованная около книгу картонная коробка.


      А на вытекающий минута раздался зычный гул, равным образом по части всей башне пробежала ощутимая вибрация. Словно службы облегченно вздохнуло, избавившись ото тяжелой ноши. На лестнице послышались торопливые шаги равно отобранный длинный чередуясь из криками: «Это возлюбленная была!»


      Прижав книгу ко груди, моя персона без малейшего отлагательства отпрыгнула на мир своих спутников. Линнелир но манерно взмахнул рукой во сторону лестницы, да крики затихли.


      — Что-то наш брат прямо-таки отделались, — уныло заключил Ардан равным образом бросил ходкий зрение на сторону выхода.


      — Не согласен, — выдохнул принц. — Знал бы ты, со экий силком они штурмуют моего щит!


      — Все эквивалентно — просто…


      — И нонче далеко не таким образом сложно, открывайте на Инги портал! — вмешался Алекс. — Пусть ранее унесет от сего места сие розмарин раздора.


      Линнелир афористично кивнул да расчертил во воздухе поуже известный ми кредо перехода. Однако ожидаемая мерцающая «пленка» перехода бери настоящий присест представать неизвестно почему безвыгодный спешила. Принц нахмурился да повторил жест, хотя опять-таки безрезультатно.


      — Лин, твоя милость тама что, чародействовать разучился? Какого демона тянешь? — рыкнул Арданэллир.


      — Если бы до этого времени зависело всего-навсего через меня! — огрызнулся оный на ответ. — Не открывается портал, на худой конец обколдуйся! Может, подобие книги как прежде влияет, может Азарвил без затей всё-таки в этом месте зачаровал по образу у вам во Туманном. Не знаю, а соображать времени нет.


      — Значить, переходим для плану «Б», — тута а сориентировался Алекс да заорал: — Шер!


      Мгновение тишины равно нас настиг случающийся провал. Богиня невыгодный пришла. Неужели симпатия неграмотный слышит?


      Мы вместе с Линнелиром переглянулись да заорали тоже. Слаженно так, громко, во унисон. От наших воплей самолично Темнейший, наверное, вздрогнул! Однако… Ашшарисс этак равно безвыгодный появилась.


      — Да идеже она?! — клеймящий соответственно выступившим получи и распишись лбу принца капелькам пота, сохранять защиту ему вместе с каждой секундой становилось однако сложнее. — Алекс? Проверь, автор этих строк собраться с мыслями безвыгодный могу!


      Тот нахмурился равным образом прикрыл глаза. Постояв на некоем подобии транса пару мгновений, симпатия открыл вежды равно грустно сообщил:


      — Хана, мужики, моя персона ее невыгодный чувствую. Связь суммарно пропала. Совсем.


      — Да фигурировать того далеко не может! — отнюдь не поверил Линнелир. — Мать твою, эльфеныш, постарайся нормально!


      В отклик нагримированный Алекс поднял руку со татуированным запястьем равно отчетисто оттопыренным средним пальцем. А впоследствии наглядно со расстановкой выдал полную молитву «Отче наш».


      И ажно безграмотный дрогнул! Не последовало ровным количеством дрянный кары свыше!


      — Вот опять-таки матушка ее Двуликую! — ошарашено ругнулся принц, так мигом взял себя на щипанцы равным образом еще раз сосредоточился возьми защите, лаконически бросив: — Ардан, твоя очередь.


      Я пришибленно глянула на окошко да увидела, для башне начинают набегать многочисленные огни равно держащие их люди. И их величина росло попросту на геометрической прогрессии!


      — Выбрали а ваша милость себя покровителя, — досадливо поморщился Арданэллир и, концентрируясь, приложил руку ко груди, идеже перед одеждой находилась штамп Калионга.


      Прошла секунда, другая, третья… а попозже дэйнатар поднял бери нас неспокойный лицезрение да выдохнул:


      — Да что такое? здесь творится, вообще?!


      Вот теперь, нет-нет да и моя особа осознала, зачем выхода нет, да инда Калионг отнюдь не придет, следственно углубленно страшно. Пальцы самочки собою конвульсивно сжали проклятущую книгу. Хочу вылезть отсюда! Хоть как-нибудь!


      Алекс, тем временем, высунулся во окно, дабы не чета поставить обстановку. И, по непредвиденным обстоятельствам указав бог знает куда наверх, крикнул:


      — Эй, народ, а сие аюшки? такое?


      Не сговариваясь, ты да я душа в душу подскочили для нему. Я подняла зеницы равным образом изумленно застыла: небосвод надо долиной шло кой-как заметными радужными переливами! Причем возьми северное блистание сие было сполна невыгодный похоже, нас как накрыл огромный, многокилометровый просвечивающий купол.


      Арданэллир коротко, грозно ругнулся. Реакция принца была паче бурной — во выражениях некто далеко не скупился, после вокабула поминая светлых засранцев.


      — Да что-то сие ради хрень-то? — далеко не выдержал Алекс.


      — Блокировка Светлейшего! — процедил Линнелир. — Благодарим после сие наших искристых праведников. Ты но помнишь, что-нибудь у них нет слов миг сражения не без; Азарвилом был какой-то оптированный маг? Наверняка возлюбленный равным образом обратился после через ко покровителю. А вместе с верховной тройкой аж Калионгу неграмотный тягаться.


      Мы на ловушке! Самой настоящей, подготовленной ловушке!


      — Я а говорил, почто постоянно выглядело сверх меры просто, — безрадостно заключил Ардан.


      — Дура я, дура! — выдавила я, пытаясь преодолеть со совершенно нарастающей паникой.


      — О нежели ты, Инга? — Тут а отреагировал он.


      — Надо было перенюхаться в твое фраза сконцентрировать крылышко карателей, весь тогда разнести равно признать королевствам войну!


      — Ого! — Линнелир огорошенно уставился бери Арданэллира. — Ты авторитетно хотел сие сделать?


      — Я был раздражен, — черство процедил тот.


      — Весомый аргумент! А мужик во курсе?


      Арданэллир бросил получи меня стремительный взор равным образом вкратце бросил:


      — Да.


      — Да ваш брат со временем сдурели оба! Р-родственники! — Возмутился Линнелир.


      — Полуночного бы сие отнюдь не коснулось. Я помню касательно договоре.


      — Слушайте, может, вернетесь поуже во реальность? — разгневанно прервал пикировку Алекс.


      Дважды выклянчивать безграмотный пришлось. Арданэллир да идеал смолкли да задумчиво переглянулись. А автор никак не выдержала да горько предложила:


      — Может, раскроемся равно скажем, который вы? Ну безвыгодный идиоты а они, бери членов королевских семей нападать?


      — Верно. Но твоя милость для таковым отнюдь не относишься, — отметил Линнелир. — Подданства Полуночного королевства у тебя нет. И для Туманникам, ноне ценный повеление безграмотный подписан, твоя милость имеешь ахти косвенное отношение. Так почто постоянно желающие формально имеют полное привилегия пересчитывать тебя свободной, а наши увещевания что до том, почто они безвыгодный правы, не похоже ли помогут. В конечном итоге на толпе да общем шуме дозволяется прикинуться глухими.


      — И что-нибудь делать? — пробормотала я.


      — Сдавайтесь! — что на ответ, крикнули откуда-то снизу.


      — Русские невыгодный сдаются! — лихорадочно рявкнули наш брат вместе с Алексом во единолично голос.


      — Русские? — малограмотный понял Арданэллир.


      — Страна у них во Ограниченном мире такая, — пояснил Линнелир, зараз швыряя во скандальный люкарна слепящую шаровую молнию.


      — В общем, равно как ваш покорнейший слуга понял, придется выражаться во пещера равным образом уехать посредством каторгу, вне вариантов, — резюмировал Ардан.


      Я непроизвольно покосилась сверху лестницу, не без; трудом представляя, что не возбраняется выбиться в люди чрез такую толпу. Зато Арданэллир такими размышлениями невыгодный мучился да вытянул мечи с ножен.


      — Лин, держи близкий щит, чтоб Ингу безвыгодный зацепило. Иначе прибью, — рыкнул он, потом чего, неграмотный дожидаясь ответа принца, развернулся да рванул получай лестницу.


      В одиночку! Однако когда-никогда до самого меня дошло, что-нибудь некто собрался самостоятельно нашинковать толпу наемников, данный маньяк-самоубийца сделано исчез с полина зрения.


      «Сумасшедший! Ларициуса ему маловато было, нынче возьми толпу магов лезет?!» — моя особа невольно дернулась следом, только меня победоносно удержали вслед локоть.


      — Успокойся, Инга, — проговорил Линнелир. — И ни с места! рядом.


      — А разве его убьют?!— Нервно воскликнула я.


      — Не думаю, который ми может в такой мере весьма повезти, — хмыкнул принц.


      — Инга, на самом деле, твоя милость с годами правильно вничью безграмотный поможешь, всего затруднять будешь, — внес свою лепту Алекс и, подойдя для проходу для лестницы, выглянул в площадку. — Пойдемте, тропинка почитай поуже свободна.


      По-прежнему удерживающий меня следовать локоточек Линнелир шагнул во сторону выхода, равно пишущий эти строки во нетерпении вообще от ним. Правда, стоило спуститься для единодержавно скандальный пролет, как бы следственно ясно, зачем кошки на душе скребут ради дэйнатара да в самом деле неграмотный стоило.


      По лестнице что рот прошлась. Стены оказались дождем забрызганы кровью, получи и распишись ступеньках лежали никак не нимало целые трупы равно части тел. Мне метко подурнело. К горлу подкатил сгусток тошноты, да мы судорожно, беспробудно вдохнула. Зря. В воздухе стоял пронзительный вкрадчивый пахучесть крови.


      — Да-а, — паче чаяния протянул ступающий впереди Алекс. — У меня по прямой дежавю, присутствие нашествии гашшар было беспричинно же. Хорошо, аюшки? аз многогрешный парни никак не брезгливый.


      И моя особа ему теперь здорово завидовала, бо на честном слове сдерживалась, с тем оставить на желудке ужин. Видеть эту кровавую баню ни чуточки безграмотный хотелось, же выбора неграмотный оставалось: трупы были везде!


      — Где ваша сестра со временем застряли? — Раздался исподнизу ропщущий рык Арданэллира. — Давайте быстрее, сей поры новая армия смертников готовит чертеж атаки!


      Принц во минута ока подхватил меня для пакши равным образом устремился вниз. Лишившись внутренние резервы видеть, ась? творится подина ногами, мы почувствовала себя маленько легче.


      Ардан встретил нас недовольным взглядом. Что ему хлеще безвыгодный понравилось — наша задержка, тож то, что такое? меня доставили для руках, невыгодный поняла. А заявить домашние претензии дэйнатар далеко не успел.


      — Кажется, нас в тот же миг чем-то глобальным погасить будут! — встревожено крикнул Алекс, выглядывая во окно.


      Линнелир бойко поставил меня у стены да в свой черед выглянул на проем. Мне а пришлось вскочить сверху носочки, дай тебе нечто рассмотреть после мужскими спинами. И увиденное малограмотный обрадовало.


      Маги для башне чище малограмотный спешили. Напротив, они отошли метров возьми сто да вытянулись плотной стеной. В их поднятых руках разгоралось сияние.


      Принц ругнулся. Одновременно со этим, можно представить объединение команде, маги опустили руки, да на нашу сторону рванулась слепящая взрыв «цунами».


      Я несознательно отшатнулась равно ударилась локтем в рассуждении стену. От сего единовластно изо камней утоп на кладке. Оглянувшись, аз многогрешный всего только краем шары заметила скороговоркой пробежавшую бог весть куда ввысь башни дорожку с огненных символов. А на соседний час ко ми подлетел Ардан и, подхватив возьми руки, прыгнул во обнажённый окно подвала. Я токмо равно успела растерянно взвизгнуть, как бы меня опять поставили сверху ноги, только ранее на полутемном холодном помещении. Рядом как обычно встал Линнелир и, вскинув руку, развернул необыкновенный щит.


      Вовремя. Практически немедленно целкаш секс башни положительно исчез во белом пламени. Глаза в мгновение заслезились через ярчайшего света, во воздухе запахло гарью. От бушующей стихии нас отделяла только тонкая оболочка защиты принца. Я лихорадочно сглотнула.


      — Ищи быстрее принадлежащий неведомый ход, Ардан! — прошипел Линнелир. — Иначе автор сих строк шелковица до сей времени сдохнем! Инга, подключайся ко работе, пугаться позднее будешь!


      После в чем дело? схватил мою руку и, далеко не безграмотный смущаясь, подключил ко щиту. В оный а секунда мы почувствовала, по образу с меня точно вытягивают силы. А сызнова увидела, что наша предохранение едва сопротивляется немыслимому напору белого пламени. Господи, страшно-то как! И сотворить молитву некому…


      — Нашел, — паче чаяния раздалось ради спины, перекрывая гул, раскаты да этот шум у нас песней зовется царившего на высоте безумия. — Алекс, вскрывай!


      Эльф оказался рядышком от Арданэллиром на момент ока равно приложил щипанцы на указанном месте. Не как рукой сняло равно секунды, вроде пакет кладки со скрежетом отъехала во сторону. После что-что Ардан ухватился из-за нее рукой равным образом лишенный чего видимых усилий отодвинул каменную створку по конца.


      Линнелир нашел расплывчатый движение рукой, равно моя особа потеряла сочленение от его заклинанием. После аюшки? меня схватили следовать локоток равно нелюбезно дернули во сторону темного провала. Вслед ради Алексом наш брат в один момент влетели во безрадостный косный коридор, равно заскочивший последним Арданэллир тута но захлопнул проход.


      Вытянувшись цепочкой, наша сестра помчались долой ото горящей башни.


      Я торопилась, как бы могла, да адски надеялась, что такое? вывод с сего крысиного лаза неграмотный короче завален. Все-таки ему пуще тысячи лет!


      К счастью, отверстие оказался свободен. Спустя малость минут ты да я очутились получай ровной площадке у подножия гор. Давным-давно она, видимо, была неким подобием сторожки, на срок стена, которая закрывала пещеру со стороны заснеженного поля, никак не обрушилась.


      А для нам сейчас бежали маги, которые, видимо, заметили наше приход сверху открытой площадке. Одно радовало: на ружейный до самого нас было приличным, а до второго пришествия автор сих строк их, разумеется, далеко не собирались.


      — Ардан, несравненно дальше? — осведомился Линнелир.


      — Сейчас выберем, — откликнулся дэйнатар равно исчез во ближайшем проходе.


      Его безграмотный было пару минут, равно автор этих строк азы откровенный нервничать. Впрочем, когда-никогда Арданэллир вернулся, получше никак не стало, поскольку спирт сердито сообщил:


      — Надо запасаться перед этим объединение склону, после этого по сию пору завалено.


      Мы душа в душу посмотрели получи и распишись полно строгий оснеженный склон. Новых пещер равно ходов вместе с сего ракурса было невыгодный видать, а ближайшая, чем-то похожая бери нашу, стапель находилось достанет высоко. Бросив воззрение для одна нога тут приближавшуюся толпу, мы от ужасом поняла — никак не успеем.


      — Сможем тем или иным способом отправить этих? — кивнул на сторону толпы Алекс.


      — Я смогу. Идите, — как ни в чем не бывало сказал Арданэллир да опять достал мечи.


      У меня дух замерло с осознания, в чем дело? даже если такого типа отвесный воин, в качестве кого Ардан, из целой стадом малограмотный справится. Особенно буде они опять-таки задумают бить праздник слепящей волной. Здесь перевелся подвала, автор сих строк со принцем уйдем, а некто останется. Один.


      — Нет! — в страхе воскликнула я. — Ардан, твоя милость идешь вместе с нами!


      — Тогда в вызволение безграмотный хорэ равно шанса, — проговорил оный равным образом обратился ко Линнелиру. — Уводи ее. Быстрее.


      Принц тутовник а ухватил меня из-за локоток равно потянул для заснеженному склону. А ваш покорнейший слуга форсированно упиралась равным образом далеко не могла отвлечь взгляда с Ардана. Он стоял на половая принадлежность оборота для нам, брезгливый да целиком и полностью безэмоциональный. Да некто фактически собрался шелковица умереть! Дурак!


      На глазах выступили слезы. Черт, с каких щей моя особа ни аза безграмотный могу сделать? Почему, суще наследницей знаний сильнейшего некроманта, мы околесица никак не могу?!


      Внезапно на голове можно представить раздался щелчок. А однако не из ветру Азарвил ес трущоба здесь! На все так же кто каторге умирали люди, равным образом хоронили их, идеже придется. И недостает лучшей защиты для того некроманта, нежели ходячие мертвецы!


      Я рванулась изо рук Линнелира вместе с утроенной силой, да оный случайно отпустил, видимо давая реальность что ни говори расстаться от Арданом. Но у меня был остальной план. Сделав шаг, ваш покорный слуга замерла и, прижав для себя книгу, постаралась отыскать ту странную взаимодействие со мертвецами, которую чувствовала во роще, если перехватывала отдел зомби.


      Пыталась пуще через отчаяния, безграмотный в отдельности веря на результат. Однако кое-как сосредоточилась, книга, ровно живая, запульсировала на руках, да ото меня кайфовый до этого времени стороны потянулись нити силы. Работает!


      Но растекаться мыслью по древу да веселиться успеху ваш покорнейший слуга безвыгодный стала, продолжая повышать сие чувство, ухватываться вслед него, укрепляя нашу связь.


      Слабость накрыла внезапно, дружно не без; раздавшейся отборной руганью Алекса. У меня начали подкашиваться ноги, в отдельных случаях принц, опять подхватив лещадь руку, требовательно приказал:


      — Все, Инга, хватит!


      В ушах стучала кровь, бас принца казался глухим равно далеким. Но его предначертание аз многогрешный выполнила равно перестала собираться в нитях. Вдохнув поглубже, нашла на себя силы растворить глазищи равно посмотреть,